Военные частной американской армии Blackwater охраняют Пола Бремера, главу американской администрации в Ираке, 2003 год
Фото:

EPA/ALI HAIDER

Президент Владимир Зеленский предлагает узаконить в Украине частные военные компании. Фактически они существуют, но что повлечет за собой их узаконивание? Легализацию рынка оружия и не только.

Потомки ландскнехтов

Частные военные компании (ЧВК) — это формирования, которые предлагают специализированные услуги, связанные с охраной, защитой, нередко с участием в военных конфликтах, а также со сбором разведывательной информации, стратегическим планированием, логистикой и консультированием.

Одну из первых в ХХ веке ЧВК «Watchguard International» основал в Великобритании полковник британской армии Дэвид Стерлинг. Один из крупнейших в то время контрактов (более полумиллиарда долларов) в 1974 году с правительством США заключила ЧВК «Vinnel corporation» американского военно-промышленного концерна «Northrop Grumman». Она тренировала Национальную гвардию Саудовской Аравии и защищала нефтяные месторождения страны.

Чаще ПВК используют в качестве наемников для военных конфликтов. Самой популярной в 70-х годах на международном уровне была британская частная компания «Security advisory services», которая вербовала наемников из числа граждан стран Западной Европы, обеспечивала снаряжением и отправляла на войну.

В рамках расследования по делу «Иран-контрас» правоохранители установили, что британская ЧВК «KMS Ltd.», которую основал майор в отставке Дэвид Уокер, в 1980-е годы участвовала в поддержке никарагуанских «контрас». За поиск и подбор пилотов для самолетов, которые осуществляли «заброс» «контрас» на территорию Никарагуа, компания получила от ЦРУ США 110 тысяч долларов. В начале 1990-х годов из-за постоянной критики в прессе KMS вынуждена была прекратить свою деятельность, однако тогда появилась новая ЧВК Saladin International, которая значительно расширила масштабы деятельности.

В боевых действиях на Донбассе в 2014-2015 годах и в Сирии в 2017-2018 годах участвовала официально не зарегистрированная российская ЧВК Вагнера, которую, по данным российских журналистов-расследователей, создал и финансирует «повар Путина», бизнесмен Евгений Пригожин.

В Украине же фактически отсутствуют частные военные компании, поскольку они запрещены законодательством. Впрочем, весной прошлого года группа расследователей Conflict Intelligence Team рассказали, что в Сирии с лета 2018 якобы работает частная российско-украинская военная компания «Вега», которая тренирует проасадовских бойцов из группировки «Лива аль-Кудс».

Тогда же Служба безопасности Украины опровергла эту информацию, отметив, что за этим «расследованием» стоят российские спецслужбы. В украинской спецслужбе также отметили, что «расследование» по ЧВК «Вега» является ответом российских спецслужб на разоблачительные брифинги СБУ о деятельности и преступлениях ЧВК Вагнера в Украине, Сирии, Судане и ЦАР.

Но от простых наемников ЧВК отличаются тем, что их деятельность контролирует государство, в котором они зарегистрированы. Отдельные международные ЧВК даже превосходят государственные структуры по количеству персонала. В частности, количество сотрудников британской Group 4 Securicor составляет 657 тысяч человек.

«Правозащитные организации часто обвиняют представителей отдельных военных компаний в бандитизме, массовых убийствах людей, несоблюдении правил и обычаев ведения войны, грубых нарушениях прав человека. С другой стороны, та же Blackwater участвовала в спасательных операциях для ликвидации последствий урагана «Катрина», где работали около двух сотен ее сотрудников», — рассказала председатель Центра гражданских свобод Александра Матвийчук.

В то же время генерал-майор запаса СБУ Игорь Гуськов, который исследует деятельность мировых ЧВК и, в частности, российской ЧВК Вагнера, отмечает, что закон о запрете заниматься деятельностью наемников не действует в Украине.

«Сейчас у нас не действует законодательство в отношении тех, кто фактически является наемником. Потому что сегодня сотни наших граждан Украины воюют в так называемой ЧВК Вагнера. И ни по одному из них нет уголовного дела. Фактически статья мертва. Если представители ЧВК под эгидой Украины будут вовлечены в противоправную деятельность третьих стран, то фактически это будет безнаказанность. Прежде чем создавать ЧВК, следует убрать все риски преступлений в сфере наемничества, но для этого нужно заставить закон работать в тех случаях, которые уже существуют. Ведь сегодня даже служба во французском иностранном легионе, по нашему законодательству, считается наемничеством, но мы закрываем на это глаза», — отметил Гуськов.

Что предлагает Украина?

«Мы столкнулись с необходимостью легализации частных военных компаний с целью заполнения той ниши на рынке, которая появилась. ЧВК фактически есть, есть давно. Многие украинцы, работающие в Польше, в Чехии, в странах Западной Европы, и от их имени работают в Африке. Мы либо эту нишу легализируем, либо будем дальше делать вид, что ее нет, и просто откладывать это на год, два, десять», — объясняет военный эксперт Тарас Чмут.

По словам президента Владимира Зеленского, сейчас уже есть как минимум два проекта закона, которые вероятно будут вынесены на обсуждение депутатам. Он предложил участникам Консультативного совета по делам ветеранов войны приобщиться к наработке соответствующего законопроекта, но обсуждение еще не началось.

Также был разработан Кабмином Алексея Гончарука документ, который должен обеспечить возможность Национальной гвардии Украины участвовать в миротворческих операциях за рубежом, а также международных военных учениях за пределами Украины. Но впоследствии он был отозван.

В комитете Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны отметили, что сейчас на рассмотрении у них находится только один законопроект, внесенный в работу с сентября 2020 до января 2021 года. Это «Проект Закона о военно-консалтинговой деятельности», который зарегистрировала депутат от президентской фракции «Слуги Народа» Ольга Василевская-Смаглюк. Его главная цель — трудоустроить бывших военных, легализовать и обеспечить государственный контроль за военно-консалтинговой деятельностью.

Ольга Василевская-Смаглюк отметила, что ЧВК уже существуют в Украине под вывеской охранных фирм, и сейчас появилась насущная необходимость их признания на законодательном уровне: «На самом деле они имеют полигоны в Киеве, в Славутиче, где за тысячи долларов проводят стажировки для желающих выехать за границу в Африку, Ближний Восток. Эти компании имеют лицензии третьих стран: Великобритании, США, поэтому вся валютная выручка идет мимо государственного бюджета Украины».

Интересно, что несмотря на заявление президента, официальные силовые структуры легализацию ЧВК не поддерживают. В Совете национальной безопасности и обороны отказались комментировать, отметив, что их не привлекали к разработке соответствующих законопроектов.

В Генеральном штабе Вооруженных сил Украины на официальный запрос ответили, что они не поддерживают инициативу о военной-консалтинговой деятельности, поскольку считают, что «создание субъектов хозяйствования, которые будут предоставлять услуги военного или охранного характера, не согласуются с положением статьи 17 Конституции Украины, в соответствии с которой военной деятельностью занимаются исключительно военные формирования и правоохранительные органы».

Представитель министерства внутренних дел Артем Шевченко в комментарии hromadske отметил, что сейчас ведомство выступает против такой инициативы, поскольку это будет нести угрозу безопасности граждан и общему состоянию безопасности в стране.

В СБУ тоже высказываются отрицательно. «По этому закону должен быть очень четкое заключение от Службы безопасности Украины, Министерства внутренних дел. Я могу предоставить список сотни украинцев с фамилиями, которые воюют в российской ЧВК Вагнера. Вы для начала один закон заставьте работать. Эта тема очень острая. С одной стороны, популизм, а с другой прослеживается лоббирование в интересах наших олигархов. И спрос. Эта тема осталась за скобками. Да, много желающих. Но мы дадим им лицензию на приобретение оружия, а дальше будем иметь ситуацию, что они не востребованы. И вот тогда они пойдут в «серую зону», где происходят страшные преступления. Мы их туда вытолкаем», — говорит генерал-майор запаса СБУ Игорь Гуськов.

«Горячие точки» будущего закона

Есть существенная разница между военными компаниями и военно-консалтинговой деятельностью, и это важно прописать в документе, считают представители практикующих военно-консалтинговых компаний.

«Законов "О частных военных компаниях" ни в США, ни в Великобритании нет, а именно эти две страны доминируют на рынке таких, можно сказать, специфических услуг. Такие компании, как MPRI, Airscan, O'Gara Group и другие, работают именно как консалтинговые компании, а не как частные военные. Даже в Южной Африке, где родились такие гиганты бизнеса, как Executive Outcomes и STTEP International, частная военная деятельность запрещена. Поэтому, мы считаем, что тратить усилия на принятие закона, который потенциально не поддержит мировая общественность, нет смысла», — пояснили в компании Omega Consulting Group, базирующейся в Славутиче.

Законопроект Василевской-Смаглюк запрещает ЧВК участвовать в военных конфликтах. Но наши военные не видят ничего плохого в консультациях. «Сейчас многие украинцы, в частности те, с которыми я служил, работают в Африке, в Мировом океане в охране кораблей, судов или нефтегазодобывающих платформ в Африке. Они не воюют, но выполняют специфические задачи по охране в опасных районах. Если есть конфликт между двумя странами, и украинская ЧВК предоставляет одной из стран услуги в учениях, это юридически между правительствами согласовано в соответствии с установленными рамками, то в этом нет ничего плохого», — объясняет эксперт Тарас Чмут.

В Omega Consulting Group говорят, что в законе следует четко разграничивать охранную деятельность и работу в сфере оборонно-промышленного комплекса. «Требования к компаниям, которые будут работать исключительно в сфере оборонно-промышленного комплекса, должны быть более жесткими, чем к охранным компаниям. Во-первых, работа в сфере оборонно-промышленного комплекса предусматривает доступ к государственной тайне. Во-вторых, ведение внешнеэкономической деятельности в сфере оборонно-промышленного комплекса будет затрагивать интересы не только частного субъекта хозяйственной деятельности, но и государства».

Среди рисков эксперты также называют создание силовых структур, которые будут действовать в интересах олигархов. «Создание компаний, которые будут находиться под влиянием определенных бизнес-групп и будут реализовывать свои возможности внутри страны по рейдерству или других силовых сценариях, такие риски действительно есть. Но это уже вопрос к правоохранительным органам, как это все следует регулировать, и в целом к государственному регулятору. Однозначно, это должно быть какое-то лицензирование, должен быть достаточно жесткий контроль», — отмечает Тарас Чмут.

Депутат Василевская-Смаглюк говорит о международных рисках: «Риски узаконивания международные. Другие страны: Штаты, Великобритания боятся конкуренции», — пояснила Василевская-Смаглюк. О большой конкуренции и строгом отборе говорят и в Omega Consulting Group:

«Очень большие проблемы со знанием иностранных языков. Чтобы работать за границей, нужно владеть по меньшей мере английским. У нас в Украине очень много специалистов, но если они не владеют английским языком, трудоустройство будет невозможным. Мы не в 2004 году, когда людей в Ирак набирали тысячами. Сегодня на одно рабочее место 300-400 кандидатов. И речь об охранной деятельности».

Важной проблемой, добавляет Матвийчук, может стать и распространение неконтролируемого насилия как внутри, так и вне страны.

Генерал-майор запаса СБУ Игорь Гуськов говорит об угрозах из-за отсутствия спроса:

«Этот рынок давным-давно поделен, там очень жесткая конкуренция. Учитывая то, что уже созданные ЧВК имеют обученных людей, соответствующую логистику, даже корабли сопровождения, ничего этого в украинских ЧВК нет. Рынок поделен. Нас вытолкнут однозначно в так называемую «серую зону» это будет Ливия, это будет Судан, где по украинскому законодательству будем находиться на грани законности. Так, как ЧВК Вагнера в Ливии находится. По российским законам, как сказал Путин, они лоббируют российские экономические интересы, по международным законам речь идет о преступлении, о геноциде. Мы хотим быть вовлечены в это?».

О вероятности неконтролируемого насилия как внутри, так и вне страны говорит и правозащитница Александра Матвийчук.

«Создание ЧВК в странах с расколотым обществом или в условиях политической нестабильности может привести к тяжелым последствиям и дажек гражданской войне».

Какая польза государству?

Уже имеющимся законопроектом предусматривается пополнение государственного бюджета за счет деятельности частных компаний. Однако практикующие фирмы уверяют — этот путь не будет быстрым. Наши компании сделают массивный демпинг, и это может негативно повлиять на всю индустрию.

«В 2003, 2004, 2005 годах контрактники-профессионалы получали зарплату от 500 до 1000 долларов США в сутки в таких странах, как Ирак или Афганистан. Сегодня украинцам платят от 1500 до 5000 (в среднем) в месяц. Морская безопасность в 2011 году около 500 долларов в сутки. Сегодня в Киеве и Одессе набирают людей за 650 долларов в месяц. Почему? Потому что украинцы согласны. Мы просто ломаем цены, чтобы получить хоть какую-то работу. Украинцы получают меньшую зарплату, чем граждане Индии, и это очень печально». В компаниях уверяют, что в этой сфере нет большой необходимости в специальностях и должностям рядового, сержантского и старшинского состава, а нужны узкопрофильные специалисты с совершенным владением английским или французским языками.

По мнению Тараса Чмута, опыт ЧВК можно будет использовать и для повышения уровня обороноспособности страны. «Для государства здесь есть ряд преимуществ. Прежде всеговозможность привлечения собственных бывших военных с боевым опытом в реализации той деятельности, которая геополитически может быть интересна Украине. Мы видим, что в США, России, в странах Западной Европы, в тех или иных конфликтах в странах Азии или Африки, где официально не могут быть войска США или России, там действуют частные военные компании. При этом в значительной степени они действуют под патронатом спецслужб, разведки», — рассказывает он.  

Среди преимуществ — и возможность избежать последствий посттравматического стрессового расстройства у ветеранов АТО, объясняет бывший заместитель командира Украинской добровольческой армии Андрей Гергерт с позывным «Червень»: «Они убивали, их хотели убить, они не возвращаются с войны такими, какими на ту войну ушли. Ребята понимают свою миссию, понимают себя, они понимают, что могут вернуться сюда, заработав деньги, отправив их домой. Это снимает очень много вопросов. Нужен закон, что позволит нашим бойцам, которые возвращаются с войны, продолжить уже более легкую войну, простую, прогнозируемую контракты во всем мире», — говорит «Червень».

«В моем подразделении есть ветераны, которые уже были в Афганистане и выполняли контракт американской конторы по охране одной из военных баз США. Вопрос в том, что денег эти мужчины заработали не столько, сколько могли бы, ведь весь процесс от собеседований и подписания контракта до отправления в зону выполнения задач осуществляют подрядчики. Совершенно разные конторы: прибалты, сами американцы. А теперь вопрос. Зачем платить им? Можно самим зарабатывать, привлекая при этом своих ветеранов и специалистов из разных военных сфер, чтобы увеличивать собственную военную мощь, ведь ЧВК это маленькая армия. Зарабатывать деньги и приобретать новые навыки»,говорит ветеран и основатель «Pizza Veterano» Леонид Остальцев.

Участники «Марша украинского порядка» в Одессе, 2 мая 2019 года
Фото:

Александр Гиманов/УНИАН

Парамилитарные формирования

В Украине существуют и продолжают образовываться так называемые парамилитарные формирования (полувоенные), которые ставят целью патрулирование улиц и борьбу с уличной преступностью. В частности, в Украине существуют такие организации, как «Национальные дружины», «С-14», «Фрайкор», «Национальный корпус», «Муниципальная варта», «Традиция и порядок» и другие.

Они позиционируют себя как помощники полиции и контроллеры в порядке с националистической направленностью. В то же время неоднократно их замечали в стычках с правоохранителями, а последние их задерживали. Также организации известны «зачисткой лагерей цыган», разгромами наливаек, российских банков. Несмотря на заявления о патрулировании, их часто замечают и на политических акциях, к примеру, они совершали хулиганские действия во время акции против введения рынка земли и тому подобное.

«У нас возникают по сути парамилитарные образования. Они приходят и говорят, что заниматься общественным порядком. И многие радуются этому. Потому что считают, что те будут бороться против цыган, но не против них. Они не понимают, что в этот момент решается судьба конкретно их прав, свобод, безопасности», — говорит правозащитница Александра Матвийчук.

«На сегодня есть достаточное количество субъектов с охранными функциями, гражданские формирования по охране правопорядка и помощи правоохранителям по защите границ. Но объем их полномочий выписан под конкретную задачу. Зачем им давать больше полномочий под видом ЧВК? Им законодательством предоставлено ровно столько полномочий, сколько нужно для их деятельности. Если каких-то полномочий им не хватает, это следует решать точечно относительно конкретного субъекта. Поэтому то, что у нас существуют охранные компании, которые нужно легализовать, это немного передергивание фактов. Мы фактически получим маленькие частные армии», — говорит генерал-майор запаса СБУ Игорь Гуськов.

Министр внутренних дел Арсен Аваков в свое время заявлял, что монополия на применение силы может быть только у правоохранителей, и полиция будет это контролировать. «В государстве Украина есть только одна монополия на применение силыгосударственная Национальная гвардия, Национальная полиция, ВСУ. Все остальные парамилитарные образования, которые пытаются себя позиционировать на улицах городов, не являются законными. Общественные движения могут быть какими угодно, но только не выходить за рамки закона».

Сопутствующие реформы

Узаконивание ЧВК повлечет за собой урегулирование еще ряда вопросов, в частности — оборот оружия. «Легализация частных военных компаний не может быть в полной мере осуществлена без легализации возможности иметь оружие. Конечно, такой орган контроля должен быть в структуре МВД, но здесь еще вопрос к эффективности нашей полиции, потому что она сама сейчас раздает большое количество наградного оружия абсолютно хаотично, совсем посторонним людям, и это один из способов легализации возможности иметь короткоствольное огнестрельное оружие или травматическое. Оружие из АТО незаконно, не легализовано, но его много. Я считаю, что если бы был закон на разрешение иметь оружие и использовать его для самообороны, то было бы меньше желающих привезти его из АТО и вообще общество стало бы более безопасным», — объясняет Чмут.

Однако практикующие компании против этого, они говорят, что в процессе обсуждения законопроекта, было высказано мнение, что оружие надо предоставить частным охранным компаниям для ведения охранной деятельности и на территории Украины. «Как компания, которая работает в основном на дипломатических контрактах, можем сказать: представители иностранных посольств, консульств, таких организаций, как ООН, ОБСЕ и других, категорически против наличия любого оружия на таких контрактах, даже травматического. Итак, мы считаем, что пункт об огнестрельном оружии надо рассмотреть подробнее».

Правозащитные организации отмечают, что на бумаге все довольно убедительно, но на практике возникает самый главный вопрос — смогут ли государственные органы контролировать деятельность ЧВК внутри страны и за рубежом. Если нет — это может угрожать международными скандалами: «Хватит ли у нашего государства мощности проконтролировать, чтобы частная военная компания не превратилась в бандитскую группировку, которая будет обслуживать чьи-то имущественные и политические интересы, я, откровенно говоря, не уверена», — отмечает правозащитница Александра Матвийчук.

Депутат от «Слуги Народа» Василевская-Смаглюк предлагает создать отдельный орган, который будет контролировать деятельность ЧВК и, в частности, оборот оружия. Поэтому сейчас вопрос контроля остается ключевым.

Поделиться: