Этот судебный процесс британская пресса назвала одним из самых дорогих в истории английского права. $2 миллиарда в 2013 году украинский бизнесмен Виктор Пинчук требовал в Высоком суде Лондона от других двух украинском – Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова.

Дмитрий Гнап

Этот судебный процесс британская пресса назвала одним из самых дорогих в истории английского права. $2 миллиарда в 2013 году украинский бизнесмен Виктор Пинчук требовал в Высоком суде Лондона от других двух украинцев – Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова.

Пинчук утверждал, что в середине 2000-х передал им деньги для покупки одного из крупнейших в Украине предприятий по добыче железной руды. Истец утверждал, что не получил от Коломойского и Боголюбова ни предприятия, ни денег. Пинчук оценил свою недополученную прибыль за все эти годы в $2 миллиарда.

Медиа замерли в ожидании подробностей судебного спора. Процесс мог стать не менее скандальным, чем спор между российскими олигархами Березовским и Абрамовичем. Те, выясняя отношения в лондонском суде, раскрыли немало впечатляющих тайн о том, как делилась государственная собственность в России в 90-х годах.

Не меньше интересных деталей могли сообщить и украинские олигархи в суде. Но в январе 2016-го, за несколько дней до начала слушаний по существу, между Пинчуком и Коломойским с Боголюбовым было заключено мировое соглашение. Они прекратили судебный спор, не раскрывая, на каких условиях нашли общий язык. OCCRP (Проект по расследованию коррупции и организованной преступности) узнал, что это за условия. И они действительно впечатляют.

Город Кривой Рог – индустриальный гигант, в котором крупнейшие в Украине залежи железной руды, пыль на обочинах и вода в лужах часто красного цвета. Фото: Громадское

За символическую сумму

В степях центральной Украины находится город Кривой Рог. Индустриальный гигант, который раскинулся на 120 километров. Это скорее скопление рабочих поселков, объединенных одной городской чертой, а не город. Каждое селение выросло вокруг своего предприятия: завода, шахты или карьера. Здесь крупнейшие в Украине залежи железной руды. Поэтому пыль на дороге и вода в лужах часто красного цвета.

В 2000-х годах украинские олигархи принялись делить крупнейшие предприятия Кривого Рога — обломки советской промышленной империи. С тех пор олигархи прочно закрепились в мировых рейтингах богачей. А рабочие окраины Кривого Рога живут так же небогато, как и раньше.

Александр Потапенко, подземный рабочий из Криворожского железорудного комбината (КЖРК), встречает нас в центре Кривого Рога. Закончив занятия на профессиональных курсах, он везет нас к себе домой на край города. По дороге Александр жалуется на владельцев предприятия:

«Довольны ли мы зарплатой? Конечно, нет. Вот мой кум поехал работать на польскую шахту. Условия труда у него куда лучше, чем те, в которых мы работаем. И получает он от $1600 до $2000 в месяц. А мы? Да со всеми их повышениями зарплаты проходчик получает у нас в лучшем случае $400-500. А работать у нас гораздо опаснее, чем там».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «Темный шоколад» Петра Порошенко: о чем говорят документы «райских островов»

Криворожский железорудный комбинат, на котором работает Александр и за который в Лондоне шел спор, это четыре шахты и почти 600 млн тонн залежей железной руды. Ее здесь добывают под землей. В сложных условиях, с глубины более чем в полтора километра, рабочие комбината ежегодно получают 5 млн тонн руды. Сырье затем в основном продается на экспорт: в Польшу, Чехию, Румынию, Китай.

В 2004 году комбинат из государственной собственности перешел в частную. Тогдашний президент Украины Леонид Кучма подписал принятый парламентом закон, согласно которому десять крупнейших предприятий украинской горно-металлургической промышленности, входивших в государственный холдинг «Укррудпром», были распроданы за символические деньги.

Они перешли в руки украинских финансово-промышленных групп, лидеры которых оказывают влияние не только на бизнес, но и на политику, суды и СМИ. Именно их принято называть олигархами.

Криворожский железорудный комбинат был одним из этих проданных предприятий «Укррудпрома». Виктор Пинчук, зять Леонида Кучмы, который был президентом в те времена, быстро обрастал прибыльными бизнес-активами, которые впоследствии дали ему статус миллиардера. Сегодня эти активы помогают ему очистить свою репутацию через значительные суммы, которые тратятся им на Западе на искусство, культурные проекты и поддержку благотворительных фондов известных политиков, в частности, Тони Блэра и четы Клинтонов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: В раю налогов не платят: 5 важных расследований из «Райских бумаг»

Но в 2005 году в Украине произошла так называемая Оранжевая революция, срок президентства Кучмы подошел к концу, и влияние его зятя Пинчука существенно уменьшилось. По версии Пинчука, между олигархами существовало устное соглашение относительно условий приватизации – они должны были приобрести КЖРК в его интересах. В качестве свидетелей сделки в иске фигурировали несколько человек, в том числе другой украинский олигарх Ринат Ахметов, которому позднее продали долю комбината. Коломойский и Боголюбов отрицали версию Пинчука. После приватизации КЖРК остался в их руках. Оба в Украине бывают нечасто. Первый живет в Женеве, второй – в Лондоне, как, собственно, и сам Пинчук.

(Не)законная приватизация

Три года назад, после победы Евромайдана, в украинском парламенте была создана специальная комиссия по проверке результатов скандальной приватизации государственных предприятий в 2000-х годах. Комиссия пришла к очевидным, но печальным выводам: украинские олигархи получили крупные государственные добывающие компании почти за бесценок.

«Если смотреть на реальную стоимость активов холдинга «Укррудпром», то она равнялась в 2005 году примерно $20 млрд. А приобрели весь этот холдинг, искусственно ограничив конкуренцию, только за $400 млн, — рассказывает Павел Ризаненко, член украинского парламента, один из руководителей специальной комиссии, которая проверяла приватизацию. — Одно из этих предприятий, Криворожской железорудный комбинат, был куплен структурами господина Коломойского у государства за $40 млн, хотя его реальная стоимость была более $1 млрд», — отметил Ризаненко и добавил, что по результатам работы его парламентской комиссии Генеральная прокуратура Украины возбудила криминальное производство.

Криворожский железорудный комбинат – это четыре шахты и почти 600 миллионов тонн залежей железной руды. Фото: Громадское

Ключевые свидетели

Украинские прокуроры теперь проверяют, законно ли были приватизированы эти предприятия, среди которых и КЖРК. Прокурорам могли бы пригодиться важные свидетели — Михаил Чечетов и Валентина Семенюк. Чечетов в 2004 году возглавлял специальную правительственную структуру — «Фонд государственного имущества Украины», которая продавала государственные предприятия. Семенюк в то время была председателем комиссии парламента по вопросам приватизации, которая проверяла результаты работы Фонда Государственного имущества. Но ни Чечетов, ни Семенюк уже не смогут дать пояснения.

Три года назад Валентина Семенюк была найдена мертвой в собственном доме. Женщина якобы выстрелила себе в голову из ружья, хотя в ее самоубийстве сомневалась даже полиция. А собственное журналистское расследование «Слідства.Iнфо» показало: обстоятельства и доказательства указывают на то, что это было убийство.

Через семь месяцев после смерти Валентины Семенюк в 2015 году погиб и Михаил Чечетов. По данным правоохранителей, он выбросился из окна многоэтажки. Из ключевых свидетелей той бурной эпохи распределения государственных активов теперь остались разве что сами олигархи.

Прямых доказательств, которые бы указывали на связь этих смертей с процессом приватизации этого предприятия или любых других, правоохранители не озвучивали.

Устали бояться

На окраине Кривого Рога машина останавливается. Горняк Александр Потапенко приглашает нас в место, предназначенное только для друзей – в гараж. На стенах гаража — фотографии войны. Александр недавно вернулся с Донбасса – воевал там в одном из украинских добровольческих батальонов, участвовал в ужасных боях под Иловайском и Дебальцево. Придя с фронта на свое предприятие, Александр с другими горняками попытался устроить забастовку.

«После войны я просто устал бояться. Мы давно хотели сделать забастовку. С требованиями повысить зарплату, улучшить охрану труда, обеспечить нас качественными материалами для работы. Сначала руководство пошло нам на встречу, подняли зарплату на 20%. Но через два месяца зарплата стала такой же как и раньше. Говорят — все, денег нет, руда не продается. Ну как не продается? Мы же видим, что склады пусты, вся руда распродана. Вот и решайте, есть ли смысл тогда здесь работать? Горный мастер у нас получает 8000 гривен в месяц. Такая же зарплата в магазине по продаже мобильных телефонов. Так где лучше работать? Там, где ты в белой рубашке и на свежем воздухе или за те же деньги ты под землей, в этой грязи, и еще несешь ответственность за каждого человека».

Александр Потапенко – рабочий Криворожского железорудного комбината (КЖРК) жалуется на владельцев предприятия. Фото: Громадское

Ценные отступные

Для Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова, нынешних совладельцев Криворожского железорудного комбината, предприятие — очень ценный актив. Неудивительно, что они отказались его отдавать Виктору Пинчуку. В прошлом году комбинат принес владельцам 1,1 миллиарда гривен прибыли от продажи железной руды (более $40 млн). И это только официальная цифра. Реальный доход может быть намного больше.

Не исключено, что помимо экономии на оплате труда рабочих, предприятие может искусственно занижать свои финансовые результаты. В прошлогоднем отчете для акционеров говорится, что комбинат, большая часть продукции которого идет на экспорт, продавал железную руду по 840 гривен за тонну, то есть по $32. Хотя средняя мировая цена тонны руды в 2016 году была почти вдвое выше — $56,8 за тонну. Следовательно, предприятие может давать существенный дополнительный доход, который выводится в тень. Поэтому владельцы КЖРК могут получать с комбината ежегодно куда больше заявленных $40 млн.

Итак, чтобы оставить такое привлекательное предприятие себе, Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов должны были уступить Виктору Пинчуку что-то действительно ценное. И они, очевидно, сделали это. Мы не знаем, получил ли Пинчук желаемые $2 миллиарда отступных за КЖРК. Но компенсация о которой нам стало известно, более чем достойная.

Чтобы оставить такое привлекательное предприятие себе, Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов должны были уступить Виктору Пинчуку что-то действительно ценное. На фото слева направо – президент Израиля Шимон Перес, Геннадий Боголюбов и Игорь Коломойский в синагоге «Золотая Роза», Днепропетровск, 2010 год. Фото: Сергей Исаев / УНИАН

Как свидетельствуют документы, полученные журналистами Проекта репортажей по теме организованной преступности (OCCRP) в рамках международного проекта «Paradise Papers», в начале 2016 года юристы Виктора Пинчука из известной лондонской фирмы Hogan Lovells обратились к администратору офшорных компаний фирме Appleby.

«Дорогой Саймон! — писал старший помощник юриста Hogan Lovells Филипп Бесвик на адрес сотрудника Appleby Саймона Кейна. — Мы представляем интересы Виктора Пинчука, который сейчас судится с господами Коломойским и Боголюбовым. Условия мирового соглашения уже готовы. Эти будущие финансовые обязательства должны быть проведены через ряд банковских счетов, которые, как мы понимаем, будут зарегистрированы на острове Мэн. Это должно осуществляться через ряд кипрских компаний и через господина Боголюбова лично. Главное, чтобы открытие этих счетов обеспечивалось британским правом. Нам сообщили об этом вчера поздно вечером, мы должны спешить».

Юристы Hogan Lovells торопили работников офшорного регистратора Appleby не зря. Письмо было направлено 20-го января 2016 года, а уже через пять дней в Высоком суде Лондона должны были начаться судебные слушания по этому делу. Очевидно, стороны не хотели, чтобы свидетелями выяснения их отношений стали сотни посторонних глаз и прежде всего журналисты. Поэтому стремились оформить мировое соглашение как можно быстрее.

В начале 2016 года юристы Виктора Пинчука из известной лондонской фирмы Hogan Lovells обратились к администратору оффшорных компаний фирме Appleby (офис компании на фото). Фото: Громадское

Уже через два часа из офиса Appleby пришел ответ, что открытие счетов на острове Мэн возможно и не потребует значительных усилий и переработки документов. Также работники офшорного регистратора спросили юристов Пинчука, через какой банк планируется проведение денег. Те ответили, что речь идет о Barclay`s, но возможно будет другой банк.

В обход Украины

Итак, деньги за украинское предприятие, которое украинские олигархи делили между собой, даже не должны были попасть в Украину. Более того, они даже не должны были попасть в Англию, поскольку все расчеты планировалось осуществлять через офшорные банковские счета, зарегистрированные в налоговых гаванях, в частности на острове Мэн. Сколько через эти счета планировалось провести средств? Дальнейшее развитие ситуации показывает — сотни миллионов долларов.

Через два дня Филипп Бесвик получил от Appleby еще одно письмо:

Дорогой Филипп, нам надо официально уладить участие в этом вопросе, поэтому я попросил свою секретаршу Лизу отправить вам письмо с заявлением. Я обозначил, что ваша фирма будет нашим клиентом, поэтому наши расходы будут в пределах от 3000 до 4000 фунтов стерлингов плюс НДС и другие выплаты.
Искренне, Саймон Кейн

Также, господин Кейн сообщил британским юристам Пинчука, что Appleby будет проще зарегистрировать офшорную структуру на Hogan Lovells, поскольку это позволит сэкономить время, которое может дополнительно пойти на проверку Виктора Пинчука.

«Это может быть трудоемким и очень сложным. Ибо мы не знаем его», — отметил Саймон Кейн из Appleby. Представителей украинского олигарха это устроило.

Но 2 февраля 2016 года, через десять дней после объявленного Пинчуком, Коломойским и Боголюбовым мирового соглашения, в адрес офшорного администратора Appleby пришло еще одно письмо от юристов Hogan Lovells:

Дорогой Саймон, похоже, у нас скоро появится дополнительная часть корпоративной работы по данному вопросу, и мы будем очень благодарны за вашу помощь. В рамках урегулирования, по которому мы сотрудничаем, другая сторона согласилась передать господину Пинчуку два престижных лондонских коммерческих здания, которые имеют высокую стоимость.

Далее юристы Пинчука сообщают, что здания уже зарегистрированы на две офшорные компании с острова Мэн и их надо переоформить на нового владельца. Для этого надо создать траст на острове Джерси, который и будет владеть компаний с Мэна, а затем вступит в право собственности на здания.

Королевские трофеи

Наоми Херст — эксперт «Global Witness», организации, которая разоблачает коррупцию. Она объясняет зачем создавалась такая сложная офшорная структура:

«Мы хорошо знаем насколько легко владеть недвижимостью через анонимные компании в Великобритании. Это так называемые теневые компании, которые, возможно, скрывают имя реального бенефициара. И на острове Мэн, и на острове Джерси из государственных реестров собственности невозможно узнать, кто является акционерами или конечными бенефициарами компаний, расположенных там. Поэтому мы видим общую тенденцию, что люди, которые имеют подозрительные или криминальные деньги и они хотят скрыть их происхождение, регистрируют анонимные компании в тайных юрисдикциях. Это могут быть государства Британского Содружества — остров Мэн или Джерси, Виргинские острова или Белиз. Они создают анонимную компанию, вкладывают туда деньги, и — бинго! Деньги сокрыты и вы не можете их отследить. В то же время, в Британии абсолютно легально можно покупать имущество с помощью «анонимных» компаний. Дело в том, что вы можете инвестировать за один раз огромную сумму денег». 

Наоми Херст, эксперт организации, которая разоблачает коррупцию, объясняет, зачем создавалась такая сложная офшорная структура. Фото: Громадское

Первое здание, которым Коломойский и его партнер, по нашим данным, рассчитались с Пинчуком — это офисный центр на улице 27 Найтсбридж в одной из центральных частей Лондона — престижном районе Белгрейвиа. Его владельцем в реестре официально значится британская Bbay (Knightsbrige) Ltd, контроль над которой заканчивается трастом с острова Джерси.

Напротив здания находится знаменитый Гайд-парк, дальше по улице расположен Букингемский дворец. Само здание имеет площадь в 64 тыс. кв. футов. Его стоимость на конец 2015 года оценивалась в 75 миллионов 65 тысяч фунтов. А годовой доход от сдачи площадей в аренду, составил по полученным нами документам 4 миллиона фунтов. Но в будущем, здание, наверное, будет стоить еще дороже.

Здание, которым Коломойский и его партнер, рассчитались с Пинчуком — офисный центр на улице 27 Найтсбридж в одной из центральных частей Лондона. Фото: Громадское

 «Ценность лондонской недвижимости — астрономическая. И цены только идут вверх», — рассказывает Ник Метиасон, один из основателей Finance Uncovered — исследовательской группы, которая разоблачает случаи отмывания средств в Британии.

В небольшом офисе на верхнем этаже старого здания в Лондоне Ник с коллегами исследуют многочисленные сделки с грязными деньгами, которые маскируются под инвестиции в британскую экономику.

«Сейчас в Лондоне есть 40 тысяч объектов, владельцами которых являются офшорные компании, — продолжает Ник. — Эти дома стоят миллиарды фунтов, потому что к нам приходят инвесторы отовсюду. Причина одна — с помощью офшорной схемы можно скрыть конечного бенефициара и не показывать, что вы являетесь владельцем того или иного объекта».

Впрочем, настоящим королевским трофеем для Пинчука стало второе здание, которое в качестве отступных ему должны были отдать Коломойский и Боголюбов. Это дом «Grand Buildings» на Трафальгарской площади, находится по адресу 1-3 Strand Street London WC 2. Помпезное сооружение, в котором когда-то размещался лондонский «Гранд Отель».

В 1988 году оно было реконструировано и теперь здесь располагаются офисы, дорогие рестораны и магазины. Если взглянуть на Google maps, то центр Лондона находится именно здесь, на Трафальгарской площади рядом с этим зданием. Напротив возвышается Колонна Нельсона — монумент известному британскому адмиралу, который в 1805-м году разгромил объединенную французско-испанскую эскадру у мыса Трафальгар. Теперь здесь, в этом знаковом для всех британцев месте, закончился спор одного украинского олигарха с двумя другими.

Настоящим королевским трофеем для Пинчука стал дом «Grand Buildings» на Трафальгарской площади. Фото: Громадское

Британская пресса писала, что Геннадий Боголюбов приобрел это здание в 2010 году. Покупка сопровождалась скандалом. На Боголюбова подала в суд известный лондонский риэлтор Аманда Стейвли. Она утверждала, что оформляла для украинского бизнесмена сделку по покупке этого здания в одной из государственных компаний из Объединенных Арабских Эмиратов. Боголюбов в конце концов приобрел здание, но через других риэлторов. Риелтор требовала от Боголюбова 3 миллиона фунтов своих агентских комиссионных. Тогда здание обошлось украинскому бизнесмену в 173 миллиона фунтов. За эти годы его цена существенно выросла. В прошлом году стоимость «Grand Buildings» в финансовых документах офшорного собственника Barlaya Limited была оценена в 305 млн фунтов.

Покупка недвижимости через офшорные схемы

Между тем, согласовав схему офшорного владения, лондонские юристы Пинчука из Hogan Lovells в переписке с Appleby добавляют, что эта структура будет создаваться, в том числе, с «налоговыми целями»: 

«Клиент получит контроль над двумя вышеупомянутыми компаниями с острова Мэн, и ему придется управлять ими, а также для целей налогообложения поддерживать там большинство директоров с острова Мэн», — говорится в письме Дэвида Харрисона из Hogan Lovells на адрес Appleby.

Ник Метиасон из Finance Uncovered объясняет, что это может означать:

«Потенциально это можно использовать для ухода от налогов. В прошлом вы могли избежать гербового сбора — налога, который вы платите с покупки недвижимости. Если у вас есть офшорные компании, вы эти обязательства минимизируете. А когда вы продаете недвижимость, вы можете избежать налога на прибыль от капитала на коммерческие объекты. Поэтому, есть много преимуществ от владения недвижимостью через офшорные схемы. Также это устраняет проблемы с правоохранительными органами, органами исполнительной власти по всему миру. Если они хотят понять, кому принадлежит эта недвижимость или проверить вас на отмывание средств и коррупцию — то офшоры это именно то, что вам нужно — добавляет Ник.

Ник Метиасон объясняет, что подобная схема может использоваться для ухода от налогов. Фото: Громадское

Мы обратились к Виктору Пинчуку, Игорю Коломойскому и Геннадию Боголюбову с просьбой подтвердить полученные нами данные, а также прокомментировать, были ли другие условия, кроме передачи элитной недвижимости в Лондоне, предметом их мирового соглашения. Также мы спросили, зачем ими была создана сложная офшорная структура для владения этой недвижимостью и было ли это сделано с целью минимизации налогов от управления недвижимостью или при ее покупке или продаже?

Игорь Коломойский ответил, что ничего не будет комментировать из-за обязательства соблюдать условия конфиденциальности, принятые им при заключении мирового соглашения. Такой же ответ поступил и от Виктора Пинчука.

Схема владения Виктором Медведчуком двумя зданиями. Screenshot видео

«Хотите послушать о проблемах на нашем предприятии? Давайте за час до начала рабочей смены встретимся где-то около комбината», — говорит по телефону Елена Маслова, профсоюзный лидер на КЖРК. Мы встречаемся с ней в одном из кафе Кривого Рога. Елена — внешне суровая, но на самом деле веселая и общительная женщина, очень переживает за своих работников.

«Сейчас границы открылись, у нас на КЖРК начался бешеный отток кадров. Если раньше были очереди, чтобы устроиться на предприятие, то теперь — наоборот, люди увольняются, — говорит Елена, вздыхая. — Для такой работы у нас зарплата мизерная. Поэтому наши специалисты едут в Польшу, Чехию, Бангладеш. Уже 350 человек уволилось. А за рубежом их ценят. Потому что наши люди могут хорошо работать. И нет смысла здесь тратить свое здоровье. Вот, посмотрите, юридический отдел комбината сварганил вот такой документ». Елена достает лист бумаги — это заявление.

Здесь написано: «Я, такой-то, хочу работать на предприятии, ознакомлен с условиями труда. Мне известно, что работа во вредных условиях негативно влияет на мое здоровье и в будущем у меня может возникнуть профессиональное заболевание. Осознавая это, я никаких претензий имущественного или не имущественного характера по этому поводу к предприятию не имею и не буду иметь в будущем».

«Понимаете, что заставляют подписывать? И подписывают люди, а куда им деваться? Потому что мы для них цифры. Расходный материал. Средства про-из-вод-ства!» — по слогам проговаривает Елена последнее слово.

Елена Маслова, профсоюзная лидер на КЖРК показывает документ, который дают подписывать всем работникам – о том, что они знают и принимают вредные для здоровья условия труда. Фото: Громадское

В ответ на наш запрос о низкой зарплате и слабой социальной защите работников на предприятии, руководство КЖРК направило ответ. В нем оно пожаловалось:

«Некоторые горячие головы не понимают законов экономики и требуют преференций для себя. В 2017 году произошло очередное повышение окладов на 20%, после чего средняя зарплата по предприятию стала одной из самых высоких в отрасли. В наших планах было уже до конца 2017 года провести по крайней мере еще одно повышение, однако экономическая ситуация не позволяет сейчас не только говорить о повышении оплаты труда, но и заставляет принимать самые жесткие меры экономии».

В нашей просьбе об интервью нам отказали. И вместо этого предложили нам посмотреть фильм о комбинате. На видео счастливые и улыбающиеся горняки весело работают, занимаются спортом и аплодируют своему руководству.
В фильме ни словом не упоминается дорогая британская недвижимость, офшорные схемы и огромные деньги, которые ежегодно выводятся из Украины за границу.

Читайте также: «Райское наслаждение». Российская элита в офшорном досье

Поделиться:
spilnokosht desktopspilnokosht mobile