Максим Кошелев

Начало октября 2017 года в оккупированном Крыму отличился новой волной преследований мусульман российскими силовиками. В понедельник, 2 октября состоялись обыски у четырех жителей Симферополя, Симферопольского и Белогорского районов полуострова. Все жертвы пристального внимания ФСБ — мусульмане, которые придерживаются религиозных норм, поэтому не удивительно, что в тот же день подконтрольные Кремлю власти отчитались о «ликвидации» нескольких ячеек «экстремистской исламской организации» Таблиги Джемаат.

Что же такое Таблиги Джемаат и почему теперь и они, вслед за Хизб ут-Тахрир, оказались под давлением ФСБ — Громадское спросило у эксперта Центра ближневосточных исследований Сергея Данилова.

Откуда происходит Таблиги Джемаат

Течение Таблиги Джемаат зародилось в конце 19-го столетия на Индийском субконтиненте, примерно на территориях современных Индии, Бангладеш и Пакистана. В регионе Таблиги Джемаат стал достаточно мощной силой, отмечает эксперт Центра ближневосточных исследований Сергей Данилов. Их цель — не вербовка новых сторонников среди немусульман, а именно реинтеграция этнических мусульман, возвращение их к праведному образу жизни.

«Все исследователи видят эту организацию именно как проповедническую. В отличие от других проповеднических организаций, Таблиги Джемаат сосредоточен на индивидууме, на человеке. Не в группе, общине, городах, селах или кварталах, а именно на индивидуальной работе с каждым человеком. Само слово „Таблиг“ означает „проповедь“. Речь об основательной проповеди каждой отдельной личности, когда ей разъясняются основные принципы ислама», — объясняет Данилов.

Впрочем, значительного географического распространения в тот период течение не получило. Второе дыхание у Таблиги Джемаат открылось после Второй мировой войны, когда мусульмане с Ближнего Востока и Южной Азии массово мигрировали в бывшие европейские страны — экс-метрополии.

Особенно успешной деятельность «Таблиг» была во Франции. Там проповедники работали с самым маргинальным контингентом — не боясь рассказывать о собственном видении ислама в бедных кварталах — бездомным, уголовным и асоциальным элементам. И это дало результат — Таблиги Джемаат быстро завоевала расположение масс.

Массовая молитва участников религиозного мусульманского течения Таблиги Джемаат из разных стран в городе Бхопал, штата Мадхья-Прадеш а центральной Индии, 2008 год. Фото: EPA / SANJEEV GUPTA

С распадом СССР Таблиги Джамаат стал распространяться и на территориях бывших советских республик — Таджикистана, Узбекистана, Казахстана и Киргизии. А потом проповедники добрались до России и Украины.

Союз спецслужб и официального духовенства?

Именно бывшие советские среднеазиатские республики (за исключением Кыргызстана) стали первыми государствами, которые запретили деятельность Таблиги Джамаат как экстремистской организации. Позже последовала их примеру и Россия. Поэтому после аннексии Крыма Таблиги Джамаат (по словам экспертов, «Таблиг» в Крыму действительно были, но совсем не факт, что задержанные в начале октября крымские мусульмане относятся к этому течению — ред.) оказался в той же ловушке, в которую ранее попала исламская партия Хизб ут-Тахрир: будучи вполне законными согласно украинскому законодательству, вдруг они превратились в «экстремистов» или «террористов». И даже мотивы преследования именно этих течений ислама — подобные.

Сторонники религиозной организации «Хизб ут-Тахрир» во время митинга в Симферополе в 2013 году. ФОТО: Алексей Сувиров / УНИАН

«Как очень успешный проповеднический проект, он (Таблиги Джамаат — ред.) всегда вызывал ревность у традиционного духовенства. И во многих случаях именно муфтии официально были признаны катализаторами запретов или других репрессивных действий в отношении Таблиги Джамаат, — говорит Сергей Данилов. — Второй движущей силой процесса (в случае с Россией — ред.) была, конечно, ФСБ. Как любая организация, особенно такая, что ведет непрозрачную деятельность, — а „Таблиг“ вообще не выступают с какими-то политическими заявлениями и вообще заявлениями на любую тему, — выглядит для ФСБ непрозрачной и опасной — она также была запрещена».

Кстати, версия о причастности именно официального духовенства к преследованию Таблиги Джамаат, похоже, подтвердилась. Ведь 2 октября к одному из четырех задержанных по подозрению в членстве в Таблиги Джамаат крымчанину приезжал заместитель муфтия мусульман Крыма Айдер Исмаилов и настойчиво советовал признать себя виновным, отказаться от независимых адвокатов и согласиться на защитника по назначению.


Заместитель муфтия мусульман аннексированного Крыма Айдер Исмаилов. Фото: krymr.org (RFE / RL)

Крымские адвокаты, ведущие большинство подобных уголовных дел, — Эдем Семедляев и Эмиль Курбединов — считают, что такие действия муфтията на руку российским силовикам и кремлевской «власти» полуострова.

«Власть стремится показать, что не проводит репрессий в отношении крымских татар, не сажает их, а борется с терроризмом и экстремизмом. И вот поймали экстремистов и они признались», — говорит адвокат Семедляев.

Эмиль Курбединов дополняет коллегу: «Здесь, как ни прискорбно, очень важна роль духовного управления мусульман Крыма. Муфтият Крыма решил подать себя как спасителя. Однако они также выполняют задания, чтобы ребята и их родственники отказались от „ангажированных“ адвокатов и выполняли роль тех, кто просил бы признать вину. Какие же это спасатели, если речь идет все равно об уголовном деле и признание вины».

Странный выбор жертвы

Вообще, выбор Таблиги Джамаат в качестве очередного козла отпущения для ФСБ довольно странный. Ведь, даже в отличие от давно преследуемых Россией «хизбов», «Таблиг» фактически не несут даже мнимой угрозы ни государству, ни режиму.

Эксперт Центра ближневосточных исследований Сергей Данилов отмечает: «В отличие от других исламских, исламистских групп, Таблиги Джамаат не выступает за завоевание политической власти. Не имеют фиксированного членства, членских взносов как таковых на деятельность центрального аппарата. Они принципиально не высказывались даже в общественных дискуссиях о том, носить или не носить хиджаб, например. То есть, исходя из индивидуального подхода к проповеди и отсутствия организационной структуры, массовых мероприятий и посягательств на власть, доказать экстремизм крымских „Таблиг“, даже если задержанные действительно ими были, довольно трудно».

Впрочем, отсутствие настоящих доказательств мало волнует российскую ФСБ или так называемые «суды» в Крыму. Яркий пример — дела «хизбов». Итак, есть еще несколько возможных причин появления в информационном пространстве оккупированного Крыма новой страшилки — «Таблиги Джамаат». Возможно, это просто попытка силовиков расширить «ассортимент» объектов уголовных преследований. Так как в делах «хизбов» уже проходит около двух десятков человек, зацикленность именно на них выглядела бы патологической. Поэтому и появились «Таблиг».

Оперативное видео ФСБ обысков и задержания в Симферополе, 2 октября 2017 года

Еще один вариант связан с личностью главы российской ФСБ на полуострове. Виктор Палагин ранее работал в Башкирии, где отличился подавлением национальной активности местного населения. Мусульман массово «сажали» именно по обвинению в членстве в Хизб ут-Тахрир и Таблиги Джамаат. Поэтому Палагин мог действовать так же и в Крыму и зарабатывать на «антитеррористической» или «антиэкстремистского» теме новые звезды на погоны.

Глава российской ФСБ на оккупированном полуострове Крым Виктор Палагин (слева) и подконтрольный Кремлю так называемый глава Крыма Сергей Аксенов Фото: rk.gov.ru

Новая «четверка» под следствием

Какими бы ни были истинные причины обысков и задержаний, Таляту Абдурахманову, Ренату Сулейманову, Арсену Кубединову и Сейран Мустафаеву уже выбрали меру пресечения. Первые трое — в СИЗО, Мустафаев под домашним арестом.

Все материалы объединили в одно уголовное дело. По такой же схеме начинались все крымские дела по Хизб ут-Тахрир.

Родственники и друзья арестованных крымских татар по делу Хизб ут-Тахрир во время заседания суда, которое началось с большим опозданием, 5 октября 2017 года. Фото: Крымская солидарность

Поделиться: