Городок Упернавик на западе Гренландии, 11 июля 2015 года
Фото:

EPA-EFE/LINDA KASTRUP 

История с приобретением Гренландии Соединенными Штатами сначала воспринималась как неудачная шутка. В своем Twitter Дональд Трамп даже пообещал не строить на острове небоскреб Trump Tower после его перехода под власть США.

Но после слов американского президента в эфире CBS 19 августа о том, что покупка острова действительно «стратегически интересна» для Америки, официальный Копенгаген решительно отреагировал: не продается.

Гренландия, хотя и находится территориально ближе к Северной Америке, на автономных началах является частью Дании. Премьер-министр страны Метте Фредериксен назвала идею покупки острова абсурдной и отвергла возможность «торга» по этому поводу. А Трамп в ответ отменил свой визит в Данию, запланированный на начало сентября.

Свидетельствует ли это о серьезных недоразумениях между странами и почему продать и купить Гренландию на самом деле не так просто?

Как это вообще возможно?

Амбициозное желание купить Гренландию для Трампа, как пишут американские СМИ, — это попытка войти в историю наподобие президента Эндрю Джонсона, благодаря которому США получили Аляску. Однако она мало перспективна, потому что традиция покупки стран или их союзных территорий была присуща империализму 19-го и начала 20-го века и теперь осталась давно в прошлом.

«Но в воображении Трампа все покупается и продается. Мы знаем, что он — неординарный президент, придерживается собственных стандартов поведения и дипломатии. В то же время, вероятно, у него нет действительно толковых консультантов, так как в случае их наличия он не делал бы таких заявлений», — говорит Громадскому Микаэл Гертиг, политолог университета Южной Дании, который долгое время жил и работал в Гренландии. Некоторые медиа отмечают: идея Трампа частично продиктована его стремлением победить на президентских выборах в 2020 году.

Практика приобретения территорий, в том числе и очень значительных по площади, для Соединенных Штатов не нова. В 1803 году США за $15 млн выкупили у Франции Луизиану, в 1867-м за $7,2 млн — у России Аляску. В 1917-м за $25 млн Америка купила у Дании Виргинские острова — это было одно из последних ее приобретений.

Но одновременно после завершения Второй мировой войны США больше отдавали территорий, чем приобретали. Вашингтон потерял Филиппины (ранее купил у Испании), Панамский канал, ряд островов в Карибском море и Тихом океане.

США когда-то уже хотели купить Гренландию: в 1946 году американский президент Гарри Трумэн предлагал за нее $100 млн золотом. Как отмечает CNN, в настоящее время это соответствует $1,3 млрд, если учитывать инфляцию.

Трамп же предлагал выплачивать Дании за владение островом $600 млн ежегодно — такие данные приводит The Washington Post. Однако в течение какого срока выплачивались бы эти средства, неизвестно.

На самом деле куплю-продажу целого острова осуществить непросто. Об этом говорят, в частности, и в администрации Трампа.

Торбен Андерсен, профессор экономики в университете Орхуса, объясняет Громадскому: «Сама идея купить страну — не тождественна покупке дома, завода или любой другой недвижимости. Речь идет об огромной территории и людях на ней. Несмотря на политические обещания, мне трудно представить, как все это будет выглядеть на практике».

Самая северная авиабаза США Туле на севере Гренландии на территории коммуны Каасуитсуп, 31 октября 2018 года
Фото:

EPA-EFE/THOMAS LEKFELDT

Полезные ископаемые и лидерство в Арктике

Конечно, Трамп интересуется Гренландией не только из-за желания войти в историю.

Американский президент говорит уклончиво: «Многое можно было бы сделать. По сути, это крупная сделка с недвижимостью». На самом деле речь идет об очень конкретных вещах, которые могли бы получить США вместе с Гренландией.

Прежде всего, это полезные ископаемые. Гренландия имеет одни из крупнейших в мире месторождений редкоземельных металлов (которые используют, в частности, для производства гаджетов), а также свинца, цинка, платины, меди, никеля, золота и бриллиантов. Также, согласно данным Американской геологической службы, недра Гренландии могут содержать запасы нефти в объеме до 110 млрд баррелей. Все это делает остров дороже, чем думает Трамп: Financial Times называет цену — по меньшей мере $1,1 трлн.

Добывать полезные ископаемые в Гренландии, территория которой на 80% покрыта льдом, непросто. Сейчас это требует слишком больших ресурсов, однако впоследствии может стать доступным и дешевым — в связи с глобальным потеплением и таянием ледников, которое уже началось на острове.

Илулиссатський ледовый фьорд в западной Гренландии был объявлен в 2004 году Всемирным наследием ЮНЕСКО, 15 июля 2015 года
Фото:

EPA-EFE/LINDA KASTRUP

Дональд Трамп настаивает, что содержание Гренландии слишком дорого для Дании. Однако нельзя говорить, что это связано с добычей ресурсов, объясняют специалисты.

«Добыча полезных ископаемых на острове — стопроцентно частная промышленность, то есть это не та отрасль, в которую может вмешиваться Дания. Гренландия юридически принадлежит Дании, но она функционирует на основе договора о самоуправлении. И они сами несут абсолютную ответственность за использование минералов. Так было решено автономным правительством Гренландии», — говорит Торбен Андерсен.

Но так как остров является частью королевства Дания, Копенгаген отвечает за оборону и внешнюю политику острова, а также платит ему ежегодно более $500 млн на развитие. А власть Гренландии уже сама решает, как распорядиться этими деньгами.

Сейчас лидером по добыче редкоземельных металлов является Китай. Он контролирует крупные месторождения на территории Африки. Поэтому приобретение Гренландия стало бы для Трампа контаргументом в торговой войне с Пекином.

Гренландия была бы полезной для США также из стратегических соображений. Еще со времен Холодной войны здесь есть опорный пункт США — самая северная база американских военных сил в Туле, примерно 1200 км к северу от Полярного круга.

Но администрация Трампа стремится к расширению своего влияния в Арктике — так же, как Россия и Китай. Первая инвестирует в свою военную базу «Арктический трилистник», а второй стремится проложить арктический торговый путь. Микаэл Гертиг говорит: учитывая то, как Россия активно наращивает вооружение, напряжение в Арктике растет и вскоре речь может идти о серьезном обострении.

В июле 2018 года власти Гренландии эвакуировали жителей одного из поселков из-за большого айсберг, который приблизился к берегам страны на опасное расстояние
Фото:

EPA-EFE/MAGNUS KRISTENSEN

Почему Дания не продаст Гренландию?

Дональд Трамп заявил, что сильно возмущен словами премьера Дании о том, что продажа Гренландии — «абсурдная идея».

«У Гарри Трумэна была идея о Гренландии. У меня была идея. У других людей была эта идея, которая берет начало с 1900-х годов. Не говорите, что это бредовая идея. Потому что таким образом вы общаетесь не со мной, а с Соединенными Штатами», — сказал он.

Некоторые датские и гренландские политики также дали понять Трампу, что Штатам не стоит рассчитывать на покупку крупнейшего острова мира.

Бывший премьер-министр Дании Ларс Льокке Расмуссен назвал идею Трампа «первоапрельской шуткой не в сезон». А представитель Датской народной партии Гренландии Сорен Эсперсен заявил, что если американский президент действительно думает об этом, то он «сошел с ума».

Королевская семья Дании тоже всерьез не восприняла идею. Принцесса Антония Шаумбург-Липпе отметила: «Это комплимент для прекрасной Гренландии. Поскольку только желанные территории получают такие предложения».

Продажа Гренландии была бы огромной территориальной потерей для Дании. Площадь автономного острова в 48 раз превышает площадь самого королевства.

Близость острова с Данией обусловлена историческими событиями. Датчане колонизировали Гренландию еще в 18 веке, а с 1953 года остров вошел в состав королевства. Впрочем, в отличие от Дании, Гренландия не относится к Евросоюзу: еще в 1985 году остров покинул Европейское экономическое сообщество (предшественницу ЕС) из-за несогласия с квотами на рыбную торговлю.

Гериг уверен, что Дания не продаст остров, по крайней мере при действующей власти: «Премьер-министр направила много усилий на то, чтобы отношения между правительствами Дании и Гренландии стали теплее. И я думаю, теперь они действительно значительно лучше, чем раньше».

Премьер Дании Метте Фредериксен назвала идею покупки Гренландии абсурдной и отвергла возможность «торгов» по этому поводу, Копенгаген, 21 августа 2019 года
Фото:

EPA-EFE/MADS CLAUS RASMUSSEN

Специалисты отмечают: сейчас Гренландия, где в силу особенностей климата и ландшафта очень сложно жить, начала быстро развиваться.

«Если вы посмотрите, какой она была 50-60 лет назад, все было совсем иначе, чем в Дании и других скандинавских странах. Пока уровень жизни здесь ниже, чем в Дании, однако уже заметно немалое число улучшений, например, в области образования. Это огромный остров по площади, поэтому города не всегда сопряжены между собой, путешествовать по Гренландии достаточно сложно», — говорит Торбен Андерсен.

В то же время туризм, наряду с добычей полезных ископаемых и рыболовством — одна из основных отраслей гренландской экономики. Больше всего туристов уже в течение многих лет прибывают именно из Северной Америки. По данным туристического агентства Visit Greenland, ежегодно в Гренландию приезжают не менее восьми тысяч граждан США.

Сложность продажи Гренландии еще и в том, что непонятно, кто является продавцом — Дания или же сама Гренландия, которая является автономией, отмечают специалисты. На их взгляд, мысль гренландцев вообще игнорируют.

«Датский премьер говорит, что Гренландия не на продажу. Но людей, похоже, продавать можно. Мы в основном шутим об этом», — говорит Громадскому Джозефа, блогер из Гренландии.

Поделиться: