Надпись «ИРА здесь, чтобы остаться" на стене в районе Богсайд в Дерри, Северная Ирландия, 28 февраля 2019 года
Фото:

EPA/NEIL HALL

Четверть века назад, 31 августа 1994 года, Ирландская республиканская армия (ИРА), которая вела вооруженную борьбу за воссоединение Северной Ирландии с Республикой Ирландия, объявила об одностороннем прекращении огня. Последние события вокруг выхода Великобритании из ЕС подталкивают к мысли, что забытая уже ИРА снова заявит о себе. И обострение в Северной Ирландии представляется все более вероятным.

19 августа этого года у североирландского городка Ньютаунбатлер, который находится возле границы с Республикой Ирландия, сработал взрывное устройство. В полиции Северной Ирландии заявили, что это была попытка убийства их работников, за которой может стоять Ирландская республиканская армия.

С приближением 31 октября — дня, когда Великобритания должна выйти из ЕС — напряжение в приграничных североирландских районах растет.

«Мы предполагаем, что в течение шести-двенадцати месяцев в случае Brexit без соглашения может наблюдаться рост насилия», — недавно заявила руководительница контртеррористического подразделения полиции Северной Ирландии Барбара Грей.

Неожиданное заявление

Уже пятьдесят лет отделяют начало противостояния в Северной Ирландии с сегодняшнего дня.

В результате конфликта, длившегося почти 30 лет, более 3700 человек погибли или пропали без вести — большая цифра для региона с чуть более трехмиллионным населением.

Но ситуация резко изменилась в августе 1994 года, когда Ирландская республиканская армия выступила с неожиданным заявлением:

«Признавая потенциал ситуации, а также с целью содействия демократическому процессу, подчеркивая наше несокрушимое обязательство обеспечить его успешность, руководство армии решило, что, начиная с полуночи 31 августа, она полностью прекращает свои военные операции. Соответствующие приказы были отданы всем нашим подразделениям...».

Именно этим шагом Ирландская республиканская армия фактически проложила путь к Белфастскому (Страстнопьятничному) мирному соглашению 1998 года. Она и конец заядлому противостоянию в Северной Ирландии между юнионистов-протестантами — сторонниками пребывания в пределах Великобритании и республиканцами-католиками, выступающих за воссоединение с Ирландией.

Для многих заявление Ирландской республиканской армии стала неожиданностью. Охвачены подъемом и надеждой, тысячи людей вышли на улицы североирландских городов. Еще недавно о таком и не следует мечтать.

Менее чем за год до того, в октябре 1993 года, заложен республиканцем взрывное устройство унесло жизни десяти человек. Через неделю юнионистские Добровольческие силы Ольстера (ГСО), против которых была направлена эта атака, ответили стрельбой в ночном баре в небольшом католическом городе, смертельно ранив и убив восьмерых.

Люди проходят мимо мурала с изображением бойца Ирландской республиканской армии (ИРА) в Дерри, Северная Ирландия, 23 марта 2017 года
Фото:

EPA/PAUL MCERLANE

Мирный договор

Как ни странно, но в то же время неофициальные переговоры существовали между тогдашним британским премьером Джоном Мейджором и политическим крылом ИРА — «Шинн Фейн». Параллельно о решении североирландского конфликта велись разговоры и между Великобританией и Ирландией.

Особую роль играли встречи лидера «Шинн Фейн» Джерри Адамса и североирландского политика Джона Юма, который представлял британскую сторону. Последний позже получит Нобелевскую премию мира при содействии решения конфликта в Северной Ирландии.

Для британцев Адамс был компромиссной фигурой, с которой можно вести переговоры. Прежде всего — потому, что он публично отрицал свою причастность к деятельности собственно Ирландской республиканской армии и заявлял, что он политик, а не террорист. Это привело к расколу в рядах республиканцев. Часть из них продолжила закладывать бомбы и запугивать юнионистов. Сторонники Адамса зато привыкали к новой для себя роли — политиков.

Результатом сотрудничества Адамса и Юма в конце 1993 года стал прорывной документ, известный как "Декларация Даунинг-стрит" — совместное заявление Джона Мейджора и тогдашнего премьера Ирландии Альберта Рейнолдса.

Ключевое положение Декларации отмечало: «Правительство Великобритании соглашается, что только народ острова Ирландия, если на то их воля, при соответствующей сделке между двумя сторонами может осуществлять свое право на самоопределение на основе согласия, свободно и одновременно предоставленной севером и югом Ирландии, с целью ее объединения».

За этим многословием крылась простая идея: Северная Ирландия сможет выйти из состава Соединенного Королевства и объединиться с Ирландией, если это поддержит большинство ее населения. Это положение и перешло в Страстнопьятничное мирное соглашение 1998 года.

Через несколько месяцев после заявления Ирландской республиканской армии о перемирии объявили и в ГСО. Мирный процесс в Северной Ирландии принял необратимый путь.

Заброшенная нефункционирующая таможенная на границе Ирландии и Северной Ирландии в Маффи, Ирландия, 1 марта 2019 года
Фото:

EPA/NEIL HALL

Ирландцы против Brexit

Не все члены Ирландской республиканской армии согласились с мирным соглашением. Под «брендом» Ирландской республиканской армии возник ряд группировок — «Постоянная ИРА», «Настоящая ИРА», «Новая ИРА» и т.п., которые преследуют одну и ту же цель: создание объединенной Ирландии. Мирный процесс ослабил их влияние, но полицейские в Северной Ирландии до сих пор ездят в бронированных автомобилях, опасаясь внезапных обстрелов в кварталах, где живут республиканцы.

«Шинн Фейн», который после 1998 года участвует в общенациональных выборах Великобритании, ни разу не заседал в парламенте — потому что не признает британское правительство. Зато Северную Ирландию там представляет Демократическая юнионистская партия, которая сейчас находится в правящей коалиции с консерваторами и поддерживает пребывания региона в пределах Соединенного Королевства.

Впрочем со стороны северных ирландцев растут призывы к «Шинн Фейн» пересмотреть свою позицию. И причина этого — Brexit.

После начала выхода Великобритании из ЕС возросла угроза возобновления «жесткой» границы между Северной Ирландией и Республикой Ирландия. Против Brexit на референдуме 2016 года проголосовало 56% северных ирландцев. И дело здесь даже не в тесных экономических связях двух стран — на Великобританию приходится 10% ирландского экспорта.

Пока обе страны находятся в пределах общего рынка, пограничное движение там фактически свободно. Это частично компенсировало прореспубликанское настроение в Северной Ирландии. Сейчас же, учитывая рост вероятности жесткого Brexit, угроза возобновления проверок на границах увеличивается. И это уже дает повод опасаться, что североирландский мирный процесс может быть подорван.

Скульптура «Рукопожатие через пропасть» в Дерри, Северная Ирландия, 1 марта 2019 года. Символ «шрама» от разъединения Северной Ирландии от Ирландии
Фото:

EPA/NEIL HALL

Закроет ли Джонсон границу?

В своей риторике в отношении Brexit премьер-министр Соединенного Королевства Борис Джонсон отмечает: действующее соглашение о выходе из ЕС, заключенное во времена Терезы Мэй, неприемлемо, так как содержит положения о так называемом «бекстопе». Суть «бекстопа» в том, что до решения проблемы ирландской границы Северная Ирландия временно находиться в таможенном союзе ЕС.

Джонсон говорит, что так Соединенное Королевство может потерять суверенитет над Северной Ирландией. Но Европейский Союз в целом и Ирландия частности настаивают: другого варианта решения проблемы не существует. Более того, ирландские чиновники прямо указывают на связь между Brexit и пребыванием Северной Ирландии в составе Соединенного Королевства.

«Ирония в том, что одна из вещей, которая действительно может подорвать союз Соединенного Королевства — это жесткий Brexit», — заявил в июле премьер-министр Ирландии Лео Варадкар, очевидно намекая на возможный референдум в Северной Ирландии по поводу воссоединения с Ирландией, предусмотренный мирным соглашением 1998 года.

Позже, правда, он уточнил, что не считает правильным такой шаг. Но уже существует прецедент с референдумом за независимость в Шотландии в 2014 году. А с ростом вероятности жесткого Brexit предположить, что же произойдет с мирным процессом в Северной Ирландии, почти невозможно.

Женщина ждет на автобусной остановке, окрашенной в цвета флага объединенного королевства в пограничном поселке Ньюбилдинг, Северная Ирландия, 1 марта 2019 года
Фото:

EPA/NEIL HALL

Ирландская республиканская армия возвращается?

После взрыва у Ньютаунбатлера жители Северной Ирландии дают однозначную оценку возможной отмене свободных поездок в соседней Ирландии.

«Первому же таможеннику, который выдвинет здесь свою голову, труба. И одной ночи не переживет», — говорит один из бывших республиканцев, отказался называть свое имя.

«Я точно знаю, что насилие возобновится», — говорит другой симпатизирующий Ирландской республиканской армии, 66-летний Терри Грин.

Обозреватели также склонны к мнению, что жесткий Brexit обострит ситуацию в Северной Ирландии.

«Очевидно, что появление границы между Ирландией и Северной Ирландией приведет к новому конфликту, который не был решен окончательно, учитывая тот факт, что спорадические акты насилия происходят и по сей день», — рассказывает hromadske эксперт аналитического центра Ad Astra Анастасия Возович.

Она прогнозирует возможное возобновление массовой террористической деятельности Ирландской республиканской армии.

«Фактически для армии открывается возможность воспользоваться слабостью Соединенного Королевства для восстановления своей деятельности даже в больших масштабах, чем это происходило во времена конфликта. Такой сценарий становится возможным прежде всего потому, что сегодня значительно больше технологических возможностей для террористической деятельности», — утверждает Анастасия Возович.

Похоже, над мирным процессом в Северной Ирландии нависла угроза в форме Brexit. А значит, Ирландская республиканская армия толка 1970-х годов может с рудимента истории стать жуткой насильственной реальностью.

Автор: Олег Павлюк
Поделиться: