Кадр из сферического фильма образовательного направления в цифровом планетарии ATMASFERA 360 в Киеве, 29 октября 2013 года
Фото:

Синица Александр/УНИАН

Верховная Рада приняла, а президент Владимир Зеленский подписал закон, который позволяет частным компаниям приобщиться к разработке и запуску украинских космических кораблей. Ранее этим занимались исключительно государственные предприятия и конструкторские бюро. Поможет ли такая «приватизация» украинской космической отрасли? Выясняло hromadske.

Что случилось?

Пока на Международном астронавтическом конгрессе в Вашингтоне награду Excellence in Industry («За достижения в индустрии») получает американский миллиардер, владелец компаний Amazon и Blue Origin Джефф Безос, в Украине доступ частных инвесторов к космическим полетам практически невозможен.

Лишь в начале октября этого года Верховная Рада приняла во втором чтении изменения к некоторым законодательным актам, которыми регулируется космическая деятельность, а 25 октября соответствующий закон подписал президент Владимир Зеленский. Этот шаг должен позволить частным компаниям вести космическую деятельность, в том числе и запускать ракеты.

Так что же — теперь украинцы, как и американцы, начнут массово интересоваться ракетостроением, а наши спутники заполонят звездное небо? Конечно, нет, потому что отрасль не развивается мгновенно. Впрочем, новый закон устраняет противоречия и открывает путь к частной космической деятельности.

Что же теперь меняется?

По словам Марии Кирпачевой, юрисконсульта компании Space Logistics Ukraine, новый закон устанавливает компромисс между полным отсутствием регулирования и зарегулированностью космической отрасли.

Что именно меняет новый закон:

  • снимается запрет на разработку, испытания, производство и эксплуатацию ракет-носителей, в том числе их запуск, для частных компаний. Этот запрет был закреплен в законе «О предпринимательстве» (к слову, другие виды деятельности, например, научные исследования и разработка аппаратов, которые не являются ракетами-носителями, были разрешены и раньше, однако до 2015 года на осуществление космической деятельности необходимо было получать лицензию);
  • отменяется лицензирование (которое, правда, было мертвой нормой еще с 2018 года после постановления Кабмина об отмене соответствующих приказов Государственного космического агентства (ГКА), норма о лицензировании оставалась только в законе «О космической деятельности», а из Закона «О лицензировании видов хозяйственной деятельности» она была изъята еще в 2015 году);
  • отменяется обязательное получение разрешений в ГКА на ведение переговоров с иностранными компаниями, зато вводится учет заключенных договоров вместо обязательной регистрации. Новый закон предлагает компаниям начинать космическую деятельность по декларативному принципу, когда «входной билет» на рынок — это декларация, то есть уведомительный документ.
Показ сферического фильма образовательного направления в цифровом планетарии ATMASFERA 360 в Киеве, 16 апреля 2015 года
Фото:

Синица Александр/УНИАН

В то же время открытым остается вопрос, кто будет вести учет внешних контактов в космической отрасли и нести за это ответственность.

Здесь важно учитывать, что Режимом контроля за ракетными технологиями (РКРТ), участницей которого является и Украина, ограничивается передача ракетной техники и технологий ее создания государствам, которые не являются членами указанного договора. А Вассенаарскими договоренностями установлен контроль за экспортом товаров и технологий «двойного применения».

В случае нарушения указанных международных договоренностей (то есть если частная компания заключит договор с кем-то, с кем нельзя этого делать), Государственный департамент США может ввести санкции против Украины.

Глава Государственного космического агентства Павел Дегтяренко так прокомментировал новые правила в космической отрасли: «Сейчас коммерческим компаниям почти полная вольница, а государственные предприятия как были под контролем, так и остались. Это очень большой риск. Если одна из компаний где-то на мировом рынке начнет контактировать с „токсичными“ компаниями — санкции могут коснуться всего космического сектора Украины. Те, кто с таким большим напряжением и нагрузкой зарабатывали авторитет украинской космической отрасли на мировом рынке — они в один день могут все потерять».

Как объясняет Мария Кирпачева, новый закон также вводит лицензии на испытания и запуски ракет-носителей и космических аппаратов, управление космическими аппаратами на околоземной орбите или в космическом пространстве и их возвращение на Землю.

По мнению эксперта, лицензирование целесообразно было ввести не на деятельность в целом, а на отдельные операции. Так это работает в США — стране, где действуют принципы так называемого «нового космоса», то есть к области допущены частные компании. В частности, там проверяют производственные мощности лицензиата (в том числе производство ракет-носителей и пусковых комплексов). Лицензия может быть либо специальной (для одного конкретного пуска), или же для миссии по запускам ракет-носителей или космических аппаратов с одинаковыми техническими характеристиками и параметрами полета.

Подобная ситуация с лицензированием — и в Великобритании, где недавно были введены лицензии на миссию.

Также Мария Кирпачева отмечает, что неурегулированным остается вопрос разработки технического регламента, в соответствии с которым должна проходить сертификация объектов космической деятельности, учитывая международные стандарты и экологические требования. Также неясна ситуация с разрешениями, которые касаются безопасности космического полета — разрешение на использование воздушного пространства, которое выдает Государственная авиационная служба, касается, прежде всего, государственной (в том числе военной) и гражданской авиации.

Кадр из сферического фильма образовательного направления в цифровом планетарии ATMASFERA 360 в Киеве, 29 октября 2013 года
Фото:

Синица Александр/УНИАН

Что может помешать космическим амбициям

Ксения Семенова, глава Научного общества Национального авиационного университета, говорит: «Законодательных препятствий теперь нет, но вопрос в том, когда предпринимателям будет интересно и выгодно строить и запускать ракеты. Это инновационная сфера, которая требует значительных инвестиций и квалифицированных кадров. А каждый год все меньше абитуриентов выбирают космические специальности — ракетостроение, двигатели, материаловедение и другие. Теперь препятствием для развития космических технологий станет не постсоветское законодательство, а глубокий кризис инженерного и естественного образования».

Кроме изменения законодательства, Украина, по мнению эксперта, должна проводить серьезные реформы в космической отрасли — разделить функции формирования и реализации государственной политики, ввести корпоративное управление в КБ «Южном», вступить в Европейское космическое агентство.

Как это происходило в мире

Как только государство потеряет монополию на космос, оно должно создать благоприятный бизнес-климат для тех субъектов, которые будут заниматься космическими разработками. Это касается не только дерегуляции и международного сотрудничества, но и поощрения развития startup-культуры.

Эксперт аналитического центра Ad Astra Дмитрий Борзенко считает, что здесь Украине сильно понадобится опыт Израиля. В частности, проекта Beresheet — это программа запуска лунохода и посадочного модуля на Луну.

Все началось с участия небольшой команды израильских инженеров SpaceIL в конкурсе Google Lunar X Prize, который предусматривал выплату $20 млн команде, которая сможет посадить на спутник луноход, способный передавать данные на Землю. Несмотря на то, что никто из участников не справился с задачей вовремя, SpaceIL продолжила разработку ровера (аппарата, предназначенного для передвижения по поверхности небесных тел) и подписала контракт со SpaceX о запуске посадочного модуля вместе с луноходом на орбиту.

К сожалению, аппарат в итоге разбился, но израильтяне сразу заявили о начале разработки Beresheet-2.

Показ сферического фильма образовательного направления в цифровом планетарии ATMASFERA 360 в Киеве, 16 апреля 2015 года
Фото:

Маркив Михаил/POOL/УНИАН

Или другой пример — из США. На уже упомянутом выше Международном астронавтическом конгрессе выступал предприниматель из Кремниевой долины Робби Шинглер. Он — основатель компании Planet, которая специализируется на наблюдении за Землей и анализе спутниковых данных. Более того, Planet создает собственные спутники.

До создания частной космической компании Робби работал в NASA, где познакомился с будущими соучредителями Planet. Далее они привлекли инвестиции, нашли первых клиентов в сфере сельского хозяйства, а только потом получили государственные контракты.

Он рассказывает о своем опыте так: «Для государств процесс часто важнее продукта, поэтому надо идти навстречу — Planet позволяют правительствам платить после того, как они уже предоставили услуги. Но на начальных этапах очень важно иметь клиента, который будет приносить первые прибыли — и это будет выглядеть убедительно для других потенциальных партнеров».

Когда подобная схема станет возможной в Украине, можно будет говорить и о нашем «новом космосе».

«Только на прошлых достижениях сложно создавать будущее. За почти 17 лет со старта сотрудничества с Бразилией, к примеру, результата мы не получили. Для сравнения: за это время частная компания (Space X Илона Маска — ред.), не имея ни космического наследия, ни кадров, ни контрактов, три первых ракеты которой взорвались одна за другой, стала космической компанией №1 в мире и уже изменила ход истории, сделала несколько прорывов и вытеснила Россию из лидеров», — говорит основатель сообщества Space1000 Денис Руденко.

Независимые благодаря вам

Мы работаем независимо от политиков и олигархов. Наша журналистика существует благодаря вам. Вы можете поддержать нас, а мы можем продолжить рассказывать, что на самом деле происходит.

Поделиться: