Коронавирус — это маркетинговый ход, Андрей Портнов восстанавливает справедливость, а свободу слова в Украине надо немного приглушить. Эти тезисы принадлежат народному депутату от «Слуги народа» Ольге Василевской-Смаглюк. До выборов она работала журналисткой на телеканале Игоря Коломойского «1+1» и не имела политического опыта.

Ольга Василевская-Смаглюк отвечала на вопросы ведущего программы «По живому» Даниила Мокрика в студии hromadske. Мы выбрали самое интересное из ее ответов — в частности, о голосовании за отставку правительства, о том, кто может быть следующим генпрокурором, и, конечно, о коронавирусе.

ВОЗ признала болезнь, которую вызывает новый коронавирус, пандемией. В Украине ввели ограничения. Вы заблуждались насчет маркетингового хода?

Собственно, моя прямая цитата была, что наша фракция разделилась на тех, кто думает, что это большая глобальная проблема, и тех, кто менее радикален и считает, что это может быть маркетинговым ходом.

Я думаю, что это маркетинговый ход, потому что я сторонница разных теорий. И если вы вспомните социологический опрос в Украине, то 64% украинцев считают короновирус вообще биологическим оружием. И Новые Санжары, возможно, в определенной степени подтвердили, что люди очень боятся новых технологий, которые могут быть направлены против них. Потому что они системно не доверяют власти. Мы помним, как уже покупали тамифлю, которые потом списывали в панике, вирус SARS, который тоже ударил по мировой экономике. И я имела в виду, что этот вирус — это разновидность гриппа.

Возможно, сейчас уже ВОЗ говорит, что смертность от него на 2,2% больше, чем от обычного гриппа. Но это не 50%, не 90%, слава богу. И что этот вирус ударил, прежде всего, по экономике.

Мы знаем, что Ухань, откуда этот вирус происходит, это центр промышленности, и там сосредоточено очень много бизнеса, и не только китайского. И что, прежде всего, он ударил по акциям тех компаний, которые сосредоточили там производство.

Что вы хотите сказать?

Я имела в виду то, что от этого, прежде всего, пострадали рынки. И поскольку я являюсь сторонницей различных теорий ...

Теорий заговоров?

Ну, не то, что сторонницей, я всегда ищу что-то такое, как бывший журналист-расследователь... Прежде всего, я подумала, что это, все-таки, для того, чтобы приглушить слишком раздутый китайский рынок.

А сейчас вы изменили свое мнение или нет?

Сейчас я думаю, что это разновидность гриппа, более опасная, чем обычный грипп. И я надеюсь, что вскоре будет найдена вакцина, которую мы массово закупим. И надеюсь, что это пройдет и будет уже не актуально.

Мой вопрос не просто так, чтобы вас потроллить. Этот вопрос трансляции неких легкомысленных месседжей, которые могут побудить людей к неосторожности, когда очень нужно быть осторожными.

На самом деле больше нас должно беспокоить раздутая паника и то, что люди склонны не доверять власти, украинцы очень склонны к этому, потому что они очень часто разочаровываются в обещаниях. Прежде всего, куда они побегут? Они побегут закупить маски, гречку, соль и спички. И я тоже подвержена паникерству, это мое личное...

Но здесь — нет?

Я считаю, что паниковать рано, но карантин, огранинчительные меры считаю целесообразными. И также я отправила запросы в Госрезерв и в Министерство здравоохранения по поводу того, что у нас есть на случай какой-то болезни. И оказалось, что у нас нет ничего. Потому что 9 миллионов масок 70-го года выпуска Госрезерв пустил по областям. Больше масок в Госрезерве нет, других защитных средств нет...

Чья это ошибка? Или недоработки?

Я думаю, что нужно было закрыть экспорт всех защитных средств еще тогда, когда была первая волна беспокойства о короновирусе в Китае.

Этот вопрос в Министерство здравоохранения тогда?

Нет. Этот вопрос в Госрезерв и в Кабинет министров. Вы знаете, я ходила на очень многие заседания Кабинета министров Гончарука. И ни разу не слышала там про коронавирус.

Народный депутат от фракции «Слуга народа» Ольга Василевская-Смаглюк в студии hromadske, Киев, 11 марта 2020 года
Фото:

Евгений Жулай/hromadske

На прошлой неделе в Верховной Раде было много кадровых изменений. Вы голосовали за новый состав Кабмина, в который входит, в частности, Арсен Аваков. Я правильно понимаю, что ваша поддержка этого правительства означает, что и Арсен Аваков в должности министра внутренних дел вас устраивает?

Этот вопрос неоднократно поднимался на фракции, и в первый, и во второй раз. И на этот раз он был очень острым. И я так понимаю, что те, кто не голосовал за правительство этого состава, не голосовали именно за персону министра внутренних дел. Я ставила себе не раз этот вопрос и хочу задать его вам как думаете, что будет, если Авакова снимут?

Будет другой министр внутренних дел.

Другой какой?

Если я правильно понимаю, вы видите опасность в том, что снимут министра внутренних дел Авакова?

Я считаю, что мы очень сильно дестабилизированы сейчас. И это результат работы и прошлой власти, и результат прихода новых лиц в этой власти. Я не считаю, что приход новых лиц был успешным.

Можно взять опытного министра!

Почему Аваков? Ответ президента, и это цитата из заседания фракции: это наиболее стабильное и системное министерство.

Я хочу знать ваше мнение как самостоятельной парламентской единицы, которая нажала кнопку «за». Вам Аваков — окей? Вы довольны его деятельностью?

Для меня Аваков — это системность работы ведомства в условиях, в которых мы сейчас находимся. Эти условия опасны вообще для страны.

Чем? Какие же?

Дефрагментацией, дестабилизацией, общественными формированиями, которые неоднократно, кстати, мне предлагали свои услуги для работы на округе. То есть, ситуация тревожная. И для меня эта тревожность означает, что если мы сейчас будем делать вещи, которые могут привести к еще большей дестабилизации, это плохо для страны.

Страна в условиях войны, и у нас сменилось уже два министра обороны за это время. У нас сменился генпрокурор, у нас сменился глава Службы безопасности. У нас меняются все, только не министр внутренних дел.

Дело не в войне, а во внутренней ситуации в Украине. Которая довольно сложная.

СБУ отвечает за эту ситуацию тоже. Там можно было поменять, поставить Баканова, человека без воинского звания, неопытного в этих вопросах ...

Это квота президента. Я не могу это комментировать.

Народный депутат от фракции «Слуга народа» Ольга Василевская-Смаглюк в студии hromadske, Киев, 11 марта 2020 года
Фото:

Евгений Жулай/hromadske

В данном случае Арсен Аваков олицетворяет системные вещи: проваленную реформу полиции, произвол правоохранителей. Два года уже идут разговоры о том, что на шлемы полицейских нужно нанести индивидуальные номера, но этого не сделано. И если спецназовцы прибегают к насильственным или незаконным действиям, идентифицировать их невозможно. Эти вещи олицетворяет Арсен Аваков — как менеджер и руководитель МВД.

Мы можем у очень многих сейчас найти что-то, и все они будут олицетворять какие-то злоупотребления. Потому что система не меняется. И это то, что я хочу сказать и вам: мы обсуждаем персоналии, а не изменения системы!

А как может человек, который шесть лет на должности, изменить систему, которую он создал и поддерживал!

Что касается провала реформы полиции, я с вами согласна. И я, когда была вашей коллегой, об этом не раз Арсену Авакову говорила. Я вам пытаюсь доказать, что сейчас, у кого бы вы не спросили из представителей правительства: куда мы идем? В чем наше отличие от прежних? Ни у кого нет ответа! Я хотела добиться ответа на фракции ...

А у Авакова есть ответ?

Я не защищаю Авакова.

Я спрашиваю: у Авакова есть?

Я вам хочу сказать, что когда президент сказал, что «Аваков — это моя персональная ответственность», то у меня как у народного депутата «Слуги народа», провластной, президентской фракции, нет выбора. Когда 70% фракции голосует, то я тоже голосую.

Мне нравилась идея не пакетного голосования, а степ бай степ за каждого министра. Когда начали это обсуждать, я попыталась принять в этом участие. Но, к сожалению, до этого не дошли. Но сейчас будет такая возможность. Мы будем персонально голосовать за министра энергетики, за министра образования, за министра экологии, других министров. И я очень боюсь, что у нас не хватит голосов на это персональное голосование.

Вы проголосовали за выражение недоверия Руслану Рябошапке. Почему? Какими были ваши соображения, когда вы это сделали?

У меня были большие надежды на Руслана Георгиевича. И сначала мы с ним контактировали очень часто. Я ему принесла кучу материалов, собрала, когда баллотировалась на 96-м избирательном округе. И у меня была большая надежда на то, что люди, которые злоупотребляли в округе, которые занимались дерибаном земли, обманывали людей... И он мне обещал, что возьмет эти материалы под свой контроль.

Впрочем, к сожалению, через месяц Руслан Георгиевич вообще перестал брать трубку. А до меня начала доходить информация, что человек, на которого должны завести дело, свободно гуляет или вообще продолжает заниматься дерибаном земли и выдачей незаконных разрешений...

Это вопрос к местной прокуратуре.

Стоп. Секундочку... Людей заводят через советников к генеральному прокурору, и они там решают свои дела.

Через кого? Каких людей?

Даниил, я не могу говорить это. Если у меня будет подтверждение, я обращусь в правоохранительные органы.

То есть сейчас вы это без подтверждений говорите?

Это свидетельства людей, которые совпадают. Но подтверждения этому я, как народный депутат, должна найти для того, чтобы меня потом не подали в суд.

Чтобы мы создавали больше важных материалов для вас, поддержите hromadske на платформе Спільнокошт. Любая помощь имеет большое значение.
Народный депутат от фракции «Слуга народа» Ольга Василевская-Смаглюк в студии hromadske, Киев, 11 марта 2020 года
Фото:

Евгений Жулай/hromadske

Вы говорите о серьезной коррупции сейчас.

Да! Я вам о ней говорю...

Не называя фамилий?

Я назову эти фамилии. Придет время. Я получу подтверждение и обязательно назову.

Первое, когда я пришла, спросила его: что будет с нашими районными прокурорами? Почему вы их не снимаете? Они полностью владеют ситуацией, но ничего не делают. А он говорит: давайте весной об этом поговорим. Я говорю: как весной? Ну, надо же уже сажать, скоро же весна. А потом этим людям приходят планы, кого сажать, кого не надо. Кого ждут в Генпрокуратуре, свободная касса, кого не ждут...

Простите меня. У меня реально было очень сильное разочарование. Я не думала, что такое возможно.

Видите, Рябошапку уволили, а Аваков остался. Хотя в полиции процветает то же самое.

Я с вами согласна, что это логично. Я думаю, что и это время придет. Как придет и время Сытника.

А кто на место Рябошапки? Какая кандидатура сейчас?

Ходят разные слухи. Вы же, собственно, сами знаете, это Сергей... (Сергей Ионушас, народный депутат фракции «Слуга народа» — ред.).

Вам предлагали кого-то?

Говорят об Ирине Венедиктовой. Я очень уважаю Ирину. Она сильная, и то, что сейчас происходит в ГБР, — мне кажется, там наконец будет порядок. Но брать людей, ставить на должности, потом выдергивать, ставить на другие... То есть человек что-то начинает, потом его отправляют на повышение. А это свидетельствует о короткой скамейке запасных, короткой кадровой политике. Нет людей. Но я не знаю, кого еще. Кого-то третьего назвали, не помню...

Если мы говорим о Сергее Ионушусе, то проблема же в том, что сейчас единственным лицом, которое может открывать производство в отношении народных депутатов, возбуждать дела и так далее, является генеральный прокурор. Вы не видите проблемы, что ваш коллега-депутат по фракции, с которым вы постоянно общаетесь, потом будет единственным человеком, который в случае чего сможет открыть уголовное производство на депутатов из вашей фракции?

В политике, я в этом убедилась, нет друзей. Это все-таки должность, которая к чему обязывает. Я Сергея хорошо не знаю и не могу сказать, каким он будет генеральным прокурором, если. На комитете он себя показал достаточно принципиальным, и мы с ним, кстати, воевали, когда готовили к первому чтению мой законопроект о Бюро финансовых расследований. Он отстаивал позицию СБУ.

Народный депутат от фракции «Слуга народа» Ольга Василевская-Смаглюк в студии hromadske, Киев, 11 марта 2020 года
Фото:

Евгений Жулай/hromadske

Ваш коллега по фракции Александр Дубинский высказал мнение, что хорошим генеральным прокурором был бы Андрей Портнов. Вот учитывая, что вы недавно в эфире выразили благодарность Андрею Портнову за то, что он помогает правосудию и справедливости в Украине, как вы относитесь к этой идее?

Не правосудию, а справедливости. Я думаю, что это невозможно.

Но в идеале?

Я думаю, что это невозможно. Потому что Андрей Портнов ангажирован.

В какую сторону?

Вы же видите, что его деятельность направлена в одно конкретное русло, там, где не справляется государство.

Это какое?

Этот вопрос злоупотреблений прежней власти. А генпрокурор должен быть генпрокурором всей Украины.

Я не думаю, что это возможно, и я оценивала, когда комментировала деятельность Портнова, именно его юридические способности, потому что Портнов выиграл все суды, к нему нет претензий, насколько мне известно, у украинского государства. И он довольно профессионален.

На него открытое уголовное производство — в СБУ относительно угроз прокурорам.

Я комментировала конкретные его юридические профессиональные способности. Он автор Уголовно-процессуального кодекса, который считается европейским, прошел Венецианскую комиссию, и которым мы пользуемся уже семь лет.

Когда вы говорите, что он помогает совершаться справедливости — это каким образом?

То, что он делает. Он подает иски.

Ну это же может любой делать.

Но подает он. Когда я приезжаю в округ, меня не спрашивают, как я проголосую за землю, меня спрашивают: когда будут посадки? Когда сядут те, кто воспользовался Революцией Достоинства. Люди разочарованы и фрустрированы. И они хотят справедливости.

Я хочу, чтобы люди, которые воспользовались Революцией Достоинства, которые наживались на протяжении пяти лет, — чтобы эти люди понесли ответственность, а не гуляли по Испании.

Вы говорите, что необходимо наказать людей, которые нажились на власти, придя к ней после Революции Достоинства. Считаете ли вы Андрея Портнова одним из тех, кто в числе чиновников Януковича привел к Революции Достоинства и ко всем тем жертвам?

Я вам скажу, что один человек не может привести к чему-то. Приводит к чему-то система. И вот я об этой системе каждый раз говорю и с вами, и с фракцией, и с президентом — тогда, когда у меня есть возможность. Я работаю в комитете Верховной Рады и свое призвание частично вижу в том, чтобы помочь украинской экономике, 70% которой находится в тени, выйти на поверхность. 200 миллиардов гривен в год, по самым скромным подсчетам, это 5% ВВП, просто грабят. Грабят чиновники. И это одна из проблем. Я винтик решения этой проблемы, но я не могу привести к чему-то глобально. Потому что я не драйвер этого, понимаете?

Народный депутат от фракции «Слуга народа» Ольга Василевская-Смаглюк в студии hromadske, Киев, 11 марта 2020 года
Фото:

Евгений Жулай/hromadske

Одна из вещей, о которой говорит Портнов и которая совпадает с тем, что продвигаете вы это увольнение Артема Сытника с должности директора Национального антикоррупционного бюро. Вы подписант проекта постановления. Почему вы считаете, лично вы как конкретный народный депутат, необходимым уволить Артема Сытника?

Потому что я не вижу эффекта. Кто сел? Какие резонансные дела расследованы? Я еще тогда, когда он выиграл конкурс, спросила у него: почему у него липовая декларация? А она у него пустая.

То есть это вопрос эффективности?

Этот вопрос его работы. И, банальный пример, просто помните расследования Бигуса об Укроборонпроме? Там фигурировали двое сотрудников НАБУ, двое детективов. И эти детективы...

И Гизо Углава, извиняюсь.

И Гизо Углава.

Который будет возглавлять НАБУ, если уволят Сытника.

Да. И Гизо Углава. И эти три человека, двое из них, эти детективы, были отстранены. Они должны были пройти, по-моему, детектор лжи. Чем закончилось это дело, неизвестно. Люди эти продолжают работать, все трое.

Если говорить про Артема Сытника, то у меня к нему системные вопросы. Начиная с его декларации, которую он подал, когда занял эту должность, и заканчивая синергетическим эффектом от содержания всего штата детективов. Кто сел? Насиров сел? Янтарное дело? Онищенко? Его подельник Писный? И кто понесет ответственность за злоупотребления в «Укрзализныце», в Укроборонпроме?

То есть если снять Сытника, и НАБУ возглавит Гизо Углава, вам это будет комфортно?

Я думаю, что Артем Сытник будет заменен на этом посту через некоторое время.

Кем?

Я не знаю.

То есть вы готовы увольнять, не зная, кто придет на место? А вдруг кто-то еще хуже?

А как я могу знать, если закон прописан так, что это независимый орган? Как я могу знать, кто займет его место? У нас ведь демократическая страна, правда? Меня, кстати, упрекали, что я разрабатываю Бюро финансовых расследований под кого-то. Я понятия зеленого не имею, кто это может быть.

Хотя «эпоха кумовства» закончилась, почему на высоких должностях остались бизнес-партнеры президента? И глава Службы безопасности друг президента, и есть ряд других должностей.

Я думаю, что, возможно, это было ошибкой и эта ошибка повторяется из власти во власть: ставить тех, кому доверяешь. Ну а кому ты доверяешь? Друзьям и кумовьям, да? А надо ставить профессиональных людей и давать им возможность работать.

Назначение Баканова — ошибка?

Не знаю. Я вам хочу сказать, что президент хотел назначить Сергея Кривоноса министром обороны, помните? И Кривонос не согласился. Я думаю, что Сергей Кривонос был бы хорошим министром обороны.

А главой Службы безопасности Украины?

Это очень трудный вопрос. Вы знаете, вот я слышала отчеты всех правоохранителей тогда, в пятницу, и отчет Баканова был достаточно такой профессиональный. И хочу сказать, что я не понимаю, что сейчас происходит в Службе безопасности, потому что из того, что я вижу, там особо ничего не изменилось, там еще больший диссонанс. Про Баканова я не готова сейчас комментировать.

Автор: Даниил Мокрик
Поделиться: