Частный приют для собак в городе Рустави, Грузия, апрель 2020 года
Фото:

Давид Пипиа / JAMnews

Сейчас, когда весь мир как будто поставлен на паузу, а люди сидят дома, выживать бездомным животным еще труднее, чем обычно. Есть активисты, которые помогают животным спастись, но в условиях карантина их работа тоже сильно затруднена. Журналисты из Азербайджана, Беларуси, Грузии, Молдовы и Украины решили напомнить своим обществам о проблеме уличных животных. Для того, чтобы читателям было легче понять с чем сталкиваются «ничьи» собаки и как меняется их жизнь, когда в ней появляется хозяин, мы расскажем вам пять историй о собаках из разных стран.

Гызыл, Азербайджан

Можно было бы подумать, что встреча бездомной дворняги Гызыл с Элханом Мирзаевым была полной случайностью, но она закономерна. Выпускник МГУ и успешный журналист в прошлом, Элхан сидел на безлюдном пустыре, когда к нему, виляя хвостом, подошла Гызыл. «Мы сразу поняли, что у нее скоро будут щенки, возможно, прямо сегодня. Собаки часто приходят к людям перед родами, ищут поддержку».

Почему их встреча не была случайной? Во-первых, потому что Элхан очень любит животных и защищает их права. Собственно, он и на пустыре оказался потому, что принял участие в акции с требованием защитить животных. Авторитарные власти Азербайджана протестные выступления в последнее время подавляют так: они заталкивают активистов в полицейские фургоны, вывозят их за город и оставляют там. Это фактически гарантирует властям, что на митинг — по крайней мере, в этот день — активисты уже не попадут. 

Узнать, сколько щенков родилось у Гызыл, чего добивается ее новый хозяин вместе с Элханом можно на сайте Мейдан-ТВ.

Фунтик-Лишка, Беларусь

Фунтик — везунчик. Если бы ему не улыбнулась удача, Фунтик не встретил бы волонтера Ксению и непременно оказался бы в сачке работников минской службы отлова.

Да, сейчас власти белорусских городов усыпляют только тех животных, у которых несовместимые с жизнью травмы. Но и у тех, кто попадает в приют, веселья в жизни мало: им приходится жить в очень небольших клетках в неотапливаемом помещении. 

Но вернемся к тому, с чего начали: Фунтик — везунчик. Он сначала попал в дом к неравнодушному человеку, а потом, благодаря череде счастливых случайностей, налел любящую семью в Чехии. Кстати, отвезли его туда с оказией авторы этого репортажа, журналисты Еврорадио. 

Фунтик — отличный пример того, как меняется собака, когда у нее появляется дом. Сравнить фото «было» и «стало» можно по ссылке на сайте Еврорадио. 

Купата, Грузия

Свое имя Купата получил за сходство с грузинской колбаской «купати». Купата живет в будке у жилой многоэтажки в приморском городе Батуми, его подкармливает весь подъезд и дюжина окрестных магазинов. Собственно, он и именем своим обязан приятелю, который держит мясную лавку недалеко от Купатиной многоэтажки.

Если другим собакам, нашедшим хозяина улыбнулась удача, то Купата заработал свое счастье исключительно интеллектом. До введения карантина в Грузии этот пес каждое утро провожал детей, идущих на прогулку из детского сада в парк. Купата забегал вперед перед группой детей, останавливался на пешеходном переходе (которыми грузинские водители часто пренебрегают) и лаем останавливал движение, чтобы дети и воспитательница безопасно перешли через дорогу.

О том, как Купата и другие уличные собаки в Грузии научились выживать на улицах, читайте в материале JAMnews.

Босс, Елла и Одер, Молдова

Каждый из трех этих псов подвергался побоям, унижениям и пыткам. Несмотря на то, что в Молдове есть закон, который мог бы наказать мучителей этих собак, их заступник, владелец частного приюта, на это даже не надеется. Босс, Одер и Елла живут в приюте и буквально боготворят своего спасителя Владислава Дорофеева. Но хозяев они пока не нашли, и неизвестно, найдут ли.

Владислав Дорофеев рассказывает, почему так трудно открыть приют для собак в Молдове, сколько животных в них содержится сейчас содержится и почему никому неизвестна статистика уличных животных.

Почему собаки вопреки всему остаются настолько преданы человеку? Попробуйте найти ответ на этот вопрос в репортаже ZDG.

Мэрилин, Украина

Мэрилин была одной из 50 тысяч брошенных на произвол судьбы собак. Ее нынешний хозяин, волонтер Игорь Сайко рассказывает, как он впервые спас «крупную партию» собак, обреченных на гибель.

Его сердце дрогнуло, когда он случайно познакомился с растерянным военнослужащим, который пытался пристроить 23 военных собаки, служебных старичков, 8-летних ветеранов, которых равнодушный закон предлагает «списать».  

Что означают буквы «П», «К», «С» в коммунальном предприятии, которое спасает уличных животных и чему бывают приятно удивлены хозяева собак, взятых из приюта, читайте в материале Громадского.

При поддержке «Медиасети»

Над материалом работали: Димитри Авалиани, Надя Апенько, Ольга Булат, Александр Васюкович, Кета Габуниа, Игорь Ионеску, Маша Колесникова, Юлия Матузова, Диана Петриашвили, Давид Пипиа, Валентина Родзевская, Виталий Ругайн, Ксюша Савоскина, Диана Северин и meydan.tv

Поделиться: