Похоже, в новой власти нет ни ревностных противников декоммунизации, ни ее защитников. Несмотря на ряд увольнений и назначений на новые должности, вектор политики исторической памяти в Украине еще не определился.

Как говорится, история переписывается с каждой новой властью. Президентство Владимира Зеленского пока ставит под вопрос правдивость этого высказывания.

Во время визита в Польшу новый президент пообещал пролить свет на «темные пятна прошлого», а во время встречи с Биньямином Нетаньяху посетил Бабий Яр. Хотя историческая политика является важным элементом дипломатических отношений, личного интереса к ней Зеленский проявляет меньше, чем его предшественники.

В программе партии «Слуга народа» нет ни слова о политике памяти. Среди новоизбранных депутатов Верховной Рады от этой партии есть несколько человек с историческим образованием и даже один кандидат наук, но историческая политика среди их целей не обозначена. Можно было бы подумать, что для новой власти история не имеет значения в сравнении с насущными потребностями борьбы с коррупцией, повышения уровня жизни, решения вооруженного конфликта и тому подобное.

А где же учитель истории Голобородько? Пока что он остается там, где и велосипед — в сериале. Президент Голобородько в сериале говорит, что ошибки прошлого нужно изучать, чтобы не повторять их в будущем, что выдающиеся личности вдохновляют на свершения и что история не менее важный предмет, чем математика.

Президент Зеленский, в отличие от своего персонажа, о важности истории молчит.

Его избиратели слишком пестрые в региональном, возрастном и образовательном планах, а «зеленой» политике памяти еще только суждено сформироваться, и она, вероятно, будет больше полагаться на реальные ожидания людей. Ведь социология для новой власти имеет значение.

Однако в 2015 году во время активной фазы выполнения закона о декоммунизации было иначе.

Западные регионы, которые активно поддерживали декоммунизацию, по факту провели ее еще до 2014 года, а переименование и снос памятников в центральной, восточной и южной Украине прошло вопреки желанию большинства населения.

Как правило, среди жителей и жительниц не было пиетета к декоммунизованным фигурам, но за десятилетия памятники стали эстетическими акцентами в пространстве, от которых сейчас остались только пустые постаменты.

Декоммунизация показала, что можно проводить политику памяти вопреки воле населения, но в демократическом государстве это может плохо отразиться на результатах следующих выборов.

Выработанной политики памяти у новой власти пока нет, а вот кадровые изменения продолжаются. Своих должностей лишились многолетний глава Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович, вице-премьер-министр по гуманитарной политике Вячеслав Кириленко, глава государственной архивной службы Украины Татьяна Баранова.

Назначены новый министр культуры, молодежи и спорта Владимир Бородянский, его заместительница Ирина Подоляк и еще ряд должностных лиц различных уровней исполнительной власти.

В новом парламенте нет ни ревностных противников декоммунизации, ни ее защитников. Поэтому можно не бояться ни бойцов за советский ностальгический нарратив, ни нового витка радикальных настроений.

Похоже, Украина взяла отдых от проактивной политики Порошенко, направленной на культивирование патриотизма через максимальное отчуждение от советского опыта.

И пока политический запрос не сформировался, самое время подумать о желаемой политике памяти.

...Тем временем в Киеве прошел Фестиваль живых историй, где сотни участников и участниц представили свои исторические проекты и подискутировали о желаемом векторе исторической политики.

Среди наиболее часто озвученных ценностей — инклюзивность, критическая история вместо популяризации комфортных нарративов, эффективный общественный диалог, новые интерпретации советского.

Оказывается, в исторической области есть множество наработок для создания положительной, объединительной платформы для новой политики памяти.

Поделиться: