Молодые люди, агитирующие за Андрея Панкова, сворачивают агитационные флаги в конце рабочего дня в Краматорске
Фото:

Иван Бухтияров / hromadske

Краматорская политика — это захватывающая сага про борьбу кланов, интриги, амбиции и кропотливое выстраивание влияния. О двух главных кандидатах на кресло мэра, кто за ними стоит, какую роль в первом туре выборов сыграли «сетки», и почему результат второго тура никто не может предсказать — в репортаже hromadske.

2015-й год. Народный депутат Максим Ефимов, член фракции «Блок Петра Порошенко», неожиданно решает побороться за кресло мэра Краматорска. Его главный оппонент — Андрей Панков, которого поддержало градообразующее предприятие Новокраматорский машиностроительный завод (НКМЗ). Тогда в обоих турах (48% и 51%) победил Панков.

Год 2020-й. Панков соревнуется с неким Александром Гончаренко. И на этот раз именно Гончаренко вплотную приблизился к победе. В первом туре он набрал почти 49%. Впрочем, главной персоной этих выборов является не кто-то из этих кандидатов, а все тот же Максим Ефимов. Почему? Кандидат Александр Гончаренко — одноклассник Ефимова и много лет работает менеджером на его предприятиях. 

Сам Ефимов сейчас входит в депутатскую группу «Доверие». В ее составе 20 депутатов-мажоритарщиков. Нашлось в ней место и для депутатов, которые в предыдущем созыве входили во фракции БПП, «Народного фронта», «Самопомощи» и «Партии регионов», а также представителям партии «Наш край».

Второй срок для мэра

«Не хочу голосовать за Панкова. Личная неприязнь. В тех вопросах, в которых я с ним сталкивалась, мне не нравилось, как он поступал. Это бытовые моменты, в производственных вопросах не пересекались», — говорит местная жительница Ирина.

Мы с ней разговариваем на площади Мира — центральной площади Краматорска, которая благодаря реконструкции в 2018 году перестала быть типичным пространством постсоветского города.

«Хотя плюсы у него тоже есть. Как хозяйственник он хорошо себя показал. Что-то делал», — признает она.

Координатор Центра общественного контроля «ДІЙ-Краматорськ» Андрей Романенко
Фото:

Иван Бухтияров / hromadske

Координатор Центра общественного контроля «ДІЙ-Краматорськ» Андрей Романенко считает последние пять лет лучшими годами для города на своей памяти. Низкий процент людей, проголосовавших за Панкова он объясняет отсутствием в Краматорске независимых СМИ, низкой явкой и возрастом пришедших на избирательные участки.

«У многих людей совершенно иные представления о реальности, чем у нас. Для нас это может звучать дико, но кому-то могут не нравиться новые общественные пространства, новый общественный транспорт. Параллельно с нами живет множество людей, которые совершенно искренне считают, что эти деньги надо было раздать — всем по 200 гривен. Фантомные боли даже не по Советскому Союзу, а по их представлениям о Советском Союзе, играют важную роль», — рассказывает Романенко.

Подтверждение этих слов встречаем в разговорах на улицах: Любовь Андреевна, местная жительница, которая возмущается тем, что по улице Марата разрисовали муралами дома, но рядом с ними остались разбитые тротуары. «Лучше б тротуары сделал, чем дома раскрашивал», — говорит она про действующего мэра.

Главный претендент

«“За жизнь” поддерживает Александра Гончаренко. И я за него голосовать, потому что партия его поддержала», — говорит пожилой краматорчанин Николай Григорьевич.

«Что знаете про него?» — уточняю. «Непонятно...» — разводит руками мужчина.

Александр Гончаренко работает директором по маркетингу и сбыту ОАО «Энергомашспецсталь» — предприятия Ефимова. Он был депутатом двух последних созывов горсовета, однако известен в городе не был. Впрочем, бренд ОПЗЖ и работа с избирателями дают результат.

«Гончаренко к нам во двор приходил, советовался. Панкова в нашем дворе не было, а Гончаренко был! И я решила ему довериться», — говорит Любовь Андреевна.

На самом деле, Гончаренко не сулит ничего, утверждает Андрей Романенко. «“Было бы неплохо построить в Краматорске хлебозавод”, “было бы неплохо развивать альтернативную энергетику”: это даже не обещания! Это такой популизм без обещаний. Или с максимально абстрактными обещаниями — “все будет хорошо”, «я смогу победить коррупцию”, “город станет безопасным”», — говорит Романенко.

Юрий Трембач занял третье место на выборах мэра Краматорска
Фото:

Иван Бухтияров / hromadske

Цели и средства

Выдвиженец «Демократической секиры» Юрий Трембач занял третье место на выборах в Краматорске (для этого ему хватило 3% голосов). Он — директор Краматорского провайдера Satellite Service. Владельцем этой компании тоже был Максим Ефимов, но этот бизнес он давно продал.

Трембач показывает диаграмму, которую он нарисовал в Google Sheets. По оси Х идет явка, по оси Y — процент за кандидата. По мнению Трембача, это может свидетельствовать о недобросовестной избирательной игре.

Диаграмма в Google Sheets, которая может свидетельствовать о недобросовестной избирательной игре в Краматорске
Фото:

Юрий Трембач

«Чем ниже явка, тем больше процент Гончаренко и меньше Панкова. Я по этому делаю выводы, что у Гончаренко есть группа мотивированного электората, которая голосует за него. Если явка низкая, значение этой группы высокое, и ее влияние очень заметно. Если же явка высокая, то эта группа и ее влияние размываются», — говорит экс-кандидат. Одно из возможных объяснений этой статистической аномалии — «сетка».

«Как мне рассказывали люди, близкие к выборам, есть две сетки, — говорит Романенко, — Первая — “серая”, это когда отбирают реальных сторонников одного из кандидатов. И просто контролируют их приход на избирательные участки. Бригадиры стимулируют людей приходить на участки, но человек, который голосует, ничего за это не получает. “Черная” сетка — когда платят за каждый конкретный голос».

Трембач считает, что 49% голосов в первом туре не гарантируют Гончаренко победы. Сам он публично заявил, что во втором туре поддержит Панкова.

«Меня беспокоит монополия в городской власти, когда люди, которые имеют контроль над городским советом, получат и собственного мэра. Я думаю, что это плохо повлияет на политическую борьбу в городе. А когда конкуренции нет, начинается застой. А от застоя в фонтанах заводятся жабы».

Жабы в фонтанах — это краматорский мем. До реконструкции на площади Мира были старые советские фонтаны, которые находились в очень плохом состоянии. В фонтанах стояла дождевая вода, а в ней жили жабы.

«Это результат 15-летнего монопольного правления в городе “Партии регионов”. Пришли к тому, что на центральной площади в фонтанах с гнилой водой жили жабы», — вспоминает Юрий Трембач.

Конечный бенефициар

Максим Ефимов, о котором мы уже упоминали, в августе 2014-го, на первой сессии городского совета после освобождения Краматорска от боевиков, объявил о выходе из «Партии регионов». И уже в октябре того же года победил в краматорском округе во время досрочных парламентских выборов.

В 2015-м он проиграл на мэрских выборах в Краматорске, но за следующие пять лет сумел стать едва ли не самым влиятельным горожанином. В 2020-м он заводит в городской совет партию «Команда Максима Ефимова “Наш Краматорск”». Она получает 12 мандатов из 42. Однако, по подсчетам Андрея Романенко, на самом деле Ефимов контролирует гораздо больше депутатов.

«“Наш Краматорск” — это на 100% его люди. В ОПЗЖ и “Слуге народа” большая часть людей связана с Ефимовым. У него 28 голосов. Это две трети, которые позволяют ему отправить в отставку любого мэра», — говорит Романенко.

Ефимов является владельцем многих предприятий, однако они не слишком успешны.

«Уникальность Максима Ефимова в том, что нет ни одного успешного бизнеса Максима Ефимова. На чем Ефимов реально зарабатывает — это на перекачке денег из бюджета. Это зеленая энергетика ветропарков, подряды строительных компаний. Плюс ему в собственность перешли конгрессно-выставочный центр “Парковый” в Киеве и Славянская ТЭЦ. Поэтому это история о дружбе с бюджетом», — резюмирует Андрей.

Большинство голосов у Максима Ефимова есть не только в новом созыве городского совета, но и в территориальной избирательной комиссии. С членом ТИК от партии «Голос» Сергеем Гаковым я разговариваю после того, как он узнал, что на него написали заявление в полицию из-за его неявки на заседание. «Они знают, что у меня нехватка времени. Я предприниматель, мне нужно кормить семью. Я могу участвовать в запланированных заседаниях», — объясняет Гаков.

И главную проблему Гаков видит даже не в составе комиссии, а в ее главе, который «ведет себя не как глава ТИК, а как ее хозяин».

Главой комиссии является Роман Байрак, его кандидатура была подана «Слугой народа». В 2015-м он был главой этой же ТИК от «Блока Петра Порошенко». Во фракцию БПП тогда входил и Максим Ефимов. Кроме того, по данным издания Kramatorsk Post, Байрак работал главным юрисконсультом на предприятии Ефимова. «Такое впечатление, словно на эту должность поставлены жизни и состояния», — резюмирует свои впечатления от работы в ТИК Сергей Гаков.

Поделиться: