Мужчина и женщина гуляют по киевской улице во время карантина
Фото:

Анастасия Власова / hromadske

Как карантин изменил наши привычки и психологический комфорт, чем опасно понятие социальной дистанции и как адаптироваться к жизни в новых условиях? Эти и другие вопросы о ментальном здоровье после карантина в интервью с психологом, гештальт-терапевтом Натальей Стоецкой — специально для hromadske.

Стало ли у психологов больше клиентов во время карантина? С какими запросами обращаются?

И да, и нет. Определенная часть клиентов вынуждена была закончить терапию из-за того, что карантин повлиял на них экономически. Они должны были переключиться в режим выживания, а психологические услуги у нас не самые дешевые. В то же время появились клиенты из сфер, которые полностью перешли в онлайн. Как пережить замкнутость и вынужденную изоляцию — обращений с такими проблемами стало больше.

То есть запросы касаются именно дискомфорта, вызванного карантином?

Я бы так не сказала. Во многих обострились семейные проблемы. В психологии даже появился новый термин — вынужденная близость. Многие страдает от того, что им приходится долго находиться на одной территории, а возможности разойтись по разным комнатам они не имеют. В психотерапию пришли семейные пары.

Я склоняюсь к тому, что карантин на самом деле подсветил наши проблемы. Там, где не было настоящей близости, вынужденная близость очень больно ударила по семейных отношениях. Если проблемы маскировались занятостью на работе, теперь стало невозможно их игнорировать.

Можно ли считать карантин в определенной степени положительным явлением, ведь мы наконец обратили внимание на проблемы, которых не замечали или избегали?

Действительно. Я не хочу демонизировать карантин, поскольку не у всех он вызвал психологические проблемы.

Психолог, гештальт-терапевт Наталья Стоецкая
Фото:

Фото предоставлено Натальей Стоецкой

Есть ли люди, психическое состояние которых улучшилось?

Это не только мои наблюдения: клиентам с тревожными и обсессивно-компульсивными расстройствами, депрессией, социофобией стало лучше. За масками и перчатками можно спрятаться.

К тому же сейчас развита индустрия производства масок, с помощью которых фактически можно самовыразиться. Общество как бы сравнялось с депрессивными людьми — появилось легальное право не общаться, никуда не надо идти, можно целый день не вставать с постели. Люди с расстройствами как будто почувствовали себя такими, как и все остальные.

Однако после ослабления карантина я слышу от них о тревогах и страхах, поскольку нужно снова возвращаться к жизни.

Время от времени понятие физической дистанции заменяют термином «социальная дистанция». Чем это опасно для психологического здоровья? Как это может отобразиться на нас?

С одной стороны, мы живем в перенаселенных городах, где даже во время карантина в магазине тебе дышат прямо в спину. Понятие личного пространства отличается в зависимости от того, в городе или в селе мы живем. Важно понимать, что именно мы подразумеваем под понятием социальной дистанции. Полное отсутствие контактов?

Но мы не полностью изолированы, пока у нас есть социальные сети. Я считаю, что наше пространство искусственно перенасыщено связями. Нормальным кажется, когда у тебя их много. Карантин как раз дал возможность людям остановиться и пересмотреть свои социальные контакты. Теплые отношения сохранились и улучшились, а холодные — отошли. Произошла социальная регуляция. Не вижу ничего страшного в этом, но термин «социальная дистанция» мне не нравится.

Лента, которая закрывала вход в парк во время карантина
Фото:

Анастасия Власова / hromadske

Что делать тем, кто стал заложником своей квартиры — не может выйти на улицу, потому что боится заболеть?

Стоит меньше читать новости. Придерживаться информационной гигиены. Странно советовать человеку, который чего-то боится, преодолевать себя. Пусть он лучше остается дома и чувствует себя в безопасности. Коронавирус в каждом из нас сильно активизировал страх смерти — как своей, так и родных.

Я давно не видела такого всплеска заботы о родителях. С одной стороны, информационное поле перенасыщено тревогой, а с другой — четкой информации о том, что делать, если заболеют твои близкие, слишком мало. Это вызывает тревогу. Поэтому если вы можете ограничить контакты — сделайте это. Ничего страшного не произойдет.

Значит, не стоит беспокоиться, если быть дома комфортно? А когда человеку это не нравится, но он не может ничего с этим поделать?

Тогда стоит обратиться за помощью к специалисту. Следует разобраться, что за этим опасением стоит, какова его природа. Как за страхом смерти, так и за страхом болезни всегда есть что-то еще — нежелание стать обузой для родных, почувствовать беспомощность, расстаться с близкими. С этим стоит индивидуально работать.

Некоторые, наоборот, пренебрегают безопасностью настолько, что это приносит дополнительный дискомфорт другим. Это касается, в том числе, медиков, кассиров, работников сервиса, которые не соблюдают карантинных требований. С чем это может быть связано?

Думаю, что уровень стресса тех, кто постоянно находится на передовой, становится привычно повышенным. Именно поэтому они перестают думать о безопасности. Советую обращать их внимание, просить одеть маску или «голосовать ногами»: если видите, что санитарные требования не соблюдаются, выбирайте другой сервис. В очереди тоже можно просить человека отойти, если он стоит слишком близко. Главное — не подвергать себя опасности. О себе нужно заботиться.

Мужчины и женщины стоят на остановке общественного транспорта на Контрактовой площади в Киеве, ожидая автобус во время карантина
Фото:

Анастасия Власова / hromadske

Как убедить близкого человека в том, что важно соблюдать карантин?

Стоит говорить и аргументировать. Но в то же время помнить, что это — их собственный выбор и именно они ответственны за него и свою безопасность.

Как понять, что не можешь справиться с последствиями карантина самостоятельно? Когда следует обращаться за помощью к профессионалам?

Каждый организм индивидуален. Нужно знать свою норму — количество часов сна, например. Стоит обращать внимание на эти изменения, если они длятся более двух недель.

Если на карантине у вас стало меньше работы, потому вы несколько дней подряд смотрите сериалы ночью, а потом целый день спите, это вполне нормально, нет причин для волнения.

Труднее стало ли людям с психическими расстройствами, которые не вызваны карантином, получить медицинскую помощь?

С введением карантина тех, кто более или менее подлежал выписке, отпускали. То есть выписали всех «неострых» пациентов в ремиссии. Новые больные во время карантина в психиатрические заведения не прибывали. Сейчас госпитализация постепенно начинает восстанавливаться, правда, она осложнена необходимостью предварительного прохождения обследования на COVID-19. Кроме того, в психиатрических больницах сокращают персонал, поэтому они объективно не могут госпитализировать такое же количество пациентов, как раньше.

Как карантин изменил работу психологов? Готовы ли были клиенты переходить на консультирование онлайн?

Мои клиенты до последнего не хотели переходить в онлайн, но никто не ушел от меня именно поэтому. Те, кто больше всего опирался новому формату, самыми первыми вернулись к персональным встречам. Мы очень рады, что есть возможность работать удаленно, но живой контакт в психологии важен.

Почему считают, что самая большая потребность в помощи психологов будет после официального окончания карантина?

Потому что во время карантина наши привычки начали меняться, мы резко снизили темп жизни, обратили внимание на себя. Сейчас произойдет пересмотр социальных контактов и их необходимости. Это очень похоже на психотерапию, в которой существует два этапа, два кризиса: сначала человек меняется сам, а потом он обновленный начинает контактировать со своим окружением, которое сопротивляется.

После карантина нам нужно пройти тройную адаптацию: свое изменение, изменение условий, изменение других людей. Мы будем заново знакомиться со своими друзьями, родными, пытаться понять, кто они. Это — вызов. Но, прежде чем идти обниматься с человеком, я бы советовала попробовать с ним будто бы заново познакомиться. Поинтересуйтесь тем, как он изменился, проследите за своими ощущениями, поймите, как вам комфортнее строить отношения.

Какое отдаленное влияние окажет карантин на нашу жизнь в будущем?

Трудно сказать, как наши привычки изменятся, поскольку до сих пор нет однозначного понимания, когда и как карантин закончится. Если первого сентября дети не пойдут в школу, это сильно скажется на родителях и учителях. Мы будем наблюдать родительскую усталость.

На родителей школьников карантин сильно повлиял, потому что они никогда не проводили так много времени с детьми. К тому же одно дело — помогать выполнять домашнее задание, а другое — объяснять материал.

Часто родители жалуются, что ребенок не может удержать внимание в течение 45 минут онлайн-урока. Впрочем, когда дети сидят за партой, они постоянно на что-то отвлекаются (разговоры, телефон, записки, шутки), все 45 минут невозможно находиться в прямом визуальном контакте. Трудности любого общения в онлайн-режиме состоят в том, что на протяжении длительного времени надо держать визуальный контакт. Такое общение утомляет гораздо больше.

Что хорошего нам принес карантин?

Мы начали заботиться о себе. Чаще обращать внимание на собственное здоровье и то, что чувствуем. Познакомились с собой. Научились заботиться о близких, наконец вспомнили о том, что семейные отношения нужно строить.

Есть даже такая шутка: в магазин идет тот, кого жалко меньше всего. Увеличилось количество социальных проектов, которые усилили эмпатию и привлекли людей к важным инициативам.

Я не хочу, чтобы общество смотрело на карантин как на ужас, который с нами случился. Лично мне интересно за ним наблюдать с точки зрения адаптации людей и их поиска себя — как мы строим свой комфорт в новых условиях.

Автор: Маргарита Тулуп
Поделиться: