За последний месяц в СМИ появлялись сообщения о законопроекте о деоккупации Донбасса. О нем, в частности, упоминал секретарь СНБО Александр Турчинов. Речь шла об окончании антитеррористической операции, впрочем, что именно прийдет ей на смену не упоминалось.

Неизвестным оставался и состав авторов, работавших над документом.

20 июня Громадское опубликовало проект концепции будущего законопроекта, который держали в секрете не только от общественности, но и от самих народных избранников.

Почему – в материале Громадского.

«Мифический» документ

Еще несколько дней назад чиновники администрации президента уверяли: наработки по деоккупации Донбасса обсуждают с партнерами – в частности, из США, куда президент Порошенко летал встречаться с Дональдом Трампом.

По словам собеседников, документ так или иначе рассматривали и с участниками или их представителями в нормандском формате (кроме российской стороны).

Вице-спикер парламента и уполномоченная президента по мирному урегулированию конфликта на Донбассе Ирина Геращенко заявляла, что вскоре документ будет рассмотрен на заседании Совета национальной безопасности и обороны.

Впрочем, депутаты, которые нарабатывают законопроекты о статусе неподконтрольных территорий Донецкой и Луганской области, уверяли Громадское, что закона не существует в природе. Об этом говорили и в дипломатических кругах.

В понедельник нардепы от «Народного фронта» уверяли: уже на этой неделе, то есть до конца нынешней сессии, президент внесет законопроект в парламент в качестве приоритетного.

«Его вот-вот подпишет президент и внесет в совет. Окончательный вариант утвердят после заседания СНБО» – говорил один депутатов «Народного фронта» Громадскому.

После заседания СНБО в понедельник, пробегая мимо СМИ, Сергей Пашинский заявил:

«Отклонили: нужны консультации со стратегическими партнерами».

Именно это, по словам Пашинского, заявил на Совбезе президент Порошенко.По словам участников заседания СНБО, президент заявил о необходимости дальнейших консультаций со стратегическими партнерами по законопроекту по деоккупации Донбасса Фото: Николай Лазаренко / POOL / УНИАН

Уже на брифинге Александр Турчинов добавил, что пока будут продолжаться консультации «со стратегическими партнерами», законопроект не будут обнародовать.

После брифинга Турчинова любые разговоры вокруг документа окутались тайной. Чего только не говорили Громадскому депутаты, которые имели отношение или к написанию, или ранее заявляли, что видели документ.

«Законопроект с грифом: для служебного пользования», «документ настолько до сентября изменится, что сейчас просто не о чем говорить», «смысл разговаривать - только когда станут известны переходные положения, а их никто не собирается обнародовать».

Громадское потратило более трех недель, чтобы заполучить этот документ.

Что в документе

Проект закона, которым располагает Громадское, называется «Об особенностях государственной политики по восстановлению государственного суверенитета Украины над временно оккупированной территории Донецкой и Луганской областей».

На 6 страницах документа – преамбула и 11 статей. Некоторые авторы отмечали Громадскому, что финальная версия, вместе с переходными положениями, будет состоять из около 20 листов.

Важно, что в документе неподконтрольные украинской власти части Донецкой и Луганской областей впервые определяются оккупированными, а также указывается, что Россия осуществляет «вооруженную агрессию против Украины и временную оккупацию частей ее территории с помощью вооруженных сил РФ, которые состоят из регулярных соединений и подразделений, российских советников и инструкторов, иррегулярных незаконных вооруженных формирований, вооруженных банд и групп наемников, созданных, подчиненных, управляемых, контролируемых и финансируемых РФ, которые составляют ее государственные органы, действующие в пределах временно оккупированной территории и подконтрольны России самопровозглашенные органы, которые узурпировали выполнение властных функций на временно оккупированных территориях Украины».

Далее говорится о том, что действия РФ и подконтрольных ей вооруженных формирований грубо нарушают Минские соглашения. Это фактически первая законодательная инициатива, которая называет Россию агрессором на неподконтрольных территориях Донбасса, а также официально фиксирует необходимость соблюдения Минска.В документе неподконтрольные украинской власти части Донецкой и Луганской областей впервые определяются оккупированными Россией (на фото - российские танки вблизи Луганска осенью 2015 года, архивное фото) Фото: EPA / ALEXANDER ERMOCHENKO

В документе также перечисляются нарушения Россией соглашений, как их видят авторы:

Несоблюдение режима тишины

Распространение российского законодательства

Требования со стороны РФ перерегистрировать предприятия

Введение рубля

Введение временной администрации на предприятиях

Признание документов «ЛНР» и «ДНР»

Вся власть на этих территориях признается незаконной. В проекте также указано, что Украина не несет ответственности за противоправные действия РФ как государства-агрессора, и контролируемых ею незаконных вооруженных формирований.

«Но мы не говорим только, что Россия несет полную ответственность, и все, потому что это путь в никуда – к полному забвению этих территорий. Мы разрабатываем комплекс мер по деоккупации этой территории», – объясняет один из авторов законопроекта.

Правда нигде не указано, что Россия несет всю ответственность за свои действия на оккупированной территории Донбасса.

Документ также предоставляет полномочия президенту принимать решение о том, когда применять ВСУ и другие подразделения, и в каком количестве. Важно, что руководить теперь будет не Антитеррористический центр на территории Луганской и Донецкой областей, как это было раньше, а объединенный штаб ВСУ.

Все остальные военные формирования должны будут подчиняться начальнику объединенного оперативного штаба Вооруженных сил Украины.

В обнародованном законопроекте речь не идет о прекращении АТО, и большинство его пунктов носят скорее декларативный характер. Возможно, больше объяснений будет в переходных положениях.Документ предоставляет полномочия президенту принимать решение о том, когда применять ВСУ, а всеми военными операциями на востоке, руководить теперь не Антитеррористический центр, а объединенный штаб ВСУ (на фото президент Петр Порошенко (в центре) и министр обороны Степан Полторак (слева) во время поездки в Водяное Донецкой области) Фото: EPA / MYKOLA LAZARENKO / POOL

Да и депутаты, входящие в рабочую группу по наработке законопроекта, говорят, что формулировка об оккупированных территориях и агрессию РФ для президента было сложной.

«Что будет в конечном варианте не знает никто», – говорит один из народных избранников, работавший над документом.

«Была бы моя воля, я его подписал бы и зарегистрировал на следующий день. Пока президент не подписал (на представление в парламент – ред.) это все будет – «одна бабка сказала», – отмечает депутат.

В работе над документом участвовала группа нардепов – «фронтовики» Дмитрий Тымчук, Андрей Тетерук, Сергей Пашинский, к разработке также были приобщены Ирина Луценко, Артур Герасимов, Ирина Геращенко и Владимир Арьев из БПП.

Существует также еще одна экспертная группа при СНБО, в которую входят Владимир Горбулин, Виталий Портников и другие эксперты, но они, по словам нардепов, над этим документом не работали.

Интересно, что Ирина Геращенко ранее говорила в СМИ, что «было предложено в ближайшее время провести дискуссию по законопроекту на неформальной минской платформе в Раде», в которой «активно работают все фракции, кроме Самопомощи».

Однако депутат от «Батькивщины» Алексей Рябчин, увидев текст документа в СМИ, отметил, что не мог его найти, как не мог разузнать, кто над ним работает.

«Напомню, это именно тот законопроект, который много народных депутатов, в том числе и моя коллега Алена Шкрум, долго разыскивали по всем возможным государственным органам и департаментах, где никто так и не смог конкретно назвать разработчика, состав рабочей группы и можно ли к ней присоединиться».В работе над документом участвовала объединенная группа «фронтовиков» и депутатов от БПП, в частности Ирина Геращенко (в центре) и Сергей Пашинский (справа) Фото: УНИАН

Почему не внесли в парламент

Один из соавторов документа отмечает: президент не внес документ в парламент на этой сессии, так как текст попал к дипломатам, а они, в свою очередь, имели замечания.

Вместе с тем в дипломатических кругах Громадское заверили, что документ не видели.

Один из депутатов-собеседников Громадского предполагает, что, возможно, упоминание о стратегических партнерах – президентская попытка потянуть время, чтобы не принимать пока решение по этому законопроекту.

Но условная «партия войны» во главе с Турчиновым, отмечает собеседник, все равно ждет от президента решение как можно скорее.

«Он – президент, нельзя быть только «хорошим» перед западными партнерами. Он главнокомандующий. Есть пряник, а есть кнут, надо принимать решение. Мы всем, чем могли – помогли. Законопроект должен внести только он», – говорит один из депутатов от «Народного фронта».

«Партия войны» во главе с Александром Турчиновым (на фото слева) ждет от президента решения по законопроекту можно скорее Фото: Владимир Гонтарь / УНИАН

Правовая оценка

Громадское обратилось к нескольким известным специалистам по международному праву с просьбой проанализировать документ.

Все они отмечают, что документ пока слишком сырой и скорее носит декларативный характер. Профессор конституционного права Михаил Савчин, в частности, отмечает: текст, который попал в СМИ не соответствует требованиям ясности закона:

«Закон должен содержать четкие процедурные и институциональные требования согласно критериям ясности закона, производимых в практике Европейского суда по правам человека и soft law Венецианской комиссии. Он должен содержать алгоритмы принятия властных решений, а не просто перечень властных полномочий или названий разного рода ведомств. Также необходимо конкретизировать положения Регламента парламента по парламентскому контролю в сфере национальной безопасности и обороны, и применения президентом чрезвычайных полномочий в рамках деятельности СНБО и в качестве Главнокомандующего ВСУ».

Савчин добавляет: «Формулировка об обязанности Украины относительно защиты и восстановления прав и свобод украинцев от действий агрессора в лице Российской Федерации и ее государственных агентов в лице незаконных вооруженных формирований – слишком нечеткие. Многие положения в документе не предоставляют четких процедурных и институциональных механизмов для обновления суверенитета и территориальной целостности Украины. Должны быть более комплексно и четко выписаны полномочия и процедуры к компетентным органам власти по привлечению агрессора к ответственности, а также привлечения к ответственности виновных лиц, совершивших военные преступления и преступления против человечности. Следует также четко определить, в каких пределах допускается ограничение конституционных прав и свобод, поскольку фактически речь идет о состоянии войны, который упоминается в Конституции. И это можно привязать к правовому режиму военного положения, хотя это не одно и то же».

О том, что текст слишком сырой пишет и Александр Мережко, доктор юридических наук и профессор краковской Академии имени Анджея Моджевского.

«В конце статьи 6 говорится, что «государство Украина не несет ответственности за противоправные действия Российской Федерации как государства-агрессора и контролируемых ею незаконных военных формирований» – здесь возникают вопросы. А кто тогда несет такую ответственность? Почему бы сразу не положить ответственность на Россию. И что значит «противоправные»? А за не «противоправные»? Или не несет ответственности за любые действия»?

Отдельно анализирует и упоминание о Минских договоренностях в документе: «Статья 7 непонятно почему и зачем устанавливает «приоритетность» выполнения Минского протокола. Это довольно странно, учитывая хотя бы то, что природа Минских соглашений неясна, то есть, их можно рассматривать в качестве политических, а не правовых договоренностей».

Поделиться: