Дети Максима родились во время войны. Они жили в прифронтовом Зайцево под обстрелами. Во время одного из них дочь Настя очень испугалась. После этого у девочки начались психологические проблемы — она замкнулась в себе, боялась военных и тяжелой техники, часто капризничала. Через некоторое время попала в реанимацию, где врачи поставили диагноз — сахарный диабет.

Отец убежден, что одной из причин болезни стал стресс, который ребенок испытал во время боевых действий. Теперь инъекции инсулина четыре раза в сутки — часть жизни девочки. Единственная помощь от государства, которую получает семья, — пенсия по инвалидности и бесплатный инсулин. Никакой другой поддержки, в частности психологической, детям не предоставили до сих пор.

По данным ООН, в настоящее время около полумиллиона детей из Донбасса требуют комплексной гуманитарной и психосоциальной поддержки. Только около 30 тыс. официально получили статус детей, пострадавших от вооруженного конфликта, который пока не дает никаких льгот.

«Что думает государство, я не знаю. Я никогда не слышал от государства слово «дети», — говорит отец Максим.

Поделиться: