В жизни случаются моменты, когда ты точно знаешь, что оказалась в правильном месте, в правильное время и с правильными людьми. Марш за климат стал для меня (и, позволю себе предположить, для остальных почти двух тысяч участников и участниц) именно таким моментом.

— Я здесь, потому что хочу жить, — улавливаю краем уха чужую реплику.

Пафосную? Искреннюю? Скорее, и то, и другое.

Так бывает, когда отстаиваешь действительно важные вещи. И дело не в том, что хочешь сказать красиво и «правильно», дело в том, что изменение климата это действительно вопрос нашей будущей (не)жизни.

20 сентября Украина присоединилась к Всемирной климатической забастовке. Почти две тысячи человек (по подсчетам организаторов) прошлись по центру Киева, стартовав от Михайловской площади и финишировав у Офиса Президента: «Наша хата не с краю, когда планета пылает».

С лозунгами на картонках для повторного использования, без одноразовых стаканчиков и самое главное — без политического или коммерческого пиара. Эта акция была экологической не только в контексте окружающей среды, но и в контексте призывов и символики.

Пара депутатов, правда, успели сфотографироваться на фоне колонны марша с плакатами, которые одолжили у одной из участниц. Заселфились — и побежали в Раду. Организаторы их, кстати, в саму колонну не пустили, поэтому народным избранникам пришлось фотографироваться с боку, на фоне демонстрантов.

Сам марш начался с песни о климате и состоял из двух колонн: в одной шли маленькие дети и подростки, в другой — взрослые.

Наблюдая за молодыми, я думала о том, что еще недавно «детский» часто было для меня синонимом слова «несерьезный». Но сейчас я иду за ними, фактически за детьми, а этот детский голос превратился в рупор борьбы за климатическую справедливость.

Киевский марш объединил около десяти эко-инициатив Украины, которые выдвинули общие шесть требований, среди которых, в частности, переход на возобновляемые источники энергии, «чистый» бюджет без дотаций животноводству, развитие электротранспорта и велоинфраструктуры и отказ от пластика. В личной беседе организаторы марша говорили, что самым важным для них было учесть пожелания всех инициатив и при этом четко понимать, что стоит за каждым из пунктов. И это опять об «экологичности» требований и важности единства. Потому климатический кризис и пути его решения — дело не одного воина в поле-свалке. Это вопрос ребром: или мы все действуем в интересах планеты, или же все погибаем от последствий экологической катастрофы.

Марш за климат стал моей первой экологической акцией. И я, честно, вышла туда из-за страха. Страх за свое будущее.

«У нас нет запасной планеты», — выкрикивали маленькие участники и участницы марша. На самом деле, именно их голоса можно считать главными на этой акции. У нас есть всего 11 лет, чтобы изменить свое отношение к планете, иначе последствия климатического кризиса (глобальное потепление, катаклизмы, засуха, нехватка ресурсов и т.п.) будут необратимыми. На акции понимаешь, что вот эти дети, идущие в отдельной колонне, могут просто не иметь будущего.

«Вы говорите, что любите своих детей больше всего, но вы крадете их будущее прямо у них на глазах», — эти слова 16-летней Греты Тунберг, основательницы движения Fridays for Future, который, собственно, и вдохновил мир к глобальной климатической забастовке, лучше всего объясняют лицемерие нашей с вами «заботы» о будущих поколениях.

«Ма, вы угробили нашу планету», — откровенно заявляет моя знакомая во время одного из семейных вечеров. И вместо того, чтобы жаловаться и разводить руками, именно ее поколение приступает к действиям.

В августе 2018 года шведская школьница Грета Тунберг отказалась посещать школу и каждый день сидела у парламента Швеции, держа в руках знак с надписью «Skolstrejk för klimatet» («школьная забастовка за климат»). Среди ее требований к правительству было снижение выбросов углерода. Грету поддержала молодежь по всему миру, и движение Fridays For Future («Пятницы за будущее») не стало той капелькой, что раздражающе падает с потолка, а превратилось в миллионы ведер ледяной воды, и, наконец, заставило нас проснуться.

Открытое письмо со своими требованиями участники и участницы передали в Офис президента Украины. И, я надеюсь, он хорошенько их изучит перед саммитом ООН по вопросам климата 21-23 сентября. Потому что Украине тоже пора включиться. Ведь гибель планеты не предусматривает нейтралитета или исключений.

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, 2,5 миллиона дополнительных смертей в год может случиться в течение 2030-2050 гг. Из-за недоедания, малярии, диареи и аномальной жары, связанных с изменением климата.

Наибольший вклад в глобальное потепление сейчас вносит сжигание ископаемого топлива (уголь, нефть, газ), которое увеличивает концентрацию парниковых газов, таких, например, как двуокись углерода, — всего 100 добывающих компаний ответственны за 71% объема парниковых газов, выброшенных в атмосферу с 1988 года. В сочетании с другой деятельностью (например, расчисткой земель под сельское хозяйство) это приводит к повышению температуры по всей планете. Результаты исследования Высшей технической школы Цюриха свидетельствуют, что к 2050 году летняя температура в Киеве вырастет на 6,5 градусов. Если же глобальная температура вырастет более чем на 1.5°C, нам, господа, кранты, потому что это будет означать необратимое изменение климата. И нам действительно некуда будет бежать.

«Мы — будущее, дайте нам шанс!», — кричат вокруг меня. Кто-то пропустил из-за марша школу, кто-то — универ, а кто-то — работу. Они считают, что это стоит того, чтобы дожить до старости.

В этой колонне очень хочется сделать что-то ради жизни. Отказаться от пластика, мяса, начать сортировать мусора, а то и все сразу.

«Ма, вы угробили нашу планету», — еще раз вспоминаю слова знакомой и уже от себя мысленно добавляю: «Но у нас еще есть шанс это исправить. Главное не угробить и его».

Поделиться: