Что нужно знать о наемниках «Вагнер» и что произошло в Сирии. Разбиралось Громадское

Евгений Савватеев, Остап Ярыш, Наталья Гуменюк

Информация о гибели россиян в Сирии при авиаударе коалиции во главе с США вызвала немало споров. Министерство иностранных дел РФ допускает, что среди погибших могли быть граждане России.

Российская и американская пресса на момент публикации озвучивали разные цифры: от 11 до более чем 200 погибших.

В сообщении агентства Reuters, которое ссылается на анонимный источник среди врачей в Москве, говорится о 100 погибших и 200 раненых.

Пентагон в свою очередь утверждает, что погибли 100 проасадовских военных, а CNN, ссылаясь на местные СМИ,  что большинство из них — сирийцы.

Громадское пообщалось с Кириллом Михайловым, сотрудником Conflict Intelligence Team (СИТ), — исследовательского центра, который занимается мониторингом соцсетей и СМИ, а также американским журналистом Майклом Вайсом, который сотрудничает с Daily Beast и СNN, и является автором книги «ИГИЛ: Внутри армии террора» и следит за ситуацией в Сирии и России.

Мы также проанализировали брифинг командующего Центрального командования Воздушных сил США Джефри Гарригана, прошедшего 13 февраля 2018.

Итак, что нужно знать о наемниках «Вагнер» и что произошло в Сирии.

Разница между частной военной компанией (ЧВК) «Вагнер»  и официальными российскими военными

«Вагнер» — не просто частная военная компания, объясняет Кирилл Михайлов. Обычные ЧВК — это такие частные охранные предприятия, но в зоне конфликта. То есть они охраняют какую-то тыловую базу, местные объекты оккупационной администрации. Как это происходило в Ираке с американскими Blackwater. Если они оказываются вовлечены в бой, то обычно случайно.

Михайлов напоминает о событиях 2014 — 2015 годов, когда во всех независимых СМИ, во всем интернете гремели истории о псковских десантниках и бурятских танкистах, а также других россиянах, которые погибли в «отпуске» на востоке Украины. Следовательно, военнослужащих туда уже не отправят. Именно наемников снаряжали в самые горячие точки и в Сирии — под Пальмиру, под Дайр-эз-Заур, когда решался вопрос, кто будет контролировать территорию после «Исламского государства».

Они могут находиться в оперативном подчинении или сирийского, или российского командования, когда идет речь о важных операциях.

Российские военные патрулируют руины древнего города Пальмира, освобожденного на то время от боевиков «Исламского государства», район Тадмур, губернаторство Хомс, Сирия, 5 мая 2016 года. Фото: EPA/SERGEI CHIRIKOV

Также исследователь вспоминает обнародованную изданием «Фонтанка» и агентством AP информацию о контракте, который заключила российская компания «Европолис». Это компания Евгения Пригожина — близкого к Путину олигарха, который стоит за ЧВК «Вагнер» и фабрикой троллей. В контракте говорится, что компания обязуется освободить месторождения, а в итоге получить часть от их эксплуатации. То есть наемники «Вагнер» выбивали боевиков «Исламского государства» с территории месторождений, чтобы потом передать их России.

История вопроса

В 2017 году, когда выдавили «Исламское государство», речь шла о контроле над провинцией Дейр-эз-Зор. Этот регион — основа нефтегазовой экономики Сирии. Это также наибольшие месторождения, как и Мосул, которые составляли фундамент нефтяного бизнеса «Исламского государства». Вопрос был в том, кто их будет контролировать, — сирийские демократические силы, которые устраивают демократический, конфедералистский проект на северо-востоке Сирии под защитой США, или центральное правительство Дамаска, сирийский режим.

Граница пролегла по реке Евфрат. На западе сосредоточились те, кто выступает на стороне Дамаска, на востоке — коалиция.

Конфликты в настоящее время загораются с новой силой. Например, в конце 2017 года иракское правительство выбило курдов из Киркука, где расположены их главные нефтезаводы. Турки воюют с курдскими формированиями в кантоне Африн на северо-западе Сирии.

Что случилось?

Согласно информации, полученной исследовательским центром СИТ, наемники, а именно 5-й штурмовой отряд ЧВК «Вагнер», при участии других вооруженных формирований решили занять завод или месторождение. Они думали, что американцы отвлеклись на Африн, где идет турецкая операция.

Но оказалось, что там располагается штаб сирийских демократических сил и там же сидят американские советники, которые сразу связались с российским военным командованием в Хмеймиме. Те ответили: «Это местные повстанцы. Нас там нет».

Командующий Центрального командования Воздушных сил США Джефри Гарриган во время брифинга Министерства обороны США 13 февраля 2018 неоднократно подчеркивал, что «мы немедленно сообщили российским официальным лицам о нападении на силы сирийской оппозиции и позиции коалиции. И после звонков согласовали решение об уничтожении сил противника. Кроме того, мы наблюдали за возрастанием войск неделей ранее и предупреждали россиян о своем присутствии предварительно».

Командующий Центрального командования Воздушных сил США Джефри Гарриган во время брифинга, 29 сентября 2014 года. Фото: EPA/SHAWN THEW

Американцы стали бомбить. Через некоторое время выяснилось, что там таки были российские наемники. Об этом заявили источники из Пентагона и другие. Но политика Минобороны РФ — мы о «Вагнере» не говорим, это не наши военнослужащие, «их там нет».

О каком количестве погибших идет речь?

Во время ответов журналистам генерал-лейтенант Гарриган заявил, что примерное количество военных, которые приближались к американцам, составляли от 300 до 500 человек. По данным Пентагона, погибло 100 нападающих.

Conflict Intelligence Team по состоянию на 14 февраля назвал имена восьми погибших россиян. Кирилл Михайлов говорит, что теперь невозможно установить точное количество погибших:

«Ситуация напоминает 2014 год, когда стала появляться информация о погибших российских военных на востоке Украины, но тогда это были регулярные войска, а не наемники».

Информация продолжает поступать в исследовательский центр. По мнению Кирилла, счет будет идти на десятки. В то же время он убежден, что цифры 200 или даже 600 погибших — очевидное преувеличение. Эти потери можно сравнить с теми, которые «Вагнер» понес в 2017 году во время боев с «Исламским государством» за контроль над Пальмирой.

Информация в СМИ относительно погибших по состоянию на 16 февраля

Российские СМИ: «Новая газета» — 13 погибших, «Коммерсантъ» — 11, «Ведомости» — 40.

Западные СМИ: BBC подтверждают гибель двух россиян, CNN пишет о «нескольких», информагентство Bloomberg и New York Times говорят о 200 погибших, большинство — россияне. Последние со своей стороны ссылаются на неназванные источники и российского бизнесмена, который работает в Сирии.

Издание Reuters озвучивает цифру 80-100 погибших и еще 200 раненых, ссылаясь на разговоры с военными врачами в российской столице, не пожелавшими назвать свои имена.

Американский журналист Майкл Вайс добавляет, что в Daily Beast проводили глубокий анализ информации относительно шестисот убитых российских наемников после авиаудара США:

«Многое из этого связано с русским ультраправым сообществом, в частности, с Игорем Гиркиным. Ранее Гиркин критиковал Путина, ведь был убежден, что Россия недостаточно сделала, чтобы помочь русским бойцам в Украине.

Следовательно, я допускаю, что, преувеличивая количество жертв, ультранационалисты пытаются побудить Кремль дать военный ответ Соединенным Штатам. Другими словами, подтолкнуть Россию к войне с Америкой», — заявил он Громадскому.

Как свидетельствует опыт США в Сирии, не было ни одного случая, когда бы из-за авиаудара США погибло 600 боевиков «Исламского государства», говорит Вайс, а следовательно, «информация о том, что погибло 600 российских солдат, звучит безумно».

Вайс также обращает внимание: если, по данным США, погибло около сотни представителей сил режима, то речь идет не только о российских наемниках, но и о сирийских спецотрядах. И доказательства того, что сирийские бойцы погибли во время этого авиаудара, Daily Beast имеет.

Доказательства того, что это — наемники из «Вагнера»

«Понятно, будет много непрямых доказательств», — говорит Кирилл Михайлов.

Если МИД России допускает, что пять россиян могли погибнуть, Минобороны РФ опровергает гибель российских военных. Хотя обычно оно признает потери в Сирии, даже если погибают регулярные российские военнослужащие. Теперь же исследователи обращают внимание на очень обтекаемые формулировки: «Российских военнослужащих там не было».

«Да, действительно, не было. Была ЧВК», — соглашается Кирилл Михайлов.

У этих людей в профилях соцсетей нет информации, где они служили. В отличие от кадровых военных, которые, напоминает исследователь, с 2014-го часто добавляли фотографии из своих военных частей.

Групповое фото российских наемников, которое, по мнению расследователей, сделано летом 2014 года в Старобешевском районе Донецкой области. Одного из наемников опознали как бойца с позывным «Шланг», он погиб в Сирии в середине декабря 2015 года — подорвался на противопехотной мине, возвращаясь из разведки в составе группы из семи лиц. Фото размещено боевиками «Исламского государства»

Родственники, которых опросило российское издание РБК, говорят: «Он поехал в Сирию по контракту, зарабатывать деньги». Так наемники это обычно и описывают. Кирилл утверждает, что платят им намного больше, чем любому российскому контрактнику с учетом боевых надбавок.

В своих отчетах аналитики СИТ опираются на данные «анонимных интернет-исследователей». Те проверяют социальные сети и местные СМИ по словам «погиб в Сирии», «погиб в Дейр-эз-Зоре» и тому подобное. CИT находит заметки, на которые ссылаются «анонимы», и проверяют, не фейковая ли страница. Признаки настоящего профиля: люди пишут слова скорби, у них есть друзья и личные фотографии.

Зачем РФ частные военные компании вроде «Вагнера»?

Вообще ЧВК в нормальном виде — это мировая практика, объясняет исследователь СИТ. Но есть разница между ЧВК, которые занимаются тыловыми заданиями и не вступают в бой, и этим вооруженным формированием, которое реально где-то воюет. Это практически беспрецедентный случай.

В действительности контроль над месторождением — это побочная функция.

«Вагнер» создали, чтобы не признавать потери российской армии в войне в Сирии, — говорит Кирилл Михайлов. — Чтобы там могли погибать россияне, которых можно не признавать. И это уже моральный вопрос: когда есть государство, то воевать должны именно военные, как это заведено в западных странах».

Майкл Вайс добавляет, что российской власти выгодно полагаться на наемников, потому что их можно использовать как расходный материал, в то же время отрицая даже сам факт их существования. И нынешняя реакция Москвы лишь подтверждает это. Также это помогает россиянами проверять «на прочность» США, оценивая их способность сдерживать противника в Сирии.

Российская военная техника на авиабазе «Хмейми» в провинции Латакия, Сирия, 4 мая 2016 года. Фото: EPA-EFE/SERGEI CHIRIKOV

Как американцы и россияне координируют свои действия в Сирии?

«Мы в первую очередь должны были защищаться», — таким был ответ генерал-лейтенанта Гарригана американским журналистам. Те критиковали разведку — почему военные США не знали точно, кто именно в составе группировки, по которой они нанесли удар?

Журналист Майкл Вайс объясняет, что силы США сообщают российским коллегам, когда пересекают воздушное или наземное пространство, контролируемое россиянами, и стараются держаться подальше друг от друга.

«На протяжении последних лет, когда США стали воевать с «Исламским государством», это Америка в первую очередь осуществляет военные операции против джихадистов-суннитов, и пытается заверить стороны, что они не воюют против режима Асада, иранцев или россиян. Америка ограничена, ведь ведет контр-террористическую операцию».

Однако, по словам Вайса, в будущем политика США в Сирии может измениться, но это будет прежде всего усиление геополитического противостояния, чтобы помешать противникам укрепить влияние в Сирии.

Поделиться: