Седьмого ноября мир отмечает международный день вина сорта мерло, а девятого в Украине — день письменности. Казалось бы, праздники несочетаемые, и негоже серьезный текст о правописании начинать с шутки. Однако, признаюсь, лучше было бы объединить эти дни и писать радиодиктант национального единства с бокалом мерло в руках — для храбрости. Потому тем, кто считает себя украиноязычным и активно демонстрирует это на письме, — бывает непросто не только в среде русскоязычных шовинистов. Поясню.

Украинское правописание — вопрос болезненный, важный и сложный. Да и как может быть иначе в стране, которая веками страдала от колониальной и коммунистической, физической и ментальной оккупации. Украинский язык запрещали, выкручивали, упрощали, и, едва ли не самое страшное, — искусственно сближали с русским, для того, чтобы потомки через какие-то лет надцать уже не отличали родные структуры от чужих языковых уродцев. Многие из этих техник лингвистических пыток, к сожалению, сработали. Современные украинцы часто болезненно реагируют на какое-то якобы «слишком» украинское слово, предложение снова писать «индик» вместо «індик», обращение «пані» или упреки в использовании русских клише. «Какая разница», «и так понятно» — это одна сторона проблемы, с которой нам еще долго и упорно бороться. Однако есть и другая опасность.

Мягкая украинизация — фраза часто повторяющаяся в современном патриотическом дискурсе. Да, мы действительно живем в сложные времена, времена когда украинский язык все еще предстоит украинизировать, возвращать к родному слову, культуре, и национальному самоуважению. Чтобы понять, как все печально, представьте только аналогичные фразы — итальянизировать итальянцев, испанизировать испанцев или французицировать французов. Правда, сложно представить не только такие фразы, но и контекст для них? Ведь все эти народы давно поняли цену независимости, как политической, так и культурно-языковой (на самом деле, это одно и то же). И вот в этой борьбе за украинизацию каждый новый голос — это настоящий солдат невидимого фронта. Я всегда искренне радуюсь, когда слышу истории, как кто-то переходит на родной или изученный украинский — это расширяет безопасные границы нашего мира. И всегда искренне расстраиваюсь, когда натыкаюсь на агрессию со стороны тех, кто лучше знает язык. А если уж такой непокладистый языковой пурист встречает новообращенного русскоязычного — тогда вообще беда.

Языковая норма и правописание не менее важны для независимости государства, чем конституция или армия. Именно правописание и словари гарантируют, что наследие будет сохранено и приумножено, сроки легитимны, школьники обучены, а ведущие — будут правильно читать новости. Но вот как быть с теми, кто ошибается — пишет, говорит, публикует и — ошибается? Я, например, ошибаюсь. Моя пунктуация — анархическая, любовь к неологизмам — опасная, а профессия — германистика — иногда имеет токсическое действие, и я превышаю норму англицизмов на один абзац. Часто я читаю правила, проверяю и исправляю себя. Еще чаще я доверяю эту миссию системам автоматической проверки текста, но иногда я все-таки попадаю впросак. И скажу вам из личных наблюдений за интернетом коммуникацией — есть два типа охотников за языковыми ошибками. Одни, как те ангелы, пишут замечания и советы в личные сообщения, вдохновляя говорить и писать лучше, обогащать свой словарный запас. Другие же, как демоны, перечеркивают весь смысл твоего сообщения, заглушая волны добра и мудрости, комментируя сердито и разочарованно, не обучая и не подсказывая, а осуждая и не прощая даже крохотной речевой ошибки. Такие пуристы опасны, потому что некоторых они определенно столкнут с тропы украинизации, заставят комплексовать и оставят в неведении.

Язык — живой, разнообразный и тем богат. Он принадлежит всем вместе и каждому в отдельности. Тот, кто говорит, кто пишет и читает на украинском или только хочет научиться, заслуживает поддержки. Да, исправляйте языковые ошибки, но делайте это без ошибок поведенческих. Не принижая, не высмеивая, а объясняя и вдохновляя.

P.S. В этом тексте тоже могут быть ошибки или двусмысленности, ведь автор его, хоть и филолог(иня), но все же германистка. Однако с большой любовью к родному языку. Поэтому смело исправляйте меня, только тоже — с любовью. Чтобы нас, украиноязычных и добрых, было больше!

Поделиться: