Шестого июля в итальянском городе Павия начинается суд над украинцем Виталием Маркивым.

Ольга Токарюк

Шестого июля в итальянском городе Павия начинается суд на украинцем Виталием Маркивым. Бывшего бойца Нацгвардии обвиняют в причастности к убийству фотографа Андреа Роккелли у подножия горы Карачун в мае 2014 года на Донбассе.

Маркива, у которого двойное украинско-итальянское гражданство, задержали год назад в Болонье. С тех пор он находится за решеткой в ​​ожидании суда.

Что произошло за год, как арестовали Маркива, чего ожидать от процесса и почему адвокат Виталия называет это «судом против всей Украины» — в вопросах и ответах Громадского.

Как будет происходить суд?

Первое заседание состоится шестого июля в городе Павия. На нем представят стороны процесса: пострадавших — семью Андреа Роккелли и Итальянскую федерацию прессы, и ответчика — Виталия Маркива и его адвокатов.

Также объявят перечень свидетелей, которых обе стороны хотят пригласить, чтобы выступить на процессе. Кого из свидетелей приглашать — окончательно решат судьи.

Шестого июля также станет известно, когда начнется рассмотрение дела по существу — еще в июле или, возможно, уже в сентябре. Процесс будет открытым, поддержать Маркива в зале суда придут представители украинской диаспоры в Италии.

В чем обвиняют Маркива? Что произошло за год его пребывания в тюрьме?

24 мая 2014 у подножия горы Карачун в окрестностях Славянска во время обстрела погиб итальянский фотограф Андреа Роккелли и его переводчик Андрей Миронов. Ранения получил еще один журналист, который путешествовал с ними — француз Уильям Роглон.

Украинские власти начали расследование этого дела, однако прогресса достичь не удалось. Именно ссылаясь на неэффективность украинского расследования, итальянские следователи начали собственное в 2017 году.

30 июня 2017 по подозрению в убийстве Роккелли Виталия Маркива задержали в аэропорту Болоньи, куда он прилетел навестить мать, которая живет в Италии.

Ему предъявлены обвинения в том, что он, действуя совместно с группой «неидентифицированных незаконных военных, которые базировались на вершине горы Карачун, совершил умышленное убийство Андреа Роккелли, осуществив сначала серию выстрелов из различных видов огнестрельного оружия, а потом — когда тот пытался скрыться во рву, чтобы спасти свою жизнь — 20 выстрелов из миномета».

Впрочем, в ходе следствия обвинение Виталию Маркиву смягчили — теперь его обвиняют в «оказании значительной материальной поддержки» тем, кто стрелял в Роккелли, и в причинении серьезного ранения Роглону.

Другими словами — прокуроры считают, что Маркив увидел журналистов и передал информацию о них другим военным украинской армии, «даже зная, что они стреляют по гражданским» (цитата из материалов следствия).

Виталий Маркив на горе Карачун под Славянском. 31 мая 2014 (архивное фото). Фото: страница Юрия Касьянова в facebook

Несмотря на настойчивость адвокатов Маркива суд отказывается рассматривать ситуацию как такую, которая происходила в условиях войны, апеллируя к тому, что сама украинская власть называла эти события «антитеррористической операцией». Прокуроры уверены — убийство фотографа было умышленным.

За год, прошедший с момента задержания Маркива, его перевели из тюрьмы в Павии в тюрьму усиленного режима в Милане. Ходатайство адвоката об изменении меры пресечения на домашний арест отклонили, мотивируя тем, что Маркив может сбежать.

Какие доказательства причастности Маркива к гибели Роккелли?

Главное доказательство вины Маркива, которое предоставляет обвинение, — это телефонный разговор с журналистами, в котором нацгвардеец вроде бы взял на себя вину за гибель Роккелли. Запись этого разговора в интерпретации журналистки Иларии Морани опубликовали в газете Corriere della Sera.

«Обычно мы не стреляем в направлении города и в гражданских, но когда видим движение, заряжаем тяжелую артиллерию. Так произошло с автомобилем двух журналистов и их переводчика. Мы отсюда стреляем на расстояние полтора километра», — рассказывает Морани о том, что якобы сказал ей Маркив.

Из материалов следствия, которые есть в распоряжении Громадского, следует, что Морани записала разговор, который в режиме громкой связи вел другой журналист — Марчелло Фаучи. Он познакомился с Виталием Маркивым во время событий на Майдане, и, поскольку тот говорил по-итальянски, часто звонил ему после того, как Маркив ушел в Нацгвардию, чтобы узнать о состоянии дел в зоне боевых действий.

Запись разговора не сохранилась, ее в материалах дела нет. О ее содержании известно лишь со слов участников. Интересно, что ни Маркив, ни Фаучи не подтверждают слова Морани о том, что Маркив признал свою причастность к гибели Роккелли. Более того, Виталий говорит, что о смерти фотографа узнал именно в той беседе с журналистом.

Сторона обвинения также апеллирует к показаниям, предоставленным раненым в инциденте французом Уильямом Роглоном. На допросе в 2017 году он настаивал, что в журналистов стреляли с той стороны холма, где располагались украинские военные, хотя в 2014-м, по горячим следам, заявлял, что не уверен, откуда именно раздавались выстрелы.

Какие аргументы защиты?

Виталия Маркива защищает один из лучших адвокатов Италии — Раффаэле делла Валле. Он настаивает на невиновности нацгвардейца, который был обычным солдатом и не располагал тяжелым оружием.

Итальянский адвокат украинского солдата Виталия Маркива Раффаэле делла Валле. Фото: Giornale L'Irpinia

Защита подчеркивает, что описанные события происходили на фоне полномасштабной войны — в Роккелли и других не стреляли преднамеренно, они, вероятно, стали жертвами перекрестного огня. Версия о перекрестном огне звучит из уст самого переводчика Миронова на видео, снятого за минуты до гибели его и Роккелли.

К тому же, фотограф и его коллеги, находившиеся на контролируемой сепаратистами территории, не имели ни аккредитации в зону ведения боевых действий, ни бронежилетов или шлемов с надписью «пресса».

«Есть очень много свидетелей, которые подтверждают, что и зона была очень опасной, что передвигаться там было очень рискованно. Есть письма посольства Италии в Украине, в которых призывают граждан Италии не приближаться к тем местам. Пострадавшие не имели никаких знаков, с помощью которых их можно было бы распознать. Они приехали на обычном авто, на котором не было отметки такси», — говорит адвокат делла Валле.

Кроме того, по словам сотрудников госпиталя, куда привезли тела погибших, переводчик Андрей Миронов был одет в камуфляжные штаны. Независимо от того, кто стрелял, их запросто могли принять за представителей вражеской стороны.

Какие следственные действия были проведены?

Следователи отвергли ходатайство адвоката Маркива о проведении исследований на месте событий, под Славянском, полагаясь на данные спутниковых снимков и GPS-координаты.

Делла Валле сам поехал туда с помощниками, и уже во время судебного процесса подавал повторную просьбу о проведении следственных действий в Украине. Все, что сделали во время следствия, — это баллистическая экспертиза рюкзака Роккелли, которая не смогла доказать, из какого именно оружия в него стреляли.

Как реагирует украинская власть?

После ареста Маркива украинская власть несколько раз предлагала Италии создать совместную следственную группу — об этом заявлял и министр иностранных дел Климкин, и министр внутренних дел Аваков.

Однако многочисленные просьбы от Генпрокуратуры и СБУ Рим проигнорировал. «Мы также предлагали посетить место происшествия, поскольку это позволило бы снять ряд вопросов, а также, возможно, дезавуировать показания, имеющиеся у итальянской стороны. На сегодняшний день никакого ответа от итальянских властей, несмотря на наши неоднократные напоминания, мы не получали», — отметил в интервью Громадскому заместитель Генпрокурора Евгений Енин.

В мае министр внутренних дел Аваков в обращении к послу Италии призвал воздержаться от штампов российской пропаганды в деле Маркива, цитируя материалы следствия, в которых присутствуют формулировки типа «пророссийские повстанцы-сепаратисты», «гражданский конфликт» и «агрессия украинского войска».

Что говорят итальянские медиа?

Итальянские медиа со дня ареста пользуются «презумпцией виновности», называя Виталия Маркива убийцей фотографа Роккелли. В них фактически не представлена ​​точка зрения защиты нацгвардейца. В Италии это дело подают как умышленное нападение на журналиста.

Родители Андреа Роккелли в интервью говорят о решимости узнать правду о гибели сына. Адвокат Роккелли Алессандра Баллерини обвиняет Украину в том, что его делом здесь заинтересовались только после ареста Маркива — и то лишь для того, чтобы критиковать итальянское правосудие.

Марш и акция в поддержку украинского нацгвардейца Виталия Маркива, задержанного в Италии по подозрению в убийстве итальянского фотографа Андреа Роккелли, погибшего в 2014 году на Донбассе. Киев, 7 марта 2018. Фото: Анастасия Власова / Громадское

Это в значительной степени медийный процесс — не только потому, что расследуют гибель фотографа и ранение журналиста. Обвинения против Маркива базируются на показаниях журналистов, а потерпевшей стороной на суде выступает также Итальянская федерация прессы (FNSI). Именно она настояла на том, чтобы итальянская власть не закрывала глаза на дело о гибели Роккелли на Донбассе.

Присутствует ли здесь русский след?

Трудно сказать наверняка, ни одна из сторон об этом напрямую не говорит. Очевидно, что в материалах дела немало формулировок, которые являются калькой тезисов российской пропаганды.

По словам адвоката Маркива, прокуроры «выбрали линию обвинения, что украинская армия — это армия негодяев и преступников, которые стреляют в мирных жителей. И в этом их якобы поддерживает правительство. Зато сепаратисты хотят освободить Украину от власти нелегитимного правительства».

Делла Валле называет процесс над Маркивым «судом над всей Украиной». Он говорит, что с осторожностью будет называть в суде имена других свидетелей — ведь если под подозрением все украинское войско, то обвинить могут и их.

Можно ли надеяться на справедливый суд при условии нахождения у власти в Италии пророссийского правительства?

С мая Италией руководит новое правительство, сформированное популистскими партиями «Лига» и «Движение 5 звезд», которые провозгласили своей целью отмену санкций против России. Глава «Лиги», министр внутренних дел Сальвини известный связями с Кремлем, у его партии есть соглашение о сотрудничестве с «Единой Россией».

Впрочем, Италия — демократическая страна, в которой ветви власти независимы друг от друга. Адвокат Раффаэле делла Валле уверен в беспристрастности судей, которые будут рассматривать дело Маркива. Тревожным звоночком является то, что уже трижды во время досудебного следствия судьи принимали сторону стороны обвинения, принимая решение о взятии Маркива под стражу, отвергая просьбы защиты о домашнем аресте и передавая дело на рассмотрение, вместо того, чтобы закрыть его. Несмотря на это, адвокат сохраняет оптимизм: «Одно дело — следственные действия прокуроров. Другое — действия трибунала, там очень профессиональные судьи».

Поделиться: