Выступление театрально-музыкальной группы Dakh Daughters на фестивале ГогольFest в Мариуполе, Донецкая область, 27 апреля 2018 года
Фото:

Анастасия Власова/Громадское

Депутаты Верховной Рады поддержали новый закон о государственном языке. В частности, им в теле- и радиоэфире закрепляют квоты на украиноязычный контент, которые уже определены отдельным законом 2016 года. Громадское узнало, как квоты уже повлияли на музыкальный рынок.

Чтобы исследовать проблему глубже, мы обратились с вопросами «Квоты — хорошо это или плохо?» и «Куда движется украинская музыкальная индустрия?» к тем, кто в ней непосредственно задействован.

Валерий Харчишин, «Друга ріка»:

«Введение квот дало толчок для развития нашей музыкальной индустрии. И дело не столько в популяризации языка, а в том, что украинских музыкантов стало больше в видимом пространстве. Поэтому происходит систематизация выплат за публичное использование украинского контента и развитие концертной деятельности самого артиста.

С другой стороны, есть отток молодежи в параллельный шоу-бизнес, который развивается независимо в сети, в качестве контраргумента на введение квот. Его невозможно урегулировать, поэтому, например, в том же iTunes ТОП-100 по результатам продаж в Украине на первых ступеньках российский или русскоязычный контент, и в целом 97% неукраинского происхождения. Но это не значит, что квотирование провалилось. Нужно время. Опыт Франции, Польши, Германии, Португалии и ряда других европейских стран доказывает эффективность этого инструмента.

«Друга ріка» никогда не жаловалась на то, что нас мало в эфире. Но наш последний альбом «Пирамида» вышел тогда, когда квоты уже были в действии. И мы получили около 600 тыс. уведомлений на радио, попав в тройку лидеров не только украиноязычных артистов, а вообще тех, кто прозвучал в течение года в радиоэфире Украины. Главным фактором того, что квоты работают, является то, что мы собрали около полумиллиона гривен роялти и выплат за публичное сообщение. Это значительно больше, чем за прошлые периоды».

Виталий Дроздов, директор радиостанции ХИТ FM:

«После внедрения квот был небольшой отток аудитории, с 83% до 80%. Мы попытались его минимизировать и применяли различные технологические подходы к программированию эфира. Плюс более тщательный поиск и отбор музыки на украинском языке. Сейчас работаем над тем, чтобы снова выйти на цифры квотам».

Костя Почтар, музыкант Postman, 5 Vymir:

«Квоты повлияли на активность ротации группы 5 Vymir. Наши треки звучат на радио, и то, что программные директора стали больше внимания уделять поиску музыки это тоже правда. Или повлияли квоты на качество контента? Думаю, что молодые артисты стали больше внимания обращать на качество самой записи мало кто сейчас записывает альбомы в гараже.

В 2019 году Громадское сняло прекрасный часовой фильм о 5 Vymir это было невозможно себе представить 5 лет назад. С другой стороны достойных концертных площадок стало только меньше, а в регионах с тем вообще беда. А это не менее, а, может, и более значимая для музыкантов вещь».

Саша Варениця, основатель музыкальной пиар-агентства «Много воды»:

«Сразу после введения квот эфиры украинских радиостанций захватили всеми забытые хиты« нулевых» Гайтана, Lama, «Табула Раса» и, конечно, ОЭ. Сторонники квот уверяли, что ситуация быстро изменится, и мы услышим много новой интересной музыки на украинском языке. Два с половиной года спустя мы можем наблюдать, что на радио до сих пор дефицит качественных новых песен на украинском языке. Мы можем посмотреть на Топ-200 хитов украинского радио в 2017 и 2018 году. Там повторяются 88 песен. То есть почти половина песен остается в чартах в течение двух лет. Их просто нечем заменить.

Я работаю с большим количеством молодых украинских артистов. Не могу сказать, что украинская инди-сцена почувствовала снижение порога входа на радио. Котировки формат/ неформат остались теми же, что и с квотами. Шаг в сторону до свидания. Никто не спешит рисковать с новыми жанрами. Да, возможно, на радио смогли, наконец, попасть третьесортные поп-артисты, но это не та тенденция, которой я стал бы радоваться.

По количеству ротаций певица года в Украине Alyosha. Ее песни звучали на украинских станциях более 700 тыс. раз. Это очень и очень много. Это, по логике, «Дворец Спорта» и всенародная любовь. Но этого не происходит. Более полумиллиона ротаций за год получил Ivan Navi. Казалось бы, он должен был разработать огромную армию фанатов. Но в полуфинале Нацотбора Евровидения Иван занял 6 место из 8. Есть ли эффект от такого количества ротаций? Выводы делайте сами.

Радио важный, но не определяющий фактор для развития музыкального рынка в целом. Без квот чарты украинских станций отражали бы реальную картинку предпочтений украинских слушателей: «Время и Стекло», Макс Барских, MONATIK, Тина Кароль, Оля Полякова. Ну и несколько артистов из России: ЭлДжей, Егор Крид, MATRANG, Little Big. Это те артисты, у которых огромная аудитория в Украине.

Квоты, запрет VK, отсутствие интересных музыкальных форматов и шоу на больших радиостанциях и ТВ есть целый комплекс причин, почему молодежь естественным образом вышла из-под влияния украинских медиа и украинского сегмента Интернет. И, как следствие, нашла себе кумиров там, где на нем говорят на его языке Instagram, YouTube.

Сам я сторонник запрета ротации российских артистов на украинском радио до окончания войны с Россией. И, вместе с тем, я за квоты для украинских артистов до 70% (30% для зарубежной музыки). Но в эти 70% должны войти украинские артисты, которые поют на украинском, русском, английском и любом другом языке. В этом я вижу признаки демократии, цивилизованного, толерантного и зрелого общества».

Алена Дмуховская, соучредитель платформы Music Export Ukraine:

«Для определенной группы поп-артистов квоты положительно повлияли. Например, The Hardkiss начали петь на украинском, их песни много берут в ротацию, они автоматически стали собирать большие залы. Остальные песни 20-летней давности десятка отечественных мастодонтов. Сначала «Океан Эльзы» и Наталья Могилевская звучали из каждого утюга. Для меня радио стало последней инстанцией, чтобы найти новую интересную музыку.

Да, на украиноязычный контент теперь гораздо легче попасть на радио, поскольку нужно набрать количество «квот». Но часто от этого страдает качество. Очень надеюсь, что скоро это количество перейдет в качество.

После 2014-го года, когда большинство концертов зарубежных артистов в Украине отменили, украинская молодая музыка пережила подъем. Люди обратили внимание на свое, родное. Ходить на концерты украинских артистов стало популярным, и квоты добавили положительный эффект в этот пазл. Но время уже глобально подходить к этому вопросу: ок, радиоэфир мы наполнили, а как повысить качество того, что мы слышим? Здесь уже речь должна идти об образовании и комплексном менеджменте».

Поделиться: