Фото:

Мейдан ТВ

В июне этого года в Баку была убита трансгендерная женщина Айсу.

«18 июня, ночью к Айсу и еще к нескольким трансгендерным людям подошел человек. Увидев Айсу, он предложил ей большую сумму денег, и отвел ее с собой на квартиру. На кадрах камеры видеонаблюдения видно, как Айсу заходит в дом, а через некоторое время пытается выйти. Но мужчина хватает ее за волосы и бросает обратно в квартиру. Впоследствии стало известно, что той ночью Айсу была убита 11 ударами ножа», — рассказывает Сеймур Назар, друг Айсу.

Через день после убийства, 20 июня, еще на одну трансгендерную женщину напал клиент с ножом. Он нанес ей ранения в горло и плечо, но ей удалось спастись.

С марта месяца в Азербайджане из-за вспышки коронавируса объявлен жесткий карантинный режим. Сейчас из дома можно выходить только на три часа, получив смс-разрешение. Закрыты все магазины, кроме продуктовых, не работают кафе и рестораны, развлекательные объекты. Многие в стране остались без работы.

"Увидев Айсу, мужчина предложил ей большую сумму денег", — рассказывает друг убитой трансгендерной женщины
Фото:

Мейдан ТВ

Но особенно тяжело ограничения ударили по трансгендерным людям. Хотя им и без карантина живется несладко в самой гомофобной и трансофобной стране Европы, согласно рейтингу правозащитной группы ILGA-Europe.

Для составления этого рейтинга правозащитники изучают ряд показателей в каждой стране, в частности, равенство и отсутствие дискриминации, юридическое признание изменения пола, борьбу с преступлениями на почве ненависти, свободу выражения мнений. И по всем этим показателям Азербайджан с 2016 года в списке самых гомофобных стран Европы остается самым опасным для ЛГБТ.

«Мы вынуждены продавать свое тело»

36-летняя трансгендерная женщина Назрин (имя изменено из соображений безопасности — ред.) сейчас снимает квартиру с пятью друзьями.

«Квартира двухкомнатная. Здесь нас живет шесть человек: четверо геев и я с подружкой — трансгендерной женщиной. Снимаем за 350 манатов (около $202)», — рассказывает Назрин.

Назрин с подругой — секс-работницы.

«В Азербайджане трансгендерных людей не берут на работу. И поэтому они вынуждены заниматься оказанием секс-услуг», — объясняет Сеймур Назар.

«Мы сегодня продаем свое тело для того, чтобы заработать деньги на квартиру, еду, оплату коммунальных услуг», — объясняет Назрин. 

«Бывает, что и на хлеб и сигареты деньги не можем найти», — говорит Назрин
Фото:

Мейдан ТВ

«Айсу и другие секс-работники в условиях карантина просто вынуждены выходить на улицы. Но кому хочется подвергать свою жизнь опасности? Секс-работники и так подвергаются гонениям, периодически их преследует полиция», — говорит проживающий сейчас в Германии ЛГБТИ-правозащитник Джавид Набиев.

С тем, что найти другую работу в Азербайджане она уже не сможет, Назрин почти смирилась («почти», потому что после интервью она робко задала съемочной группе вопрос — а берут ли трансгендерных людей на работу журналистами?). Но жесткий карантинный режим лишил ее и заработка в сфере секс-услуг. После убийства Айсу, а также из-за страха быть оштрафованной за нарушение режима карантина на 200 манатов (около $130), она уже боится выходить на улицу.

Айсу и ее подруг штрафовали уже несколько раз. «Из-за патрулирующих по всему городу полицейских никуда не выйдешь. Да, нас не задерживают, но выписывают штрафы, которые мы сейчас не в силах оплатить. Ну и потом начинается — что вы за люди, ни женщины, ни мужчины, кому вы такие нужны», — рассказывает Назрин. И сейчас они вынуждены, по ее словам, «работать по телефону».

Но и звонки в последние месяцы практически прекратились.

«После того, как началась пандемия, люди испугались, звонки стали реже, вообще не звонят. Никто не приходит, говорят, вирус есть», — жалуется Назрин.

«После того, как началась пандемия, люди испугались, звонки стали реже», — жалуется Назрин
Фото:

Мейдан ТВ

«Убийство произошло через два дня после угроз»

В Азербайджане полагаться на помощь, поддержку семьи и родственников трансгендерным людям не приходится.

«Если, допустим, гомосексуалы в условиях, когда нет дохода, нет возможности самостоятельно снимать жилье, покупать еду, могут вернуться на время к семьям, и не боятся того, что их выставят за порог, то трансгендерные люди и этого себе позволить не могут. У них нет шансов вернуться домой, к родным», — говорит ЛГБТИ-правозащитник Джавид Набиев.

От большинства трансгендерных людей близкие отказались. Об изменениях в их внешности они также зачастую не знают. Многие транс-азербайджанцы сбегают из дому, тщательно скрывают свое местонахождение от родных, боясь физической расправы.

Именно это, по мнению друзей, случилось с Айсу. Дело в том, что пару месяцев назад азербайджанский блогер Ата Абдуллаев распространил видео, в котором он крупным планом показал лицо Айсу. Снимал он ее ночью на безлюдных улицах Баку и без согласия самой женщины.

Трансгендерная женщина Айсу была убита 18 июня 11 ударами ножа
Фото:

Мейдан ТВ

«Сама Айсу после распространения этого видео рассказала своему парикмахеру, что видео увидел ее дядя, который недавно вышел из тюрьмы и сейчас ищет ее. И она очень боится, что он ее найдет», — рассказывает Сеймур Назар. По его словам, за несколько дней до убийства дядя ее все же нашел и угрожал физической расправой.

О том, что убийство было преднамеренным, по мнению ее друзей, позволяет говорить и то, что мужчина, подойдя к стоявшим на улице нескольким трансгендерным женщинам, «посветил им в лицо и, увидев Айсу, предложил ей довольно крупную сумму денег».

В прокуратуре уже возбуждено уголовное дело по статье «преднамеренное убийство». В качестве подозреваемого задержан некто Кянан Абдурахманов. Но, по словам Сеймура, дядя Айсу в этом уголовном деле никак не фигурирует.

Похоронили Айсу ее друзья. Родственники на похоронах не присутствовали.

«Какая семья примет меня такой?»

Назрин домой возвращаться не собирается — не к кому.

«Отец меня зачал как сына, мать родила как сына, какая семья примет меня такой? И я вынуждена сама о себе заботиться», — говорит Назрин.

Так как карантинный режим в Азербайджане действует уже четвертый месяц, и ни о каких доходах думать не приходится, Назрин и ее друзьям, ничего не остается, как копить долги.

«Отец меня зачал как сына, мать родила как сына, какая семья примет меня такой? И я вынуждена сама о себе заботиться», — говорит Назрин.
Фото:

Мейдан ТВ

«У меня много долгов. Из-за квартиры долг взяла, иначе нечем будет платить за съем, — жалуется Назрин. — Попросила хозяина на время оплачивать половину суммы, не согласился. Говорит: не хочешь — ищи другую квартиру».

И поэтому им вшестером приходится ютиться в крошечной двухкомнатной квартире. «Бывает, что и на хлеб и сигареты деньги не можем найти», — говорит Назрин. Но проблема не только в крыше над головой и еде.

«Трансгендерные люди нуждаются еще и в постоянной гормональной терапии, — объясняет Сеймур Назар. — К сожалению, в период карантина они не могут ее оплатить. И поэтому мучаются. Несколько раз нам удалось собрать нужную сумму для 2-3 трансгендерных людей. Но для всех собрать не получается». Все трансгендерные азербайджанцы, которые принимают гормоны, консультируются в зарубежных клиниках. И все гормональные препараты, по словам Сеймура, привозятся из России, Турции. 

«Есть еще иранские, — объясняет Назрин. — Но их я никому принимать не советую. А вот европейские дорогие. Я не могу себе позволить, и с самого начала решила не принимать». 

По слова Назрин, подруга, с которой она сейчас делит жилье, из-за нужды решилась на кардинальные меры. 

«Она решила удалить грудные импланты и вернуться домой, через пару дней собирается возвращаться, сейчас на операцию должна лечь», — рассказывает Назрин.

Подруга живет в азербайджанской глубинке. О том, что она — трансгендерная женщина родные не знают.

«Если гомосексуалы могут вернутся домой оставшись без средств к существованию, то транссексуальные люди и этого себе позволить не могут»
Фото:

Мейдан ТВ

«Никто не хочет помогать ЛГБТИ-людям»

С начала карантинного режима в Азербайджане в условиях, когда многие остались без работы и средств к существованию, гражданские активисты начали благотворительные кампании по сбору помощи деньгами и продуктами для нуждающихся. К кампаниям присоединились тысячи людей в стране и за ее пределами. Но и здесь ЛГБТИ-люди не дождались помощи. 

«Расскажу вам про один случай, с которым мы столкнулись в связи с одной кампанией, — рассказывает Джавид Набиев. — Никто не хочет оказывать финансовую помощь в рамках кампании, где присутствуют буквы ЛГБТИ. Организаторы этой кампании также отказались от упоминания ЛГБТИ, так как боялись, что это может оттолкнуть желающих оказать материальную помощь. И они решили отказать ЛГБТИ-людям, чтобы вообще не остаться без финансовой помощи».

Назрин благодарна и той небольшой помощи, которую она все же получила за эти четыре месяца. Еще в самом начале карантина ей позвонили из организации, название которой она не запомнила, и помогли финансово. Кто-то из друзей поделился в соцсетях данными ее банковской карточки, на которую изредка кто-то перечисляет небольшие суммы.

«В эти дни карантина помогая нам, протягивая руку помощи, вы не совершаете ничего плохого, а наоборот, делаете добро. Мы такие же люди, как и вы, только немного отличаемся», — говорит Назрин.

При поддержке «Медиасети»

Поделиться: