Президентские выборы в Польше предварительно перенесли на июль, но все еще может измениться. На архивном фото — выборы мэра в городе Александрув-Куявский на севере Польши, 26 апреля 2020 года
Фото:

EPA-EFE/TYTUS ZMIJEWSKI

10 мая в Польше должен был состояться первый тур выборов президента. Но этого не произошло. Пандемия привела к переносу выборов в большинстве стран мира, однако правительство партии «Право и Справедливость» до последнего держало граждан в неуверенности, когда и как они смогут выбрать руководителя страны. Ситуация давно вышла за рамки права, а как говорят пользователи соцсетей — и здравого смысла.

Еще в субботу, 9 мая, на сайте польского Центризбиркома часы отсчитывали время до начала голосования на очередных выборах президента. Но все — и ЦИК, и кандидаты, и избиратели знали, что голосование не состоится. «Выборы Шредингера: они и есть, и их нет», — иронизировали польские журналисты в подкасте Polityka Insight.

Из-за пандемии коронавируса и локдауна, который в Польше начался 13 марта, правящая партия «Право и Справедливость» (ПиС) несколько раз меняла точку зрения: переносить голосование, или удовлетвориться наскоро организованными выборами по почте. Этот вопрос едва не привел к распаду правящей коалиции, а судьбу польской демократии в конце концов решали... два депутата парламента. Теперь Польша готовится избирать президента в июле. Но это еще не точно.

Очень скучная кампания

Когда 5 февраля спикер Сейма Эльжбета Витек издала постановление о проведении первого тура президентских выборов 10 мая, все завещало исключительно скучную кампанию. Опросы показывали, что действующий президент Анджей Дуда без проблем набирает более 40% голосов в первом туре и побеждает любого оппонента во втором. Партия «Право и Справедливость», которая весной 2019 года выиграла выборы в Европарламент, а осенью в Сейм могла быть уверена в очередном триумфе.

Партии власти способствовала как экономическая конъюнктура — рост средней зарплаты от 950 до 1200 евро и 5% безработицы, так и слабые кандидаты оппозиции.

Президент Польши Анджей Дуда в Кракове, Польша, 10 апреля 2020 года
Фото:

EPA-EFE/LUKASZ GAGULSKI

Либеральную оппозицию в этой гонке представляет Малгожата Кидава-Блонская с Гражданской Платформы. Правнучка президента и премьера межвоенной Польши, она не скрывает, что ее основная аудитория — представители финансовой и интеллектуальной элиты страны, к которой избиратели ПиС не могут дорасти».

С право-центристской платформой стартуют еще два кандидата — лидер аграриев Владислав Косиняк-Камыш и журналист Шимон Головня, который гордится внепартийностью и любит сравнивать себя то с Макроном, то с Зеленским. Именно их называет изюминкой кампании журналист издания Dziennik Gazeta Prawna Михал Потоцкий:

«В случае выхода во второй тур, и Головня, и Косиняк-Камыш могут претендовать на создание серьезной центро-правой партии, которая вытеснит Гражданскую Платформу из этой ниши. Платформа умрет так же, как появилась: в президентских выборах 2000 года второй результат после Александра Квасьневского имел Анджей Олеховский. Они вместе с Дональдом Туском окончательно похоронили старую либеральную партию "Уния свободы", и создали известную нам Платформу, которая управляла страной в 2007-2015 годах».

Своего кандидата зарегистрировали и левые — бывшего мэра Слупска и открытого гея Роберта Бедроня, и ультраправые — Кшиштофа Босака. Остальные — кандидаты с поддержкой на уровне 1%.

По сравнению с выборами 2015 года, в этой кампании практически не было внешней политики. Кандидаты сосредоточились на горячих темах последних месяцев: судебная реформа, социальная защита населения, отношения с ЕС. При этом никому из оппозиционных кандидатов не удалось создать целостный, убедительный нарратив, который бы показывал реальную альтернативу политике ПиС, а не только реакцию на нее. В результате рейтинг Кидавы-Блонской к концу марта съехал с 20 до 15%, а остальных — не поднялся выше 10%. Все шло к тому, что Анджей Дуда выигрывает в первом туре.

Независимый кандидат в президенты Польши, журналист Шимон Головня во время пресс-конференции по ситуации с коронавирусом, Варшава, Польша, 6 апреля 2020 года
Фото:

EPA-EFE/RADEK PIETRUSZKA

Не тайные, не общие, не свободные

Ситуация изменилась в середине марта, когда в Польшу докатилась волна пандемии COVID-19. Центризбирком регистрировал кандидатов, они завершали сбор подписей, однако уже в первые недели локдауна оппозиционные политики говорили, что выборы надо перенести. В условиях изоляции и запрета массовых собраний невозможно проводить кампанию, тем более что в новостях — один коронавирус и действия власти президента Анджея Дуды в связи с эпидемией. Последний к идее переноса голосования отнесся скептически — на грани марта и апреля его рейтинг перешел отметку 50%.

Легально перенести дату выборов было довольно просто — ввести в стране чрезвычайное положение или состояние продовольственной катастрофы. Эпидемия и замедление экономики давали объективный повод. В обоих случаях голосование на выборах перенеслось бы на 60-й день после завершения действия одного из этих состояний. Однако экономический кризис после карантина повышал шансы оппозиции на победу, потому ПиС по инициативе главы партии Ярослава Качиньского выбрали курс на конфронтацию — выборы 10 мая любой ценой.

Сейм, где ПиС имеет большинство, сначала одобрил возможность провести голосование по почте для пожилых людей и тех, кто находится на карантине, а затем — и закон, который позволяет полностью провести выборы по почте.

«Партия ПиС в этом вопросе активно ссылалась на зарубежный опыт, — говорит журналист Михал Потоцкий. — Действительно, в некоторых американских штатах голосование по почте является единственной возможностью принять участие в выборах. В Германии около ⅓ избирателей, как правило, голосует по почте. Но для Польши это большая инновация! Такая возможность в польском законодательстве ранее была предусмотрена только для людей с ограниченными физическими возможностями. В выборах 2019 года ею воспользовались менее 0,001% избирателей».

Сейм Польши одобрил возможность провести голосование по почте для пожилых людей и тех, кто находится на карантине, а затем — и закон, который позволяет полностью провести выборы по почте. На фото — почтовые ящики в поселке Пендзево на севере Польши, 29 апреля 2020 года
Фото:

EPA-EFE/TYTUS ZMIJEWSKI

«Польский Конституционный суд решил, что менять избирательное право можно не позднее чем за полгода до начала выборов. Международные эксперты говорят даже о годе, а у нас изменения ввели на несколько недель перед голосованием, — комментирует Зофия Луткевич, глава фонда «Ответственная политика», который проводит общественное наблюдение за выборами. — Согласно этому закону, будет значительно затруднено голосование поляков за границей. Вообще не смогут проголосовать бездомные. 30 тыс. почтальонов должны будут обслужить 30 млн поляков с правом голоса. А поскольку бюллетени будут отдавать не из рук в руки, а только вбрасывать в почтовые ящики, доступ к ним могут иметь другие люди. В такой ситуации речь не идет о тайном голосовании».

Луткевич моделирует выборы по новому закону: в Кракове, где проживает 600 тыс. человек с правом голоса, избирательная комиссия будет состоять из 45 человек. Если по крайней мере половина избирателей проголосует на одного члена комиссии будет приходиться 7 тыс. бюллетеней в конвертах: «Подсчет продлится несколько недель, а комиссия, чтобы выполнить санитарные и логистические нормы, должна работать на стадионе».

Для того, чтобы закон заработал, его должна одобрить вторая палата польского парламента — Сенат. Большинство сенаторов являются представителями оппозиции, они решили оттягивать время. Но это не помешало Министерству государственных активов во главе с депутатом ПиС Яцеком Сасиным взять на себя часть полномочий Центризбиркома и, в частности, заказать печать бюллетеней на 10 мая за $7 млн. Некоторые города — Варшава, Вроцлав, Ольштын, где мэрами являются оппозиционные политики, отказались формировать избирательные комиссии и переводить по почте списки избирателей. Малгожата Кидава-Блонская стала призывать к бойкоту так организованного голосования. Идея получила влиятельных сторонников, но обрушила рейтинг кандидата — в мае за нее готовы проголосовать менее 5% поляков.

Конкурентка действующего президента Польши Анджея Дуды, кандидат от оппозиционной партии «Гражданская платформа» Малгожата Кидава-Блонская во время дебатов в Сейме, Варшава, Польша, 7 мая 2020 года
Фото:

EPA-EFE/WOJCIECH OLKUSNIK

Как два депутата все решили

Сенат рассмотрел закон 5 мая, и предсказуемо его отклонил. Чтобы побороть сенатское вето, Сейм должен еще раз принять закон простым большинством. ПиС уже много раз так делал, но на этот раз возникла проблема.

Формально ПиС это одна парламентская фракция, которая и создает правительство. Реально — это конгломерат партий, которые сохраняют лояльность своим лидерам. Так, лидер партии «Согласие» Ярослав Говин в конце апреля заявил, что он поддерживает «почтовый закон», но не проведение выборов 10 мая. Говин отказался от должности вице-премьера и предложил реформу Конституции: поскольку провести полноценные выборы во времена коронавируса будет трудно, а эпидемия может вернуться и осенью 2020 года, и весной следующего, то следует продолжить каденцию Дуды еще на два года, но лишить его права на переизбрание.

Идею поддержали некоторые лидеры мнений, в частности, экс-президент Александр Квасьневский, но раскритиковали оппозиционные кандидаты и ПиС. Первые — потому что не смогут использовать разочарование поляков действиями правительства во время коронакризиса. Вторые — потому что уступки и компромиссы Качиньский воспринимает как признак слабости. Говин пригрозил, что его 18 депутатов не помогут Качинскому побороть вето Сената.

В такой атмосфере неуверенности 6 мая прошли президентские теледебаты. Дуда выступил неплохо, но победителем независимые эксперты считают Шимона Головню — его теперь больше критикуют в проправительственных СМИ. Через 15 минут после дебатов стало известно, что Качиньский и Говин достигли согласия: выборы 10 мая будут, но голосование не пройдет, этот факт станет для спикера Сейма поводом обратиться в Верховный суд, и тот признает выборы недействительными и объявит о новой кампании. При этом, регистрироваться смогут новые кандидаты, а «старые» не должны будут заново собирать подписи избирателей. После подписания меморандума фракция ПиС поборола сенатское вето, а президент Дуда подписал «почтовый закон».

Лидер партии «Право и Справедливость» Ярослав Качиньский аплодирует после выступления премьера Польши во время парламентских дебатов в Варшаве, Польша, 27 марта 2020 года
Фото:

EPA-EFE/LESZEK SZYMANSKI

С одной стороны, взаимопонимание Говина и Качиньского разрядило ситуацию. Поскольку новая кампания продлится 60 дней, голосование может состояться уже в середине июля. Этот срок является хорошим и для Дуды — его рейтинг не съест экономический кризис, и для оппозиции — она может перегруппироваться и все-таки побороться по крайней мере за выборы в два тура.

С другой — поражает его антиправовой характер.

«Это не конституционный переворот, как говорят некоторые оппозиционные комментаторы, но — все варианты выхода из избирательного кризиса, которые теперь есть на столе, или больше, или меньше не согласны с правом», — подчеркивает журналист Михал Потоцкий.

«Несколько дней перед выборами два рядовых депутата просто сели и решили, что выборы будут, а голосования не будет. Это не только грубое нарушение Конституции, это опасный прецедент. В будущем каждая власть, у которой перед выборами падает рейтинг, сможет бежать от таких решений, — предостерегает наблюдательница за выборами Зофия Луткевич. — Мне кажется, в ЕС не понимают всей ситуации. Комиссар юстиции Дидье Рейндерс сказал, что Польша перенесла выборы, хотя в реальности выборы прошли, но без избирателей. В Брюсселе выдохнули с облегчением, а должны еще больше волноваться».

Экспертов также возмущает, что Качиньский и Говин «предусмотрели», как будет вести себя спикер Сейма и Верховный суд. Тем более, что взаимопонимание уже пытались пересмотреть.

9 мая сразу несколько неофициальных источников сообщали, что Качиньский по наущению радикального крыла ПиС хочет выйти из соглашения, назначить выборы на конец мая или начало июня, чтобы не допустить роста рейтинга оппозиционеров. И хотя Ярослав Говин теперь игриво заявляет, что по сравнению с польской политикой сериал «Карточный домик» это колыбельная для детишек, эпопея с выборами в глазах рядовых поляков все больше напоминает «Санта-Барбару» — неизвестно кто с кем, как надолго, и не заменят ли любимых актеров. И главное — на сколько серий растянется драма.

Лидер партии «Согласие» Ярослав Говин (второй справа) и лидер партии «Право и Справедливость» Ярослав Качиньский (справа) во время парламентских дебатов в Варшаве, Польша, 27 марта 2020 года
Фото:

EPA-EFE/LESZEK SZYMANSKI

Удар по демократии

В начале прошлой недели Freedom House опубликовал ежегодный рапорт «Nations in Transit». Согласно ему Польша выпала из группы полных/консолидированных демократий, в которую входят все страны ЕС за Венгрией. Это оценка как судебной реформы ПиС, так и наступления на свободу слова и гражданское общество. До этого в рейтинге «World Free Press Index» Варшава, которая несколько лет назад была на высокой 18-й позиции, упала на шестьдесят второе место из 180, наряду с Арменией и Нигером.

Игра ПиС вокруг проведения выборов только ухудшит позицию Польши. Сейчас наиболее вероятным сценарием является проведение новых выборов президента 12 июля почте. Однако 11 мая появилась информация, что возможно голосование пройдет по смешанной схеме — часть поляков проголосует по почте, часть — традиционно на участках. Ведь даже проправительственные медиа начинают намекать, что полноценное голосование по почте можно было бы провести разве что конце года.

Анджей Дуда пока может не волноваться за свою победу, но время играет против него. Тем более, что в случае регистрации новых кандидатов к кампании может присоединиться бывший премьер Польши и глава Европейского совета Дональд Туск — опытный политик, который руководил страной во время кризиса 2008 года и умеет побеждать ПиС.

Тем временем либеральные публицисты не жалеют сравнений польской политики к ситуации в России и Беларуси, где власть десятилетиями препятствует свободному волеизъявлению граждан. Зофия Луткевич считает, что такие метафоры — это перебор, хотя волноваться полякам есть о чем: «Я сотрудничаю с общественными организациями из России и стран Восточного партнерства, и понимаю, что хоть Польша и движется в плохом направлении, мы до сих пор имеем больше гражданских прав и свобод, чем россияне и белорусы. И мы должны использовать эти права и свободы, чтобы требовать от власти соблюдать Конституцию. Возможно, мы в последние недели потеряли доверие к выборам и государству, но нам не грозит перспектива, когда результат выборов известен заранее. Я понимаю тех, кто призывает сейчас к бойкоту, но сама предпочитаю принять участие в выборах. Лучше бросить пустой бюллетень, чем не пойти на выборы».

автор: Елена Бабакова
Поделиться: