Обвиняемая в терроризме: как движется в Украине дело россиянки Анастасии Леоновой

Анастасию Леонову сотрудники СБУ задержали 10 декабря 2015 года, когда она возвращалась с работы домой. За несколько часов до этого в Киеве и Харькове были задержаны двое россиян и еще трое украинцев. Все они, как предполагает следствие, входили в состав российской диверсионно-разведывательной группы во главе с Олегом Мужчилем (позывной «Лесник», один из основателей «ДУК Правый сектор» - ред.). В ночь с 9 на 10 декабря спецподразделение «Альфа» штурмовало квартиру в которой жил Мужчиль, в результате чего погиб один боец спецназа, один был ранен, Лесник также погиб на месте.

Анастасия Леонова стала известной после того, как в СМИ начали публиковать её письма из Лукьяновского следственного изолятора. Как утверждали тогда её защитники, в материалах дела нет доказательств хранения оружия или намерений готовить теракт. С «Лесником» Леонова близко не была знакома, видела несколько раз, но дважды говорила по телефону. Расшифровки этих разговор приобщены к материалам дела и, по мнению следствия, являются доказательством вины Леоновой.

17 мая 2016 года Леонову выпустили из СИЗО, выдав на руки только справку об освобождении. Голосеевский районный суд Киева приступил к подготовительным заседаниям только с 6 раза. 15 марта 2017 года судьи рассмотрели первые ходатайства. Все это время прокуратура не возвращает паспорт Анастасии. По её словам, его удерживают незаконно.  Без него она не может получить статус беженца в Украине, не может оформить больничный или забрать повестку в суд. Собственно, попасть в здание суда или прокуратуры без паспорта тоже проблематично.

После очередного заседания суда корреспондент Громадского Юрий Петрушевский пообщался с Анастасией Леоновой.

Почему вы решили переехать в Украину?

В Украину я переехала после того, как были приняты эти зверские законы против свободы собраний. Когда стало реально получить срок за выход на митинг. В Россию я возвращалась в 2013 году, но в апреле 2015-го уехала навсегда.

Вы бежали от «зверских законов» Российской Федерации, а сейчас вы приехали сюда, и вас обвиняют в терроризме.

Так получилось, да.

И мы слышали еще год назад, когда вас освободили из СИЗО, об этом «деле Лесника», о «террористической группе Лесника». Расскажите, что это все значит?

Насколько нам известно, следствие установило за Лесником слежку…

Объясните, кто такой этот Лесник.

Это Олег Мужчиль, гражданин Украины, родом из Донецкой области, патриот. Один из организаторов ДУКа (добровольческого батальона). Я мало знаю о его деятельности, кроме того, что есть в открытых источниках. Мы были знакомы не очень хорошо, его мне представили как человека, который может помочь с документами в Украине. У меня истекал срок легального пребывания и мне не хотелось нарушать миграционное законодательство и идти какими-то окольными путями. Он обещал помочь с этим. За ним долго следили – об этом говорится в материалах следствия. Есть записи его телефонных разговоров, и один из таких контактов был со мной. Поскольку я гражданка РФ, следствие, видимо, решило «усилить группу» и добавить еще одну гражданку РФ. В тот момент я работала сомелье и не имела никакого военного бэкграунда или опыта. Я не ездила в зону АТО.

Господина Мужчиля, ныне покойного, СБУ (Служба безопасности Украины - ред.) подозревала в подготовке терактов на территории Украины, в частности в Киеве.

Да, верно.

При штурме квартиры, в которой находился Мужчиль, погибли два сотрудника спецподразделения Альфа.

По документам один сотрудник погиб, один получил ранение. Меня там не было, и я могу судить только по тем документам, которые есть в материалах уголовного дела.

Вас и еще нескольких человек привлекли к этому делу, якобы вы и еще несколько человек были группой, которая готовила эти теракты. Кто эти люди, которые сидят рядом с вами на скамье подсудимых?

Это семья Кукель: муж и жена. Собственно, у них в квартире это все и произошло. У них больше информации, что там происходило, потому что я вообще никогда не была в этой квартире. У них Мужчиль снимал квартиру, и Валерий Кукель был его духовным учеником. Еще два человека – это Ольга Шевелева и Павел Пятаков, граждане РФ, которые служили в подразделении ДУКа. Ни Пятаков с Шевелевой не знали Кукелей, ни Кукели не знали ни меня, ни Пятакова с Шевелевой. Единственным связующим звеном был Олег Мужчиль, но мы с ним близко не общались, только пару раз виделись.

Обвиняемые в терроризме по "делу Лесника". Слева направо: Елена Кукель, Анастасия Леонова, Ольга Шевелева. Во втором ряду в очках Валерий Кукель. Фото: Громадское

Как только все эти события произошли, вас всех арестовали и поместили в СИЗО?

Арестованы мы все были в одно время, я была на час позже, поскольку возвращалась поздно домой с работы, из винного бара.

Вы шли домой с бутылкой вина?   

По дороге домой я купила пакет молока и бутылку вина и направлялась домой, но не дошла. 

Что против вас есть в материалах уголовного дела? Как сторона обвинения доказывает, что вы террористка?

Никак.

Есть только факт того, что вы общались…

Но он тоже не доказан.

Как долго вы были в СИЗО?

5 месяцев.

И вас дважды арестовывали, как это произошло?

Да, это странная история. Один следственный судья решил закончить мое содержание под стражей по необоснованности подозрения, после этого меня выпустили в СИЗО 6 марта 2016 года. В тот же день меня пытались вернуть обратно. Но здоровье подвело, я потеряла сознание, когда мне вручили новое ходатайство об избрании меры пресечения. 15 марта все-таки состоялось судебное заседание, на котором мне заново избрали меру пресечения в виде ареста, я провела в СИЗО еще ровно 2 месяца. 17 мая я вышла на свободу.

И с того момента вы продолжаете быть в качестве обвиняемой по этому делу?

Сначала подозреваемой, потом обвиняемой. Нам вручили обвинительные акты, из которых не следует ничего. «Мы считаем, что она, потому что она».  То есть мы не знаем даже, про какие теракты идет речь. Там написано: «в неустановленном месте», «неустановленным способом», там просто написано, что планировалось нами. Это все такая сказка. Нашим оппонентам придется все это доказывать в суде. Каждый факт, каждое слово, которое написано в обвинительном акте. А это 98 листов мелким почерком, с подробным перечислением оружия. Мне также инкриминируют хранение и перевозку оружия, при том, что оружия у меня не было найдено. Но как пишут обвинители, я дала разрешение на хранение оружия по тем адресам, где жили Пятаков и Шевелева. Как будто без моего согласия они не могли его там хранить. Тем более, следствием установлено, что мы не были между собой знакомы. Кто я такая, чтобы давать им разрешения или советы?

Я знаю, что последнее судебное заседание, которое у вас было по этому делу, это заседание еще «не по сути». Это подготовительное. Сколько было попыток провести подготовительное заседание? Что происходило на последнем,

То ли 5, то ли 6. Я уже сбилась со счета. В Голосеевском суде мы с октября и до сих пор не можем завершить вот это подготовительное заседание. Избирают меры пресечения, отпустили Кукель из-под стражи. Павлу (Пятакову – ред) продлили арест. Также нам отказали в ходатайстве об отводе прокурора. У нас решаются условно технические моменты, само дело не продвинулось ни на шаг.

Анастасия Леонова в Голосеевском районном суде г.Киев. Фото:Громадское

Я знаю, что продолжается эпопея с паспортами. На последнем судебном заседании сторона защиты ходайствовала, чтобы вернуть вам их. Чем обосновывает прокурор почему вам их не возвращают,

Прокурор сказал, что, несмотря на то, что у нас отсутствует какая-либо мера пресечения, наши паспорта находятся у него. Это двое граждан РФ и гражданин Украины, троим не возвращают документы. По словам прокурора, это служит гарантией того надлежащего процессуального поведения. Он ссылался на статью, в которой ничего не написано.  Суд тоже пришел к выводу, что паспорта удерживаются незаконно, но их не устроило то, что мы не написали, где конкретно они удерживаются. Можно подумать, что мы знаем. У меня не стоит радиомаячок на паспорте, я понятия не имею, где он удерживается, но прокурор сказал: «Да, у меня. Да, не отдам»

Анастасия Леонова обратилась в суд, чтобы в судебном порядке забрать собственный паспорт

В перерывах между судебными заседаниями нам удалось поговорить с Виктором Кравчиной прокурором, который представляет в суде сторону обвинения. Именно он, по словам Леоновой, и не отдает ей паспорт. Громадскому удалось получить комментарий.

 

Анастасия Леонова и другие обвиняемые утверждают, что дело затягивается. Так ли это?

Ну почему специально затягивается? Есть 3 судьи, я постоянно прихожу. Есть проблемы с доставкой (Павла Пяткова – ред.) из СИЗО, но от этого никто не застрахован. Есть 5 адвокатов, 5 обвиняемых. 

Как вам кажется, доказательств вины достаточно?

Мы собрали все доказательства по делу, какие только могли. Передали их в суд, и суд будет оценивать, достаточно ли доказательств, собранных на досудебном расследовании.

Анастасия Леонова говорит, что ей не возвращают паспорт, хотя есть постановление Печерского районного суда города Киев.

Нет такого постановления. По крайней мере, в прокуратуру такое постановление не приходило.

Следующее судебное заседание запланировано на 19 апреля, Громадское продолжает следить за этой темой.

Поделиться: