Презентация коллекции египетских древностей в Национальном Киево-Печерском историко-культурном заповеднике, 5 мая 2017 года
Фото:

УНИАН/Вячеслав Ратынский

На арабском языке это захоронение называется «Баб эль-Гусус», что переводится как «могила жрецов». И это, без преувеличения, одно из самых ценных сокровищ, когда-либо найденных в Египте. При этом широкой общественности оно практически не известно. И даже в Википедии — украинской или английской — отдельной статьи о нем вы не найдете. Ситуация кажется еще более странной, если учесть, что часть клада находится в Украине и представляет огромный интерес с точки зрения исследования истории Древнего Египта.

К счастью, совсем недавно увидела свет книга украинского египтолога Николая Тарасенко «В поисках древностей из дара хедива. Египетские памятники XXI династии в музеях Украины», в которой он делится с читателями почти детективной историей поисков и исследования части клада, судьба которого тесно связана с Украиной. Николай Тарасенко рассказал hromadske об этом сокровище, его важности для мировой египтологии и результатах своих поисков.

Искусство сложного периода

Эта история началась в 1891 году. Именно тогда французские египтологи Жорж Даресси и Эжен Гребо нашли в местности Дейр эль-Бахри около хорошо известного сегодня многим туристам храма Хатшепсут крупное захоронение жрецов бога Амона.

Коллективное захоронение было сделано в период XXI династии (1069-664 годы до нашей эры). Это было сложное с политической точки зрения время для Древнего Египта, когда он был разделен на две части. В Нижнем Египте правили цари Танитской династии (по названию столицы — Танис), а в Верхнем Египте — жрецы Амона.

Их столицей были Фивы, и именно в этот непростой период здесь в многочисленных мастерских создаются прекрасные произведения погребального искусства — саркофаги и заупокойные папирусы (та самая «Книга мертвых») с чрезвычайно богатой иконографией. Каждая из таких вещей сегодня является настоящим сокровищем для исследователя, позволяет больше узнать о культуре и мировоззрении древних египтян того периода.

Презентация коллекции египетских древностей в Национальном Киево-Печерском историко-культурном заповеднике, 5 мая 2017 года
Фото:

УНИАН/Вячеслав Ратынский

Полторы сотни жрецов и их сокровища

Коллективные захоронения египетской знати находили как до того, так и после, вплоть до нашего времени. Но это было самое большое коллективное захоронение, найденное когда-либо. Здесь были похоронены 153 жреца и жрицы вместе с разнообразным инвентарем. В частности, здесь были более 250 саркофагов (большинство из них двойные), более полсотни мумийних крышек, сотни ушебти — человеческих фигурок, которые, по представлениям древних египтян, должны прислуживать умершим в потустороннем мире, более ста ящиков для ушебти, многочисленные деревянные статуи бога Осириса с папирусами внутри, статуи богинь Исиды и Нефтиды, а также корзины, вазы, кувшины и другие вещи.

И что очень важно, археологи нашли все это нетронутым и неразграбленным. Ведь в то время спрос на египетские древности на черном рынке был огромным, поэтому совсем неудивительно, что грабители активно охотились на такие захоронения.

Этим, кстати, и объясняется, почему исследователи подняли на поверхность все находки всего лишь за неделю и поспешно отправили их по Нилу в Каир. Они боялись, что их могут силой забрать грабители, и имели для этого достаточно оснований.

Широкий жест хедива

Как раз в это время к власти в Египте приходит новый хедив — Аббас II Хильми. В честь своей коронации он решает сделать широкий дипломатический жест и подарить часть ценных сокровищ правителям семи государств, с которыми важно поддерживать хорошие отношения. Но дружественных государств, желающих такого подарка, в итоге оказалось целых 17. Правда, есть и другое предположение: такое число находок просто физически невозможно было разместить в музее Гизы, где должны храниться такие древности.

Правительство Египта оставило в стране самые ценные находки — собственно мумии жрецов и жриц, половину саркофагов, статуэтки Осириса и некоторые другие. А остальные поделили на 17 более или менее равноценных комплектов и буквально разыграли в лотерею, чтобы определить, какой стране достанется тот или иной набор. Российская империя выиграла лот №6.

В 1894 году эти древности прибыли в Одессу. «Одесский листок» писал тогда: «Вчера, на пароходе Р.о.п.и.т. (“Русского общества пароходства и торговли” — ред.) “Император Александр II” доставлено в Одессу 6 ящиков египетских мумий, принесенных в дар правительством хедива Императорскому музею. Кроме этих 6 ящиков, доставлен еще один ящик с крокодилами, которые также будут отправлены в Петербург».

Забытый лот

В 2003 году, когда Николай Тарасенко, египтолог из Института востоковедения им. А.Ю. Крымского НАН Украины, серьезно заинтересовался лотом №6, никто точно не знал ни полного состава «русского» лота, ни того, где находится значительная часть вещей из него, ни даже того, все ли они дожили до нашего времени.

С того момента, как древности оказались в Одессе, исчезла Российская империя, образовался Советский Союз, были две мировые войны, во время которых музеи горели, а их фонды расхищались, эвакуировались и потом возвращались, а архивы терялись. Среди египтологов, занимающихся исследованием Баб эль-Гусус, считается, что именно «русский» лот является наиболее запутанной и сложной для исследования частью большого сокровища. Точнее, являлся до недавнего времени.

Презентация коллекции египетских древностей в Национальном Киево-Печерском историко-культурном заповеднике, 5 мая 2017 года
Фото:

УНИАН/Вячеслав Ратынский

Египетские древности в Одессе

Если не считать газетных сообщений, которые в XIX веке могли содержать неточную информацию так же, как это часто случается в XXI-м, то о составе лота №6 мы знаем из описания, составленного египетской Службой древностей.

Согласно этому документу, в Одессу были отправлены 4 саркофага, 3 «погребальных сундука» и 46 «погребальных статуэток» (ушебти). Как видим, ни о каких мумиях крокодилов речь не идет. И, забегая вперед, следует сказать, что найти какие-либо их следы не удалось, поэтому может даже возникнуть вопрос: «А были ли они вообще?»

Первоначально предполагалось, что эти дары хедива временно разместят в Музее Одесского общества истории и древностей. Но когда оказалось, что он просто физически не способен разместить их у себя, древности доставили в Новороссийский (Одесский) университет. 

По приказу российского правительства, лот №6 было решено разделить между различными университетскими музеями Российской империи. Эту работу поручили историку-антиковеду, профессору кафедры классической филологии Алексею Николаевичу Деревицкому.

Ключевой документ

До недавнего времени считалось, что он не оставил после себя каких-либо документов о том, как поделил дары хедива между различными университетами. И, собственно, о роли профессора Деревицкого в этом распределении также почти не было известно. 

Но в 2015 году Николай Тарасенко нашел в Государственном архиве Одесской области документ, который сыграл ключевую роль в этой детективной истории. Это был отчет Деревицкого о том, как были распределены древности из лота №6. Но, кроме того, из него следовало, что описание египетской Службы древностей, на которое ранее ориентировались исследователи, было не совсем корректным и не совсем полным. Благодаря Деревицкому мы теперь знаем, что в состав «русского» лота входили 6 саркофагов, 4 мумийних крышки, целых 92 ушебти, 3 ящика для них и 3 фрагмента мумийних пелен.

Все эти вещи были разделены между десятью учебными заведениями в девяти городах Российской империи. Часть вещей Деревицкий оставил в Новороссийском (Одесском) университете. А остальное — отправил в университеты в Москве, Казани, Юрьеве (современный Тарту), Хельсинки, Варшаве, а также сразу в два заведения в Санкт-Петербурге — Общество поощрения художеств и Центральное училище технического рисования барона А. фон Штиглица.

Что касается территории Украины, то, кроме Одессы, древности достались Киевскому императорскому университету св. Владимира (современный КНУ им. Т. Шевченко) и Харьковскому императорскому университету (сегодня это ХНУ имени В.Н. Каразина). Деревицкий разделил вещи из «русского» лота таким образом, чтобы каждому заведению достался или саркофаг, или крышка и еще что-нибудь помельче — до десятка ушебти и ящик или пелена.

Итак, теперь известно, где искать все эти вещи, и остается проверить, как они чувствуют себя более чем через сто лет. Но оказалось, что это не всегда просто и не всегда возможно. Хотя бы потому, что ни одного из тех музеев, куда передали дары хедива, сегодня просто не существует — все они были закрыты, а их фонды переданы другим учреждениям.

Одесса

Музей изящных искусств при Новороссийском университете получил саркофаг Неситауджатахет, две урны для ушебти, восемь ушебти и одну пелену. Но в 1924 году университетский музей был расформирован, а его египетскую коллекцию передали другому, который сегодня называется Одесским археологическим музеем НАН Украины. 

Там и сегодня хранятся тот самый саркофаг, часть ушебти и пелена мумии. А вот судьба ящиков для ушебти остается неизвестной. В экспозиции Одесского археологического музея действительно есть один ящик, но он имеет другое происхождение.

Мумия человека во время презентации коллекции египетских древностей в Национальном Киево-Печерском историко-культурном заповеднике, 5 мая 2017 года
Фото:

УНИАН/Вячеслав Ратынский

Киев

Археологический музей при Университете святого Владимира получил саркофаг Несмут, 10 ушебти и одну пелену мумии. В первые десятилетия советского периода эти вещи неоднократно переезжали из одного киевского музея в другой.

В 1941 году их не успели эвакуировать до того, как Киев оккупировали нацисты. В 1943-м, во время наступления советской армии, их вывезли в Германию, а в 1947-м они вернулись в Украину. На этот раз — в Государственный исторический музей на улице Владимирской, который сегодня носит название Национального музея истории Украины.

В 1959 году саркофаг Несмут в числе других египетских древностей, не связанных с лотом №6, из Киева передали в Одесский археологический музей, где как мы знаем, уже были вещи из того же лота №6. В тот период коллекции музеев на периферии часто укрупняли за счет больших коллекций музеев в столицах советских республик.

Известно также, что несколько ушебти из Киева оказались в Эрмитаже. Но как и когда это произошло — точно не известно. Возможно, они туда попали после возвращения из Германии. Где находятся остальные ушебти и пелена — остается неизвестным.

Харьков

В музей Харьковского императорского университета профессор Деревицкий отправил один саркофаг и девять ушебти. В 1920 году их передали в Украинский исторический музей (ныне это Харьковский исторический музей им. М.Ф. Сумцова).

Во время Второй мировой в помещении, где немецкие оккупанты выставляли много вещей из этого музея, произошел пожар, который продолжался несколько дней. Скорее всего, харьковская часть «русского» лота погибла в огне. По крайней мере, об этих потерях свидетельствуют документы из архива Харьковского исторического музея, а отыскать следы в других местах пока не удалось.

Итак, если подытожить, то основные вещи из «украинской» части лота №6 сегодня хранятся в Одесском археологическом музее. Но один из трех саркофагов и часть мелких вещей, скорее всего, сгорели во время Второй мировой войны.

Мумия крокодила во время презентации коллекции египетских древностей в Национальном Киево-Печерском историко-культурном заповеднике, 5 мая 2017 года
Фото:

УНИАН/Вячеслав Ратынский

За пределами Украины

Остается еще шесть городов, куда профессор Деревицкий отправил сокровища из дара хедива. Казань избежала оккупации и разрушений во время Второй мировой, поэтому здесь саркофаг и ушебти без особых приключений дожили до нашего времени и хранятся в Национальном музее республики Татарстан. Из Юрьева (Тарту) египетские древности во время Первой мировой войны были эвакуированы в Воронеж, где они и остаются до сих пор. 

Московская часть ныне хранится в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. А петербургские вещи из двух заведений, как выяснил Николай Тарасенко, оказались в Эрмитаже. Ранее их происхождение считалось неизвестным. Также в Варшавском национальном музее ему удалось найти женский саркофаг и несколько ушебти из «русского» лота, о происхождении которых польские коллеги не знали, поскольку документы, связанные с этими экспонатами, были потеряны.

Остается Хельсинки. Здесь мумийная крышка и девять ушебти счастливо дожили до нашего времени. Хотя финские исследователи знали об их происхождении, но не придавали этим вещам какого-то особого значения, и они экспонировались только один раз на временной выставке. Зарубежные исследователи об их существовании не знали, поэтому они оставались практически неисследованными. 

Уже после обнародования одесских архивных документов, они заслуженно оказались в кругу внимания ученых, изучающих древности из Баб эль-Гусус.

Пазл собран

С точки зрения исследователя Древнего Египта, то, что сделал хедив Аббас II Хильми с древностями с Баб эль-Гусус, очень плохо. Ведь чтобы исследовать эту достопримечательность, нужно изучить каждую ее вещь. Сделать это, когда объекты рассеяны между 17 странами очень сложно.

Поэтому в 2014 году Коимбрский университет (Португалия) начал международный проект по исследованию древностей из знаменитого погребения. Все его результаты должны быть опубликованы, чтобы любой исследователь мог иметь к ним доступ. 

Кроме упомянутой в начале монографии, Николай Тарасенко вместе с зарубежными коллегами сейчас готовит к печати англоязычный каталог, где будет содержаться вся известная информация о памятниках из «русского» лота. Какие-то из этих вещей были известны и ранее, а часть он идентифицировал только сейчас.

Но нерешенные вопросы остаются. Например, не удалось найти ни одного из трех ящиков для ушебти и много самых ушебти. Также известно, что лот №6 фотографировали в Каире и затем в Одессе. Судьба этих фотографий неизвестна, но благодаря им можно было бы больше узнать о тех вещах, которые до сих пор не найдены. Или, скорее всего, утрачены, как саркофаг и ушебти из Харькова. Итак, эта история еще может иметь продолжение.

Поделиться: