Женщины в Украине все чаще откладывают рождение первенца. По информации Евростата, в 2016 году украинки рожали первого ребенка в среднем в 27 лет. В других европейских странах — на несколько лет позже. В рекомендациях Минздрава говорится, что у женщин, которые рожают после 30-ти, возрастает вероятность осложнений во время вынашивания ребенка и родов. Громадское рассказывает истории трех женщин: Ольга родила в 43, Светлана — в 30 и 37, еще одна Светлана — в 33 и 35.

Ольга Мирцало, родила в 43 года

«Когда не знаешь, кто ты сам есть, и рожаешь ребенка, — это самый безответственный поступок человека»

Ольга на прогулке с сыном, Киев, 9 мая 2019 года
Фото:

Анастасия Власова/Громадское

Ольга выросла в традиционной закарпатской семье. Ее мама родила в 22 года. И сама она должна была выйти замуж в 23. Но накануне свадьбы девушка уехала в США на несколько месяцев по учебной программе. Вернувшись, осознала, что к замужеству она точно не готова. И прежде всего, ей нужно стать профессионалом в какой-то сфере.

В то время престижное образование, которое она получала в консерватории, точно не помогло бы в этом. Правда, так не считал ее жених, и паре пришлось разойтись.

Получив первое высшее образование, Ольга начала поиски себя. В 95-м году она поступила в Университет Миссури, в США, на специальность «Журналистика и связи с общественностью».

«Это было бегство от моих родителей и родителей жениха, которые ожидали, что мы поженимся. 23-25 лет — это возраст не для материнства, а для активного познания себя как личности. Тогда ты даже примерно не можешь определить, чего на самом деле хочешь. Ты пытаешься понять, какая ты личность. Когда не знаешь, кто ты сам, да еще и рожаешь ребенка, — это самый безответственный поступок человека».

Ольга с сыном Львом гуляют по городу, Киев, 9 мая 2019 года
Фото:

Анастасия Власова/Громадское

Ольга вернулась в Украину в 2003 году, когда ей было 32 года, и начала работать в международной компании. Вопросы от родителей о замужестве и детях не прекращались.

«Для моего отца самым большим желанием всегда было стать дедом. Это печально, потому что он видел во мне репродуктивную функцию, больше, чем профессиональную».

Ее отец, рассказывает Ольга, как-то сказал ей, что некоторые из его друзей уже дважды стали дедом, а он — ни одного. И она спросила — неужели ее ценность не в том, кем она стала, где работает, сколько всего увидела? Неужели это менее важно, чем то, что она до сих пор не стала мамой?

«Он не ответил на этот вопрос. Но в какой-то момент родители оставили меня в покое. Потому что их слова все равно ни на что не влияли».

Левко развлекается на качелях на детской площадке, Киев, 9 мая 2019 года
Фото:

Анастасия Власова/Громадское

Все время до рождения сына Ольга работала, изучала мир, себя — через мир, путешествовала, танцевала, узнавала себя как человека, личность, женщину, у нее было много хобби — она занималась велосипедным спортом, делала украшения.

Сын Ольги появился, когда ей было 43 года. 43 с хвостиком, говорит она. Ее же гражданскому мужу было на 10 лет больше.

«Готовность к рождению ребенка — это когда ты — профессионал, где все время принадлежит тебе, ты готова найти время, чтобы отдать его другому человеку. Только тогда этот ребенок имеет смысл. Если ты к этому не готова — не заводи детей».

Ольга рассказывает, что беременность для нее стала сюрпризом. И она даже летала в США, не догадываясь, что скоро у нее будет ребенок.

Мама Ольги тоже удивилась беременности дочери. Cпокийно к этому отнеслась и врач-гинеколог, у которого Ольга наблюдалась продолжительное время.

«Я никогда не слышала от своего врача, что должна обязательно родить. Она никогда не запугивала и не давила на меня. Своим профессионализмом она дала мне возможность выбрать, когда действительно я хочу иметь ребенка, а не рожать потому, что так надо. Она не усиливала давление, которое шло от моих родителей», — говорит Ольга.

Так же она не чувствовала дискриминации и стигматизации этого вопроса от близкого окружения.

«Единственное — я чувствовала, что остаюсь в старшем сегменте всех моих молодых друзей. Я всегда была среди них старше. Мои ровесники уже давно занимаются или своими детьми-подростками, или они уже стали бабушками и дедушками».

Лев с родителями и пони, Киев, 9 мая 2019 года
Фото:

Анастасия Власова/Громадское

Иногда, рассказывает Ольга, ее спрашивают: она Льву мама или бабушка?

«Я отвечаю, что мама. Не знаю, похожа ли я на бабушку».

В декрете с сыном Ольга была семь месяцев, потом вернулась на работу, а за Львом начала ухаживать няня. Сейчас мальчик ходит в детский сад.

«Когда ты приходишь в материнство в 43 года с определенным опытом, ты понимаешь, что в нашем городе женщины остаются придатками к детям. Наше общество побуждает к тому, что женщина должна интегрироваться в жизнь ребенка. Я не была готова к такому — ребенок стал частью моей жизни».

Левко на прогулке, Киев, 9 мая 2019 года
Фото:

Анастасия Власова/Громадское

Иногда Лев спрашивает, сколько Ольге лет. Она честно отвечает. Но мальчик воспринимает это как просто цифры, не понимая, чем 27 отличается от 47.

«Что такое возраст? Все настолько относительно. Кто-то в 37 менее активен, чем я в 47. Возраст — это просто калькуляция относительно моего свидетельства о рождении. Я понимаю, что рожать в 43 — это не для всех. Рожать нужно тогда, когда ты готов. Потому что детям нужны счастливые родители».

Светлана Долинская, родила двоих детей в 30 и 37 лет соответственно

«До 30-ти лет я бы сама себе не доверила ребенка»

Светлана с сыном Львом на прогулке в парке, Киев, 15 мая 2019 года
Фото:

Анастасия Власова/Громадское

Светлана — мать двоих детей, старшего Льва и молодого Полины, которую она родила больше года назад. Детей она называет своей «командой», которая везде с ней. Хотя долгое время у нее не возникало мыслей о детях мыслей.

«До 30-ти лет я была настолько сосредоточена на том, чтобы жить для себя: путешествовать, делать глупости, переболеть всеми детскими болезнями. Я работала и построила неплохую карьеру за это время в России и в Украине, наладила круг контактов, была в Индии и Японии, посмотрела Европу, Азию. Я просто жила и не думала о том, что до определенного возраста должна чего-то достичь, а потом уже родить ребенка», — рассказывает Светлана.

Она жила и училась в Москве. По образованию она — художница-оформитель, но после окончания университета начала работать в другой отрасли.

«Мне предложили работу не по специальности, но в кайф. Я была ассистенткой продюсера в видео-продакшн. Это круглосуточная, сумасшедшая работа, от которой я не могла отказаться». Светлане все удавалось и уже потом она начала работать копирайтером в этой же компании.

Дети Светланы — старший Лев и младшая Полина, Киев, 15 мая 2019 года
Фото:

Анастасия Власова/Громадское

В 2010 году на майские праздники Светлана приехала с мужем в Киев отдохнуть к близким друзьям. Там ее попросили помочь в одном офисе и почти сразу предложили работу. Наконец они переехали в Киев работать и жить.

«В определенный момент я поняла, что готова время, силы, деньги, тело, здоровье отдать материнству. Никаких философских поисков и сомнений у меня не было. Готовность — это, когда хочу и буду. Потому что раньше я бы и сама себе не доверила ребенка».

Когда Светлане было 30 лет, она родила Льва. Ее мужу тогда было 26.

«У меня никогда не было мыслей, что мои часы тикают. Мама ни разу на меня не давила. Ей хватило мудрости понять, что это мое решение. Если я живу так, значит так надо. Мой часики никогда не тикали».

Саму же Светлану мама родила в тридцатилетнем возрасте, ее брата — на девять лет раньше.

С сыном Светлана была в декрете полгода. Когда вернулась в офис на полный рабочий день, за Львом начала ухаживать няня. Светлана много работала, от чего у нее происходили нервные срывы.

Когда Льву было пять, его родители развелись.

«Мы прекрасно жили вдвоем, нам никто не нужен был. Но за год я снова захотела себе маленького человечка и снова захотела пережить все, что связано с ее рождением. Сначала я думала, что мне и муж для его воспитания не нужен».

Светлана рассказывает, что все через год после рождения Льва снова задумалась о рождении ребенка, Киев, 15 мая 2019
Фото:

Анастасия Власова/Громадское

И все же Светлана встретила мужчину, который также хотел ребенка. В 37 она родила дочь Полину. Оба раза рожала естественным путем, и ни разу у нее не было разговоров с гинекологами по поводу ее возраста.

«Я понимала, что после 35-ти женщина должна пройти определенные процедуры, так как появляется возможность попасть в группу риска по поводу генетических заболеваний. Это позволяет и внутри семьи принять правильное решение. Ни в каких справках и выписках из больницы мне не указывали, что я — мать, которая родила поздно».

С Полиной Светлана решила не идти в декрет, она — рекламщица-копирайтер и может работать из дома, а Лев помогает ухаживать за сестрой.

Лев и Полина с мороженым, Киев, 15 мая 2019 года
Фото:

Анастасия Власова/Громадское

В отличие от предыдущего раза, когда родился Лев, Светлана рассказывает, что сейчас она позволяет себе расслабиться, работать меньше, отказаться от определенных проектов для прогулки с детьми.

Лев и Полина почти всегда с родителями, которым удалось интегрировать детей в свою жизнь. Они даже берут их с собой на вечеринки, несмотря на то, что в кругу друзей больше ни у кого, кроме них, нет детей.

«Все наши друзья в основном сосредоточены на карьере. Остальные наслаждаются свободой. Мы же появляемся на вечеринках и тусовках с двумя детьми. Лев общается со всеми, Полину обязательно кто-то забирает. Необязательно выпадать из своего круга общения, если тебе 37 и у тебя все на пике».

Светлана Соколова, родила двух детей в 33 и 35 лет соответственно

«Я вообще не знаю, можно ли когда-нибудь быть готовой к рождению детей»

Светлана в своем доме в Киеве, 18 мая 2019 года
Фото:

Анастасия Власова/Громадское

Светлана родом из России. Там она родилась, училась и работала. Работала в финансовой компании до 28 лет. Потом решила, что жизнь нужно менять. Она уволилась с работы и начала воплощать свои детские мечты. Пошла в художественную академию. Но там ее отказались брать без подготовительных курсов. Поэтому пришлось устроиться натурщицей.

«Я 2 часа должна была лежать голой и позировать студентам, чтобы потом слушать лекции и общаться с преподавателями, мастерами».

Фото:

Анастасия Власова/Громадское

Со временем Светлана поняла, что все-таки это не ее мечта. И решила пожить в другой стране.

«До этого, когда я работала в различных финансовых организациях, у меня были деньги, но не было времени отдыхать. Мы брали билеты в отпуск на отдых в последний момент. Мы арендовали машину и могли за три недели объехать всю Кубу или Филиппины. Я понимала, что картинки пролетают передо мной, как в фильме».

Старшая дочь Светланы Рита на террасе их дома, Киев, 18 мая 2019 года
Фото:

Анастасия Власова/Громадское

К тому времени парень Светланы нашел себе работу на Бали. И они переехали туда жить. Так продолжалось пять месяцев, и за это время они успели попутешествовать юго-восточной Азии.

«К нам постоянно приезжали друзья, банкиры и финансисты, которые только освободились из своих работ, потому что тогда, в 2008-м, наступил кризис, и рынок полностью обвалился».

Затем Светлана путешествовала одна, а впоследствии переехала в Киев и поселилась на Подоле. Она начала играть в театре «Черный квадрат», который только искал актеров.

«Я не могла семью нарисовать», Киев, 18 мая 2019 года
Фото:

Анастасия Власова/Громадское

Следующей точкой назначения Светланы стала Америка, куда она поехала с другом. Билет у нее был только в одну сторону, Светлана планировала остаться там на два месяца, но задержалась на год.

«Конечно, у меня возникали мысли о семье, но откуда она может взяться с таким стилем жизни. Мама тоже спрашивала меня о семье, но я не могла ее нарисовать».

В Америке Светлана встретила своего нынешнего мужа Николаса, от которого забеременела. Беременность была для нее незапланированной. Но мыслей об аборте, даже если бы Николас захотел остаться в Америке, не возникало.

В конце концов они вместе переехали в Киев и открыли собственное кафе.

Светлана с мужем Николасом дома, Киев, 18 мая 2019 года
Фото:

Анастасия Власова/Громадское

Рита и Томас играют на террасе дома, Киев, 18 мая 2019 года
Фото:

Анастасия Власова/Громадское

Рожала пара в городском роддоме. У Светланы не было постоянного гинеколога, который бы напоминал ей о возрасте и детях.

«Нашего врача звали Любовь. Мы пришли к ней впервые и сказали, что хотим рожать естественным путем и вместе. Она ответила, что мы обратились по адресу», — говорит она.

Когда родилась Рита, Светлане было 33 года. Сына Томаса родили, когда ей было 35.

«Мне кажется странным, когда женщина планирует родить ребенка до определенного возраста. Возможно, те, кто ближе к 40-ка и без семьи, могут переживать из-за этого. Но говорить, что сначала нужно сформироваться как личность, а уже потом рожать детей — бессмысленно. Я, например, до сих пор не могу сказать — сформировалась я как личность или нет».

Светлана признается, что когда родилась Рита, ей было трудно понять, что это — ее ребенок, который будет взрослеть, и у которого будет впереди целая жизнь.

Светлана разговаривает с дочерью Ритой, Киев, 18 мая 2019 года
Фото:

Анастасия Власова/Громадское

Томас и Николас пускают мыльные пузыри, Киев, 18 мая 2019 года
Фото:

Анастасия Власова/Громадское

С Томасом было легче, она уже была опытной мамой.

«Я думала о том, что дети могли бы появиться раньше, и у нас бы была меньше разница в возрасте. Они вырастут и полетят в космос, а я буду смотреть на это через страницы в книге и думать, как жаль, что мы друг друга не понимаем. Но думаю, что здесь вопрос в том, как я, мама, строю отношения с детьми, пока они растут».

Сейчас Рита ходит в школу, где преподают на английском, Томас — в садик. Светлане ни разу не приходилось слышать, что она родила поздно. Почти все ее друзья также имеют детей.

«Несмотря на все, я могу сказать, что дети не изменили мою жизнь, скорее, дополнили. У меня так же есть работа, проекты, мы тусуемся с друзьями. Я не понимаю тех, кто с рождением детей бросай все и занимается лишь воспитанием».

Поделиться: