У того, чем занимаются NewsOne, «112» и теперь будет заниматься ZIK, мало общего и с журналистикой, и со свободой слова.

Виктор Медведчук усиливает свои позиции на украинском медиарынке. За год он легализовал свое присутствие в трех телеканалах — NewsOne, «112» и вот теперь ZIK. На современном сленге это называется «зашел на каналы».

«Аватаром» одиозного политика в медиабизнесе является непубличный нардеп и бизнесмен Тарас Козак, но в том, что реальный владелец — Медведчук, нет сомнений. Как и в том, что реальная стоимость на порядок больше озвученных смехотворных сумм.

Информационные каналы — дорогой в эксплуатации, но ценный актив.

Первая ассоциация, возникшая у меня после новости о покупке ZIKа — залитый свежим бетоном фундамент церкви Московского патриархата на самозахваченном газоне возле руин Десятинной церкви. Тот самый кураж и наглость, та самая уверенность в безнаказанности, то самое невысказанное обещание: закрепимся здесь и пойдем дальше, чтобы взять еще больше.

Уверенность небезосновательна: до сих пор медиа Медведчука удавалось не только отражать каждую атаку со стороны государства и «государственников», но и использовать эти атаки для собственного пиара. Они просили защиты у международных и украинских журналистских и правозащитных организаций, политиков и дипломатов, жонглируя аргументами — от притеснений свободы слова до зверского оскала национализма, от угрозы объективной журналистике до преследования оппозиции. Для непосвященных в наши дела иностранцев все это звучало убедительно. И власть решала, что трогать пророссийские каналы — себе дороже.

Впрочем, учитывая расследование «Радио Свобода» и другие свидетельства того, что между Петром Порошенко и Виктором Медведчуком было понимание, можно строить и другие, менее выгодные для предыдущего президента версии.

Агрессивно критикуя парламент, правительство и проукраинские политические силы, «112» и NewsOne были последовательно ласковыми к главе государства. Даже в адских многочасовых ток-шоу, которые по градусу накала фекалий превосходили кремлевское телевидение, фигуру Порошенко обычно обходили. Только после первого тура начали выражать вялые симпатии Зеленскому, которые иссякли уже в начале июня, когда новоизбранный президент начал, по определению соратников Медведчука, «превращаться в Порошенко».

Атаки со стороны государства, честно говоря, выглядели неубедительно. «Санкции» против инвесторов NewsOne и «112» закончились тем, что у подставных владельцев (один был особенно смешной — продавец подержанных автомобилей из Германии) каналы выкупил Козак, то есть практически сам Медведчук. Проверки, которые Совет национальной безопасности и обороны поручил провести СБУ, завершились неизвестно чем — судя по тому, что каналы живы-здоровы, ничем.

В год перед выборами, когда доступ к медиа на вес золота, у преследуемых каналов нашлось немало защитников и среди украинских политиков. Некоторые из них получили абонемент на еженедельное (без преувеличения) сиденье в эфире. Среди завсегдатаев — отдельные представители Блока Петра Порошенко; да и сам Порошенко перед вторым туром побывал в студии «112» в привычном для нашей телеполитики пиар-формате, который принято называть «теплой ванной». Словом, борьба с медиаресурсом Медведчука была такой же фикцией, как расследование коррупции бывших регионалов.

Вы, наверное, слышали, что все украинские телеканалы занимаются продвижением интересов своих владельцев. Это правда, но «112» и NewsOne, а теперь и ZIK — особый случай. Организация «Детектор медиа», в которой я работаю, в последние годы отслеживала месседжи кремлевской пропаганды с двух сторон поребрика. И только в нескольких медиа — «112», NewsOne, «Страна.ua» и «Вестях», и еще иногда на «Интере», — мы видели дословное повторение тезисов, которые звучали у Киселева, Соловьева, Шейнина и Скабеевои.

Одна из этих пропагандистских линий, общих для кремлевских и медведчуковских медиа, — дискредитация украинского парламентаризма. Тут и там всячески доказывают, что Верховная Рада неэффективна, занимается клоунадой и не может принимать решения, важные для государства и общества.

Весной Кремль и медведчуковские каналы продвигали мысль о том, что результаты президентских выборов не будут легитимными, поэтому миру не следует их признавать. В итоге эта заготовка не понадобилась, как и еще одна: Порошенко непременно отменит выборы, если увидит, что не побеждает. Даже ценой искусственного обострения боевых действий на Донбассе...

Одним словом, каналы Медведчука занимаются продвижением интересов отнюдь не львовского бизнесмена Тараса Козака. И даже не украинского политика Виктора Медведчука. Они регулярно, порой более скрыто, порой совершенно открыто ретранслируют пропаганду Кремля.

При этом используя фирменный рецепт, о котором говорит Питер Померанцев: две ложки правды, ложка полуправды, ложка лжи и пропаганды.

Например, недавно на «112» были абсолютно приличные новости — почти без заказных материалов, почти без пиара каких-либо политических сил, даже «Оппозиционной платформы — За жизнь», которую продюсирует Медведчук. Среди десятков экспертов, которых приглашают в гостевые студии, встречаются профессиональные и незаангажированные. Среди политиков, которых зовут на ток-шоу — не только пророссийские. Эта имитация плюрализма позволяет удержать аудиторию, пока не благосклонную к России, но жаждущую «альтернативных» мыслей и фактов. Их здесь хватает — в каждом эфире звучат отрицания оккупации Крыма, причастности России к «гражданскому конфликту» на Донбассе, напоминание о том, что Медведчук освобождает пленных и договаривается о скидках на газ.

Чего-то подобного следует ожидать и от обновленного ZIKа. Сам по себе этот канал — небольшая ценность: у него был мизерный рейтинг и непонятное позиционирование, он оставался наполовину львовским. Ценностью является всеукраинское цифровое покрытие, присутствие в кабельных сетях и пока не утраченное доверие западной аудитории. Которую попытаются удержать, предложив зрителям лозунг «Объединяем Украину». Обновить и популяризировать ZIK до парламентских выборов вряд ли успеют, но, как и нелегальная часовня Московского патриархата на Старокиевской горе, Медведчук верит, что пришел надолго, и никуда не спешит.

Все это не имеет никакого отношения к свободе слова. Люди, которые работают на каналах Медведчука (как и в другой ячейке выродившейся телепропаганды — Прямом канале), не занимаются журналистикой. Они не помнят или даже никогда не знали, кем был Виктор Медведчук в украинской истории. К определению Павла Казарина — «кадровый коктейль из сторонников Кремля, подлецов и дураков» — я добавил бы еще один пункт: людей, для которых этические принципы и моральные ценности журналистской профессии являются офтопиком. Особенно в сопоставлении с ценностями материальными. Среди тележурналистов ходят слухи о зарплатах на информационных каналах — бесстыдно более высоких, чем у конкурентов. На современном сленге это называется «на канал зашли деньги».

Все это также не имеет отношения к бизнесу. Информационные каналы, конечно, крутят рекламу, но в условиях украинского медиарынка обречены быть всегда дотационными. Красивая картинка, качественная техника, узнаваемые ведущие, производство огромного количества продукта в прямом эфире, реклама и продвижение самих каналов стоит гораздо дороже, чем можно заработать на рекламе. Откуда берутся эти дотации? Легально ли они заработаны? В Украине ли они заработаны? Все эти вопросы должны были бы заинтересовать украинские спецслужбы и надзорные органы, если бы политики, чиновники и медиа-владельцы не были связаны бесконечной круговой порукой и системой пактов о ненападении.

Стратегическая цель, которую Медведчук не скрывает — вернуть Украину к статусу русского протектората, обрубив процессы европейской и евроатлантической интеграции, реукраинизации и демократических реформ. Вероятно, себя он видит наместником или, по крайней мере, неприкосновенным и всесильным представителем «старшего брата». Образ незаменимого переговорщика, который Медведчуку начали лепить во времена (и при содействии) Порошенко, можно считать прелюдией к осуществлению этой мечты.

Пока единственный ответ на этот вызов от команды нового президента — неубедительные обещания «законодательно обезопасить медиа от влияния олигархов». Парадоксально, но единственная надежда как раз на них. Медведчук — естественный враг Пинчука, Ахметова и Коломойского; возможно, они придумают способ остановить его и на политическом, и на медийном поле.

Поделиться: