4 октября выходит книга «Досье Скрипаля» журналиста Би-Би-Си Майкла Урбана.

4 октября выходит книга «Досье Скрипаля» журналиста Би-Би-Си Марка Урбана. Накануне российские пропагандистские медиа успели распространить искаженные выдержки из рецензии на книгу, будто бывший российский разведчик, которого отравили в марте 2018-го, отрицает причастность к покушению на его жизнь российской власти. Громадское получило возможность опубликовать несколько отрывков из книги до того, как она появится в британских книжных магазинах.

«В конце апреля состояние Сергея быстро улучшалось, и он мог общаться с детективами. До Би-Би-Си дошла информация, что он осторожно ходит по коридорам в сопровождении медсестры. После затяжной зимы он грелся на солнышке в саду центрального корпуса больницы. Ему было немного сложно психологически принять этот факт, и он поначалу неохотно верил в то, что мог стать жертвой российской власти, которая организовала покушение», — говорится в разделе «Долгая дорога выздоровления».

Именно эта фраза, «поначалу неохотно поверил», упомянутая в рецензии журналиста The Guardian Люка Хардинга, не была принята во внимание российскими СМИ. Так что автору книги пришлось обращаться в твиттере к российским журналистам.

«Ключевое слово — "сначала". Это предложение не говорит, что он до сих пор сомневается, или же о том, что он говорил со мной после отравления. Нет, этого не было. Но не забывайте, он и Юля общались со многими людьми — полицией, сотрудниками госпиталя и друзьями».

Уже на следующей странице раздела, где говорится о том, как Скрипаль приходил в себя, автор цитирует врача Дункана Мюррея, который приветливо относился к пациенту в течение лечения и пытался поставить себя на его место. И это добавляет больше контекста: «Я бы действительно думал... А как бы я чувствовал себя в подобной ситуации, когда ты в чужой стране, и к тебе постоянно поступает информация, что обстоятельства, при которых ты попал сюда — вне нормальности. Передо мной, кроме насущных [медицинских] условий, встал бы вопрос, а какое у меня будущее, куда я должен поехать, какой отныне будет моя жизнь? Это очень отрезвляет, и действительно очень сложно осознать это все... такая позиция — крайне уязвимая и изолирующая».

Важнейшее из новой информации — детали лечения экс-агента, в частности, врачи подтвердили Марку Урбану, что использовали для этого новые технологии. Речь идет не о конкретном антидоте против «Новичка», а о методах, которые ранее не использовались для лечения и реабилитации. И это противоречит словам Владимира Путина о том, что «если бы это был “Новичок”, Скрипаль бы не выжил».

Британские медики подтверждают, что выздоровление россиянина было неожиданно быстрым даже для них.

Других разговоров с журналистами у Скрипаля не было, а сами британские журналисты, такие как экс-корреспондент the Guardian Люк Хардинг, указывают на то, что ради безопасности экс-шпион может уже быть за пределами Великобритании.

Особенность книги заключается в том, что Марк Урбан лично общался с Сергеем Скрипалем. Последний раз виделся в июне 2017-го года — более, чем за девять месяцев до отравления. Тогда журналист Би-Би-Си без всякого контракта готовил книгу о новой волне шпионских страстей между Востоком и Западом. Скрипаль должен был быть одним из пяти-шести героев. Урбан при разных обстоятельствах виделся с ним раньше, но договорился о встрече дома у Скрипаля в Солсбери для разговора не под аудиозапись. Он писал все в блокнот. Журналист не хотел, чтобы к разговору, если бы он был зафиксирован на смартфон, могли бы получить доступ спецслужбы — российские или любые другие, в то время как сам экс-разведчик не хотел быть процитированным. Да, боялся Путина, в частности потому, что часть семьи оставалась в России, и дочь хотела бы вернуться.

Судя по описанным деталям раздела о жизни россиянина в английской глубинке, он просто терял время: играл в настольные игры, строил декоративные корабли. Это то, что заметил журналист. Скрипаль долго приходил в себя после смерти жены, умершей от рака в 2012-м — через два года после переезда в Британию. Людмила Скрипаль заболела еще когда муж отбывал срок в Лефортово. На могилу жены в Солсбери Скрипаль продолжал ходить более двух раз в неделю.

Летом 2017-го  в Санкт-Петербурге скончался 43-летний сын Скрипаля Александр из-за острой печеночной недостаточности, вызванной алкоголизмом. Несмотря на большое количество теорий, возникших потом, автор книги, который встречался с Александром, вспоминает, что отец жаловался на проблемы сына с алкоголем и то, что он продолжал пить, называл «самоубийством».

В общем, разведчик чувствовал себя в Британии безопасно, потому что был передан по договоренности, а также получил формальное «прощение» президента России — в то время Дмитрия Медведева: «Были все причины верить, что если бы он не делал политических заявлений, не давал много интервью, жизнь продолжалась бы спокойно, он просто бы продолжал скорбить».

Урбан описывает его контакты с МИ-5 — британской разведкой — как те, которые в первую очередь связаны с деньгами. Скрипаль был на постоянной связи с так называемой «Командой» из МИ-5, которая занималась его бытом. Именно это он ценил больше всего. После смерти жены ему предлагали перевезти из России больную мать и купить дом побольше. ФСБ заморозило счета экс-шпиона, и чтобы обеспечивать свою жизнь в Англии, ему пришлось продать дачу в Москве. Хотя некоторая наличность осталась у него со времен, когда за деньги россиянин передавал данные британским спецслужбам.

Автор книги настаивает, что ныне самый известный экс-разведчик не был важным агентом для Британии. Однако такие, как и сам Скрипаль, все-таки читали лекции будущим агентам, прежде всего рассказывая о том, как действует ГРУ в той или иной ситуации, или же вспоминая спецоперации в Европе. Другой бывший российский разведчик и перебежчик Олег Гордиевский объясняет Урбану: «Мы были этаким «развлечением после ужинов». Потому что, в конце концов, в случае Скрипаля, сколько бывших офицеров ГРУ эти люди встречали в своей жизни?».

Автор книги добавляет, что не располагает деталями, которые бы говорили, что Скрипаль мог тем или иным образом приобщиться к расследованию, которое касалось российских связей Трампа: «Позже появятся теории, что Сергей был задействован в активной агентурной работе или же делал какой-то вклад в печально известное досье на Дональда Трампа бывшего британского агента, офицера Кристофера Стила. Но ничто на это не указывало. Сергей скорее напоминал домоседа, человека привычки, который в свои шестьдесят потерял интерес к богатству и приключениям».

Вообще, согласно книге, Скрипаль не был политическим оппонентом Путина, он скорее работал за деньги. Собственно, и после переезда в Британию оставался «русским националистом». Урбан уточняет, что сидя в Лефортово тот смотрел Первый канал.

Наиболее интересны для украинской действительности несколько абзацев (а речь идет буквально о 2 страницах), посвященных взглядам Скрипаля на российско-украинскую войну. Они с Урбаном обсуждали Украину параллельно с дискуссиями о кризисе между США и Северной Кореей, которая разворачивалась во время разговора.

«Бесстыжий русский националист, он с энтузиазмом во многих вещах согласен с линией Кремля, даже сидя в доме, приобретенном МИ-6. Он был, например, совершенно непреклонен, что Путин не давал тайный приказ ввести российские войска в Украину, как об этом писали западные медиа». Экс-шпион настаивал, что иначе они «уже давно взяли бы Киев».

Кульминацией этих разговоров стал короткий диалог:

Сергей: Проблема с украинцами в том, что они не способны управлять. Им нужна для этого Россия. Украинцы просто как овцы, которым нужен пастух.

Журналист: Хм... Сергей... Кажется, должен сказать вам, что мой отец был родом из Украины.

Сергей (неподвижно): Это ок. Не беспокойся.

Собственно, это и есть упоминание об отношении Скрипаля к российским действиям в Украине. В книге речь не идет об аннексии Крыма. Все же больше автор описывает его как советского человека, который скучал по распаду Советского Союза, но по сути оставался бывшим военным.

Но несмотря на все сложности, Скрипаль находился в хорошей физической и моральной форме.

«Досье Скрипаля» прежде всего восстанавливают его прошлое до отравления, но книга была сдана в печать до обнародования информации, что за покушением могут стоять агенты ГРУ Чепига-Боширов и Петров, чьи фото опубликовали британские спецслужбы, а впоследствии идентифицировали журналисты.

Поделиться: