В отношениях между Украиной и Беларусью в 2017-м году происходило много противоречивого. От заявлений о совместных проектах до задержаний граждан. С одной стороны, Киев и Минск заявляли об укреплении экономического сотрудничества, с другой в информационном поле часто возникали истории, подрывающие доверие между сторонами.

Эксперт Украинского института будущего, специалист по белорусскому направлению Игорь Тышкевич в интервью Громадскому объясняет, как связаны эти два противоположных процесса.

Информационные вбросы и провокации

Если взглянуть на 2017 год, Беларусь двигалась в сторону России, Евросоюза или стояла на месте?

На мой взгляд, это неправильная постановка вопроса — в какую сторону двигалась Беларусь. Беларусь пыталась  уменьшить влияние РФ, а с другой стороны — наладить отношения с Западом, но при этом она не стремится ни туда, ни туда. В качестве одного из противовесов российскому влиянию Беларусь видит такое государство, как Китай.

Вы связываете подписание некоего договора между Беларусью и Украиной и появлением информации, которая может подорвать отношения между странами?

Я вам просто приведу хронологию. Ноябрь 2016 года, на совместной белорусско-украинской комиссии по развитию торгово-экономического сотрудничества Украина озвучивает два предложения. О переработке украинской нефти на белорусском Мозырьском НПЗ. Беларусь и Украина подписывают меморандум о начале работы по этому проекту, украинцы закачивают в ветку дружбы, которая идет от Бродов до Мозыря.

Второе предложение Украины — восстановление водного пути Е40, то есть это транспортировка грузов от Балтики до Черного моря по рекам.

После этого сразу же возникает экологическая инициатива Беларуси «Стоп Е40» (направлена против строительства водного пути Е40 между Балтийским и Черным морями, поскольку это может нарушить экологический баланс водных бассейнов рек — ред.). Она поддерживается белорусским Бизнес союзом предпринимателей и нанимателей, который работает в первую очередь с российским рынком. А дальше раскручивается тема информационных вбросов. Весной начали писать, что на учениях «Запад-2017» Россия оккупирует Беларусь. Вторая вводная пошла по «Западу», что будет «свергнут» Лукашенко. Третья, что Беларусь торгует с «ЛНР» и «ДНР». Четвертая, что ближе к лету российские авиационные базы и базы ПВО будут в Беларуси. Пятая, что войска РФ останутся в Беларуси. Шестая, что будет нападение России с территории Беларуси, седьмая, что будет диверсионно-разведывательная группа из Беларуси идти в Украину. Восьмая — это то, что белорусские таможенники издеваются над украинцами.

Следующим этапом стала провокация с похищением Павла Гриба. Если не дает эффекта просто информационный вброс, необходимо делать что-то более мощное.

Задержания украинцев в Беларуси

Задержания украинцев на территории Беларуси к концу года превратилось в тенденцию. О чем это говорит? Лукашенко не контролирует свои спецслужбы или это политика Минска?

Павел Гриб — это одна ситуация. Там явная провокация. И Россия признала, что это была операция. То есть, парня вели, парня сознательно выманивали. Причем был учтен принцип работы белорусской (правоохранительной) системы. В Беларуси любого совершеннолетнего человека начинают искать на третьи сутки, независимо от того, кто он, кто его папа, кто его мама и так далее. Что у нас происходит? Парня нет сутки, папа приходит в белорусскую полицию: «Здравствуйте, я — папа Павла Гриба». Ну и что? Сколько времени прошло? Сутки. «До свидания». Как минимум три дня Беларусь не может ничего внятно ответить. Потому что местный милицейский начальник будет просто сидеть и говорить: «До свидания!»

Теперь об остальных гражданах. Во-первых, по грибникам. Между Беларусью и Украиной не существует нормальной границы, потому что демаркация происходит только сейчас. Ежедневно задерживаются и той и другой стороной десятки людей, потому что: а) это деревня, люди ходят в обход погранперехода; б) это грибники; в) это браконьеры. Маленький пример: за три недели до того, как задержали этих грибников, чем возмутилась украинская сторона, недалеко от Гомеля задержали украинского браконьера в чернобыльской зоне, причем история была очень интересная.

Человек хотел убежать, ну и по привычке решил отстреливаться в пограничников. То есть, мало того, что он был с оружием, но и применял оружие против пограничного наряда. Ну да, его скрутили, извините, дали по голове хорошо, выписали хороший штраф, его ружье сломали на месте.

То есть, это тоже вопрос — насколько мы это будем выводить в публичную плоскость? Если мы хотим создать проблему, то с белорусской стороной тоже вполне логично, чтобы возник такой накат: вот есть украинцы, которые ходят с оружием по белорусской территории, ай-яй-яй, как нехорошо. Но тут как раз была работа и тех, и других дипломатов, которые пытались потушить этот пожар.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Шпионские игры: Как и почему в Беларуси задерживают украинцев

Теперь по Шаройко (журналист Украинского радио, задержанный в Беларуси по обвинению в шпионаже — ред.). Работа журналиста заключается в том, чтобы собирать информацию… Есть еще одна вводная, что журналист — это очень хорошее прикрытие для спецслужб. Я не говорю, что Шаройко — сотрудник спецслужб, я не утверждаю этого. Я просто говорю, что это очень удобное прикрытие.

Дальше имеем: журналист собирает информацию, которая касается вопроса военно-политического сотрудничества Минска с другими странами, в том числе с РФ. Вполне естественно, что такая активность настораживает белорусские спецслужбы.

Павел Шаройко мог сотрудничать с целым рядом организаций, которые не являются военной разведкой  или государственной разведкой: «Информнапалм», «Информационное сопротивление», сайт «Миротворец». Мог не сотрудничать, мог просто быть журналистом. По версии белорусского КГБ, его задержали. Дальше — тоже интересно. Задержание произошло достаточно давно, то есть был временной люфт между задержанием и появлением информации в прессе. Я склонен верить заявлениям, что стороны договорились вначале молчать...

А дальше — вопрос: откуда пошла информация? В республике Беларусь, включая журналистов, которые работают на российские СМИ, начали обращаться к украинским коллегами: слушайте, а вы знаете, что задержали украинца, а вы можете прокомментировать, правда это или неправда, то есть, пошел шумок.

И первыми заговорили российские журналисты в Минске?

Да. Ситуация выходит на публичный уровень, и уже возникают проблемы, потому что если бы ситуация была непубличная, что было бы дальше? Господина Шаройко тихонечко бы обменяли, потому что в Украине есть задержанный, скорее всего, сотрудник белорусских спецслужб. Либо белорус, который работал на российские спецслужбы.

19-летнего украинца Павла Гриба задержали на территории Беларуси, после чего отправили в Россию. Там его подозревают в подстрекательстве к терроризму

Как внутренняя политика зависит от медиафона

Во всех этих историях Беларусь выступает неким наблюдателем. На ее территории работают российские спецслужбы, придумывают какие-то ситуации. При той власти, которая есть у (Александра) Лукашенко, неужели он не может дать приказ прекратить это или, по крайней мере, сделать заявление, что к похищению Павла Гриба Беларусь имеет мало отношения?

У каждого успеха и поражения есть свой автор и хозяин. О процессах, которые происходят в Беларуси, Лукашенко не может сказать, что он не несет ответственность. В Украине Петр Порошенко может без проблем сказать: ребят, это не я. Гройсман может сказать: это не я. Все скажут по очереди: это не я.

Украинская политика очень сильно зависит от медиафона, белорусская — нет. 

Какова цель информационных вбросов, о которых вы говорите?

Показать, что работает система, что система готова огрызаться.

Какова цель вбросов в отношении Украины?

Все просто, если идет разговор о совместных проектах. То есть, давайте оставим в стороне водный путь и нефть, возьмем совместные предприятия, в том числе и производство военной техники. Возьмем попытку восстановить широкое авиатехническое сотрудничество. Необходимо, чтобы был хотя бы минимальный уровень доверия между партнерами. Если отношения между странами выходят на уровень открытой дипломатической войны — нет сотрудничества. Нет сотрудничества — нет совместных проектов.

Но если и в Киеве, и в Минске понимают, что это проделки Кремля, что они придуманы и призваны поссорить Киев и Минск, неужели, по идее, умные люди не понимают, что не стоит ссориться?

Умные люди понимают и, заметьте, если отбросить именно шум в прессе, то количество жестких нот и жестких обращений на уровне даже МИДа весьма ограничено. То есть, был обмен нотами после Павла Гриба, даже не обмен нотами, была нота от украинцев, был обмен нотами после Шаройко… И все.

Россия и белорусская игра «Лозунги в обмен на деньги»

В общем, во всем виноваты журналисты?

Нет, не во всем виноваты журналисты. Когда ты с кем-то работаешь, необходимо пытаться понять, как думает твой будущий партнер. Пытаться влезть в его шкуру. То есть, для Лукашенко ключевое — это власть, признание, деньги. Соответственно, он не может сказать, что не контролирует какую-то ситуацию. Второе — важными проектами он любит управлять либо сам, либо через тех людей, которым он доверяет. При этом он не доверяет медиа и общественному мнению. Петр Алексеевич Порошенко — полная противоположность.

Встреча президента Республики Беларусь Александра Лукашенко (в центре) с украинским президентом Порошенко (справа) в Киеве, 21 июля 2017 Фото: Николай Лазаренко / POOL

Учитывая, что есть два человека (Порошенко и Лукашенко — ред.), которые, мягко говоря, по-разному реагируют на внешние раздражители, очень легко устроить давление, играя на этих противоречиях. И получается, что, например, для Киева чрезвычайно важна во внешней политике какая-то демонстрация. А Беларусь играет в игру с Россией под названием: «Лозунги в обмен на деньги» уже более 15 лет с того момента, как пришел к власти Владимир Путин.

То есть, Беларусь много говорит о дружбе народов, о братской любви, братском русском народе, но при этом, если посмотреть текст самих соглашений, то они, мягко говоря, становятся смешными. И вот Беларусь успешно продает лозунги, успешно продает как раз-таки заявления. В таком случае, когда из Украины идет сигнал — давайте мы что-нибудь заявим, давайте вместе скажем что-то громкое — в Беларуси сидят, начинают чесать бороду. Думают: так, где-то тут нас пытаются обмануть...

То есть, для Беларуси важна выгода: либо деньгами, либо перспективами, либо еще чем-то, а заявления могут быть прямо противоположными.

И вот это еще одна вещь, которую начали понимать дипломаты, потому что, надо отдать должное, украинская дипломатия в отношении Беларуси существенно изменилась, она действительно стала такой динамичной, профессиональной и настойчивой, но это, увы, за исключением очень узкого круга людей, мало кто понимает.

Если коротко, каким будет ваш прогноз на следующий год, удастся ли Беларуси сохранить свою политику «Лозунги в обмен на деньги» и те проекты с Украиной, о которых вы сказали в начале?

Проекты уже идут. То есть, с одной стороны, не так давно министр инфраструктуры господин (Владимир) Омелян заявил о подписании, скажем так, уже дорожной карты по реализации «Е40», по нефти —остается вопрос о наличии у Украины нефти. По военной технике — вот вам маленький пример: в Черкассах начали производить МАЗы и Богданы, раньше они производились с ярославскими моторами, ну Украине не нравилось, что моторы русские. В результате МАЗ начал ставить китайские моторы, и тот же самый МАЗ в Беларуси вместе с производителем этих самых двигателей внутреннего сгорания строит заводик, который рассчитан в том числе на украинский рынок. То есть, эти проекты будут работать.

Естественно, Беларусь будет стараться уравновесить российское влияние. Но поскольку это не нравится Кремлю… С точки зрения экономических проектов, все будет хорошо. С точки зрения политических контактов, информационных вбросов, провокаций, тут, увы, я пессимист. Те, кто организовывал эти провокации, максимально подняли ставки, то есть, если уже после осуждения, после заключения человека под стражу в самой Беларуси не будет достигнут результат, то, извините, у нас следующее что? Кровь? И вот этого я очень боюсь, потому что накал провокаций будет только возрастать именно в медийной сфере, в сфере провокаций против отношений, который призваны вызвать обмен нотами, призваны вызвать дипломатический скандал. 2018-й год будет очень непростым.

Поделиться: