Мертвые рыбы на побережье острова Свободы в городе Паранак, к югу от Манилы, Филиппины, 10 октября 2019 года. Станция морской полиции Манилы обнаружила большое количество различных видов мертвых рыб на этом берегу
Фото:

EPA / FRANCIS R. MALASIG

Китайский веслонос — одна из крупнейших пресноводных рыб, которая, по некоторым данным, достигала 7 метров в длину. Чуть больше полувека назад ее было полно в бассейне реки Янцзы. А в прошлом году вышла научная статья, где говорилось, что вид полностью вымер. Произошло это потому, что на реке построили плотины, которые не давали рыбе подниматься в верховья, где она размножалась.

Повезло китайском веслоносу разве что в одном — о его исчезновении узнали не только ученые или местное население, но и люди по всему миру. О нем написали СМИ, потому что веслонос был очень большим. Но тысячи других видов исчезают без шума, потому что они не большие, как южный белый носорог, не симпатичные, как гигантская панда, или вообще неизвестны науке. Но от этого они не менее важны для планеты и человечества.

Молодая азиатская лесная черепаха (Manouria emys), также известная как азиатская коричневая черепаха, в зоопарке Вроцлава на юго-западе Польши 14 сентября 2020 года. Вид, населяющий Южную и Юго-Западную Азию, находится на грани исчезновения
Фото:

EPA / Maciej Kulczynski

Минус две трети населения планеты

Недавно Всемирный фонд дикой природы (WWF) обнародовал очередной отчет «Живая планета 2020». Он выходит раз в два года и посвящен оценке состояния биоразнообразия на нашей планете. Простыми словами — рассказывает, как чувствует себя дикая природа.

Вкратце его главный вывод можно сформулировать в трех пунктах. Во-первых, численность животных и растений на планете снижается невероятными темпами (но это не новость). Во-вторых, если мы не изменим наше отношение к природе, то она скоро исчезнет, и нам будет очень плохо (и это, похоже, осознают далеко не все). В-третьих, эту катастрофу еще можно остановить, но надо действовать немедленно (это действительно хорошая новость).

В частности, в отчете говорится, что с 1970 года численность позвоночных животных (млекопитающих, птиц, пресмыкающихся, земноводных и рыб — в общем, более 4 тысяч видов) сократилась в среднем на 68%. Быстрее всего этот процесс идет в тропических регионах Северной и Южной Америки.

В докладе меньше внимания уделено насекомым, но в одном из недавних исследований говорилось, что масса всех насекомых на планете ежегодно уменьшается на 2,5%. Такими темпами около 40% всех видов насекомых могут исчезнуть в ближайшие десятилетия. Под угрозой вымирания находится и каждый пятый вид растений.

Два африканских пингвина (Spheniscus demersus) пересекают пустую дорогу во время карантина в пригороде Саймстауна в Кейптауне, Южная Африка, 25 апреля 2020 года. Африканский пингвин — один из стремительно исчезающих видов
Фото:

EPA / NIC BOTHMA

Не просто место для пикника

Главная причина происходящего — деятельность человека. Лесные виды не могут жить без леса, и когда люди вырубают лес, его «население» погибает. То же самое происходит, когда мы уничтожаем или преобразуем степи, реки, чрезмерно эксплуатируем океаны и другие экосистемы. Изменение климата и занесение видов-чужаков также негативно влияют на биоразнообразие, и это тоже вина людей.

Когда исчезают леса или другие природные экосистемы, то речь идет не о том, что нам некуда будет пойти на пикник или на прогулку в субботу. А о том, что некому будет производить кислород, впитывать углекислый газ, спасать нас от наводнений, негде будет жить насекомым, которые опыляют растения, и растениям, которые могли бы спасти жизнь больным, и животным, которые ими питались. Иными словами, дикая природа необходима нам для того, чтобы выжить — в буквальном смысле этого слова.

А что в Украине?

О конкретных странах, в том числе Украине, в докладе подробно не говорится. Кандидат биологических наук Павел Гольдин из Института зоологии им. И.И. Шмальгаузена НАНУ говорит, что в Украине самые большие потери биоразнообразия пришлись на период между 1940-ми и 1980-ми годами, когда тотально распахивались степи и вырубались леса. 

Сегодня у нас осталось только 3% тех степей, которые были когда-то, и они «разорваны» на множество лоскутков, что очень плохо для сохранения разнообразия. Вместе с ними вполне ожидаемо исчезли и виды, которые их населяли. Одна из таких знаковых потерь — степной орел, которого в последний раз у нас видели в 1980-х годах.

Сегодня, по приблизительным оценкам, в Украине насчитывается 74 тысяч видов животных, растений и грибов (если брать во внимание только многоклеточные организмы). Точно сосчитать их на нашей большой территории невозможно. Виды продолжают исчезать, но приходят и новые, которых раньше здесь не было.

Среди позитивных новостей Павел Гольдин упоминает розового фламинго, которого в этом году видели в Тилигульском лимане (на границе Одесской и Николаевской областей). А среди тревожных — то, что хомяка обыкновенного внесли в перечень видов, находящихся в состоянии критической угрозы. Это значит, что если не принять меры для его охраны, то через 10 или 20 лет этот вид может совсем исчезнуть в дикой природе.

Ликвидация пожара на территории заповедника «Еланецкая степь» в Николаевской области, 11 сентября 2020 года
Фото:

УНИАН

Спасибо княжеству Лихтенштейн

Можно привести и другие примеры видов, которые приходят в Украину, исчезают здесь, или находятся после того, как их не видели на протяжении многих лет. Но проблема в том, что в целом биоразнообразие территории Украины изучено недостаточно. И еще больше нам не хватает систематических наблюдений в течение длительного времени. А именно они позволяют понять не только как та или иная популяция чувствует себя сегодня, но и как она изменилась во времени.

«В XIX веке в Украине, как и в Европе, было много филинов, это такая большая сова, — рассказывает орнитолог Наталья Атамась из Института зоологии. — А в 1970-х этот вид у нас почти исчез. Затем, в начале двухтысячных, в Луганской области их начал изучать орнитолог Виталий Ветров и нашел целых 50 пар. То есть, в одной области их оказалось почти столько, сколько во всей Украине за 30 лет до того». 

И здесь возникает вопрос: филинам так хорошо именно в Луганской области, или раньше их просто плохо считали?

Эта история совсем не уникальна для Украины. Обусловлена она тем, что у нас не хватает зоологов. Поэтому полевые исследования в основном ограничены определенными регионами, где есть специалисты, а остальная территория остается чем-то вроде белых пятен. При этом правительство не финансирует исследования, связанные с редкими видами, не говоря уже о тех, которые «просто интересные» ученым.

«У нас есть Красная книга, в которую занесены редкие виды. И это уже не просто исследование, которое хочешь — делай, а хочешь — нет. Это нормативный документ, к которому привязаны другие нормативные документы. Мы обязаны ее обновлять каждые пять лет. Думаете, нам министерство хоть копейку на это дает?», — говорит Наталья Атамась.

К счастью для нас, есть другие государства, которые порой финансируют изучения дикой природы в Украине. Последние 10 лет княжество Лихтенштейн оплачивало нашим зоологам экспедиции по исследованию черного аиста. Благодаря этому теперь мы знаем о состоянии его популяции, и есть план по сохранению этого редкого вида. Но для большинства других видов таких планов нет.

Лошади на территории Национального биосферного заповедника «Аскания-Нова» (Херсонская область), 13 января 2020 года
Фото:

УНИАН / Ирина Паршина

Нам есть что терять  

Доклад WWF говорит о том, что большая часть нетронутой природы на нашей планете сосредоточена в четырех странах: России, Канаде, Бразилии и Австралии. Но нам в Украине, к счастью, тоже до сих пор есть что терять.

«Природные экосистемы сохранились примерно на четверти территории суши Украины. Примерно треть этой территории — заповедники и национальные парки, которые были созданы уже во времена независимости. В том числе и близкие мне лично природоохранные объекты на юге Украины. Если бы не они, у нас бы вообще сегодня не было дикой природы, кроме лесов», — говорит Павел Гольдин.

Поделиться: