Громадское поговорило с непосредственными участниками событий 6 апреля 2014 и попыталось выяснить, кто ответил за сдачу боевикам государственных учреждений Луганска?

ТЕКСТ: Настя Станко

Три года назад 6 апреля пророссийски настроенные луганчане захватили местное Управление Службы безопасности Украины. Вместе со зданием они завладели арсеналом оружия, который там хранился. На следующий день именно оттуда мятежники записали видеообращение с требованием провести референдум, угрожая «открытым противостоянием».

Сейчас некоторые из ЛНРовских «чиновников» называют захват здания областного СБУ датой создания «Луганской народной республики».

Громадское поговорило с непосредственными участниками событий 6 апреля 2014 и попыталось выяснить, кто ответил за сдачу боевикам государственных учреждений Луганска? Также наши собеседники попытались смоделировать, как бы развивались события, если бы СБУ удалось отстоять.

Евгений Васильев — член благотворительного фонда «Восток-SOS», который основали переселенцы из Луганской области и Крыму. Помогает жителям серой зоны. Живет в Киеве. Во время захвата луганского управления СБУ был активистом «Общественного сектора» — организации, которая отстаивала местный Евромайдан.

«Нас 30-40 человек собиралось в Луганске по выходным, когда в Киеве проходил Евромайдан. В будни тоже собирались, слушали музыку, проводили различные лекции. Собирались у памятника Шевченко. Когда захватили ОГА мы начали собираться возле СБУ.

Первое серьезное столкновение у нас было 9 марта. В тот день митингов было два: наш и антимайдановцев. До этого на антимайдан приходило человек 5-6, а здесь их свезли со всей области автобусами. Там были Клинчаев (депутат-регионал Луганского областного совета), Харитонов („народный губернатор“ Луганщины), коммунисты, „Молодая гвардия“. Нас разделяли около 30 милиционеров. Без дубинок, чтобы не провоцировать. Единственный, кто в течение всего времени нам помогал — это Наконечный. Он спас наш флаг, и забрал его, когда хотели разорвать. Флаг у нас был — метров 50».

Андрей Наконечный — полковник луганского областного управления Национальной полиции, руководитель отдела следственных инспекторов. Живет в Северодонецке. Во время захвата СБУ Наконечный был начальником отдела общественной безопасности Ленинского (центрального) района милиции города Луганска. Он единственный среди милицейского руководства пытался помочь евромайдановцам во время протестов.

«В 12 часов собирался Евромайдан, затем на противоположной стороне собирались афганцы, потом Хохлов — бывший коммунист. Нам реально не хватало людей. И ведь было принято решение: на массовых мероприятиях после событий на Майдане запретить использовать спецсредства — ни газа, ни щитов, ни дубинок. Что мы могли сделать? Вот 9 марта проводилось мероприятие проукраинских сил. Мы видим, что в нашу сторону начинают бежать люди с черенками от лопат — не менее тысячи. Мы за 5 минут людей чуть вывели оттуда (активистов Евромайдана, чтобы на них не напали пророссийски настроенные люди — ред.). В марте 2014-го к нам прикомандировали дополнительные силы, но и этого было мало».


Пророссийский митинг в Луганске 5 апреля 2014, за день до захвата здания СБУ Фото: Roman Pilipey / EPA
Евгений Васильев, активист «Гражданского сектора» Евромайдана Луганска (2014).

«6 апреля был велопробег. Нас охранял патруль на двух машинах ГАИ — впереди и сзади. Когда мы перед тем утром вешали сине-желтые ленты на отбойник посреди дороги — милиции рядом не было. Затем в этот день луганская „Заря“ сыграла с львовскими „Карпатами“. Мы все были на матче. Милиции на стадионе не было, разве что где-то вокруг ходили, потому что тогда было запрещено силовикам находиться на матчах.

Когда мы были на матче, кто-то позвонил и сказал, что захватили СБУ. После футбола мы все пошли посмотреть.

6 апреля, когда штурмовали СБУ, тоже было немного милиции, людей 40-50. Они уже были со щитами, в шлемах, стояли и разговаривали, а потом опа! — и толпа пошла. Никого даже не били, один милиционер пострадал, там ему оказали медицинскую помощь, они (милиционеры — ред.) даже никакого сопротивления не оказывали, никого не задерживали тогда».

Кордон правоохранителей у здания Службы безопасности screenshot с видео

Оказание медицинской помощи постражданолу милиционеру screenshot с видео

Андрей Наконечный, начальник отдела общественной безопасности Ленинского р-на милиции Луганска (2014).

«До 6 апреля мы не охраняли СБУ. Это же отдельная структура.

Была заявка на шествие, но не в день матча. Однако началось движение в сторону администрации. Мы решили — сейчас будет захват администрации. При этом Хохлов, проводя акцию, — не знаю, почему и как он так сориентировался, — сказал в микрофон, типа, народ, а давайте-ка пойдем на СБУ!

Мы наконец подошли к СБУ — в шеренге уже стояли сотрудники милиции. Две колонны протестующих сошлись. Афганцы имели боевой опыт, а со стороны Хохлова — старики, женщины и дети. И так они поперли вперед. В толпе кричали, что пошел газ. Откуда он мог пойти?

Одного нашего контрактника забрала скорая — он ударился шеей о щит. Слава Богу, остался жив. А сколько милиционеров пострадали в тот день, не скажу, не помню».

Разговор милиционера с журналистом под зданием СБУ. 6 апреля 2014:

— Ты у СБУ был?

— Был, минут 15 назад.

— Сейчас его уже нет, сбили плитку.

— Так а чего вы их не разгоняете?

[....]

— Да что они, внутрь зашли?

— Да-да, я ни разу не видел, чтобы пластиковые двери снимались за 20 секунд.

— Так а что вы автозаки не подвозите? Ничего не делаете?

— Нет команды, нет«.

Александр Петрулевич, генерал-майор СБУ в запасе. Живет в Киеве. 6 апреля 2014 был начальником СБУ Луганской области.

«Когда начался первый штурм, весь мой личный состав подняли по тревоге, конечно. Некоторые просто убежали. Вот вам пример, около 40 человек из них (из луганского управления СБУ — ред.) сейчас служат в „МГБ ЛНР“.

На 6 апреля никто не собирался захватывать СБУ. По нашим оперативным данным, это планировалось сделать в мае. Готовился к этому весь Юго-Восток. 5 апреля мы задержали офицера Генштаба России — некоего Баннаха, который приехал с инспекцией. Он докладывал (своему руководству — ред.), а мы это отслеживали. Сообщал, что ничего еще не готово, — в Луганской области еще более-менее, а в Харькове и даже в Донецке совсем не готово.

Местное руководство МВД организовало отряды казаков. Это была самооборона от новой киевской власти. А Гуславский (начальник МВД Луганской области в момент захвата СБУ — ред.) был человеком Ефремова. Я знал всех командиров силовых подразделений в области — и пограничников, и военные части, со всеми общался. Но не было такой задачи (защищать СБУ — ред.).

У меня ничего не было — ни „Черемухи“, ни врывпакетов, ни личного состава. Если посмотреть в закон о милиции, кто отвечает за охрану общественного порядка? Не СБУ. Кто охраняет административные здания согласно уголовному кодексу? МВД».

Здание СБУ быстро захватили, особого сопротивления милиция не оказывала screenshot с видео

Сергей Корсунский — обвиняемый в создании террористической организации «ЛНР» и участии в ней. Выпущен из-под стражи в августе 2016, дело против него закрыто. Живет в Одессе. 6 апреля 2014 был правой рукой Валерия Болотова — на тот момент лидера пророссийского движения «Антикризисный штаб», который впоследствии стал первым главой «ЛНР».

«СБУ и МВД имели прямое отношение к вооружению людей, сдачи здания с оружием, сдачи районных отделений. Сдачи складов с оружием всех районных отделений и, в частности складов с оружием захваченного здания областного СБУ, в котором было 2 тысячи автоматов, 2,5 миллиона патронов.

В подозрении СБУ относительно меня написано, что я принимал участие в организации и захвате здания. Хотя им достоверно известно, что я туда попал 8 числа с санкции руководства СБУ. О том, как все происходило я расспрашивал у людей, которые там были и все это видели. Ящики были завезены неизвестно откуда с двумя сантиметрами пыли, а оружие чистенькое. То есть люди подтверждают, что оружие туда откуда-то завезли. Это были автоматы военные, а не милицейские, как говорится. Новенькие, с прикладами, которые не складываются.

Не знаю, может, завтра скажут, что это ФСБ завезло оружие. Может, им подбросили. Но на свой склад кто мог это оружие завезти? И его получили те, кто туда зашел 6 апреля».

Евгений Васильев, активист «Гражданского сектора» евромайдан Луганска (2014).

«На следующий день все ходили смотреть на СБУ. Большинство — пьяные и с автоматами. До штурма же автоматов не было. Все здания были захвачены без оружия.

А уже после СБУ захватили ОГА, прокуратуру, апелляционный суд. Единственное, что не было захвачено — это МВД, городское и областное управление. Говорили там с парнем из внутренних войск под СБУ. Он говорил, что им никаких приказов не дают, а „беркутовцы“ им говорили: только попробуй что-нибудь сделать, я тебе по голове дам. Так что милиция там была набором статистов».


Все здания в Луганске были захвачены без оружия (на фото — баррикады у захваченного здания СБУ в апреле 2014). Фото: Anastasia Vlasova / EPA

Андрей Наконечный, начальник отдела общественной безопасности Ленинского р-на милиции Луганска (2014).

«Мне звонили люди изнутри здания и говорили, что хотят открыть оружейную. Я сразу доложил руководству. После захвата СБУ в руках у людей, которые это сделали, оказалось несколько тысяч автоматов Калашникова, снайперские винтовки, масса боеприпасов к ним, гранаты, пулеметы. А в четырех отделениях милиции Луганска — только по четыре укороченных автомата Калашникова. Как вы думаете, даже если бы захотели сотрудники милиции отстоять это здание, что бы было? Полегли бы люди да и все. Я видел все эти ящики, я заходил в СБУ после захвата, я был в переговорной группе — там была масса оружия».

Александр Петрулевич, начальник СБУ в Луганской области (2014).

«Мы делали свою работу. Задержали шесть человек. Среди них был Рельке — гражданин Германии, Алексей Карякин — они были связными с русскими. Мы им предъявили обвинение в государственной измене. Быстро арестовали еще 5 апреля. И вот 6 апреля штурмовали СБУ — будто чтобы их освободить.

А когда их в тот же день Гуславский освободил из-под стражи — пошел снова штурм СБУ. Мы обнаружили всю цепочку — „матка“ их была даже не в Донецке, а в Луганске — оттуда все должно было начаться. Мы этим занимались, пытались ликвидировать. А здание, как говорится, в зарплату не входило.

Там фигурировали и люди из Киева. Сейчас идет следствие, возбуждено несколько уголовных дел. Эти люди сейчас у власти в Киеве. Я прохожу по одному такому делу свидетелем, было возбуждено еще два дела по захвату здания, сначала военная прокуратура рассматривала, а потом и гражданская. И наши действия (СБУ — ред.) были признаны законными.

Чтобы защитить здание, мне надо было поставить пулеметы и расстреливать людей, которые штурмовали. А происходило все так: впереди шли женщины, дети и старики. В парке возле ходили женщины с колясками. Им просто интересно было — как цирк. Единственный способ — вести автоматно-пулеметный огонь, правильно? Требовалось несколько рядов штурмующих убить. Покажите мне хоть один нормативно-правовой акт, который бы это позволял».

Андрей Наконечный, начальник отдела общественной безопасности Ленинского р-на милиции Луганска (2014).

«После 7 апреля внедрили режим АТО и позволили использовать оружие. Но если бы пролилась кровь — дружественные войска РФ вошли бы сюда по другому поводу».

Евгений Васильев, активист «Гражданского сектора» Евромайдана Луганска (2014).

«Это был момент, когда еще не было президента, и никто не хотел брать на себя ответственность. Привезли какой-то спецназ, они вышли у СБУ, покурили и поехали на базу. Гуславский вероятно боялся отдавать приказы.

В Киеве меня потом вызвали в Генпрокуратуру. Спрашивали какие-то общие вещи, видел ли, как распространялось оружие и как из СБУ выносились документы».


Боевики у захваченного здания Луганского управления СБУ 11 апреля 2014. Фото: Anastasia Vlasova / EPA

СПРАВКА:

Генеральная прокуратура Украины возбудила дело по факту захвата здания Управления Службы Безопасности Украины в Луганской области. И Петрулевич, и Васильев проходят по нему свидетелями.

Свидетелем по этому делу также проходит и генерал-майор милиции Владимир Гуславский, который в момент захвата СБУ возглавлял управление МВД в Луганской области. Он отказался от интервью Громадскому, ссылаясь на тайну следствия.

Сергей Корсунский был обвинен в захвате здания СБУ. Частично свою вину он признал, но только в части его участия в создании «ЛНР». Дело против него закрыто, и сейчас он на свободе.

В содействии захвату СБУ обвиняют также Александра Ефремова, экс-нардепа от Партии регионов. Дело против него слушается в Старобельском районном суде Луганской области.

Военная прокуратура не обнаружила в действиях Гуславского и Петрулевича небрежности или бездействия при выполнении служебных обязанностей.

Валерий Болотов, первый главарь «ЛНР», умер 27 января 2017 от сердечного приступа в квартире в Москве. Есть версия, что его отравили.

Геннадий Ципкалов, один из организаторов захвата СБУ, второй премьер-министр «ЛНР», в сентябре 2016-го задержан за попытку госпереворота в той же «ЛНР». 24 августа 2016 найден повешенным в камере СИЗО в Луганске. Его соратник Алексей Карякин, экс-спикер парламента «ЛНР», говорил, что самоубийство было постановкой.

Поделиться:
spilnokosht desktopspilnokosht mobile