Из-за массовых протестов польские власти пугают своих граждан украинским Майданом и нестабильностью. А еще три года назад сторонники правящей «Право и справедливость» (ПиС) поддержали революцию достоинства, а лидер партии Ярослав Качиньский в декабре 2013 года стоял на сцене Майдана.

Из-за массовых протестов польские власти пугают своих граждан украинским Майданом и нестабильностью. А еще три года назад сторонники правящей «Право и Справедливость» (ПиС) поддержали Революцию достоинства, а лидер партии Ярослав Качиньский в декабре 2013 года стоял на сцене Майдана.

Правящая партия провела закон, который подчиняет польские суды власти. Голосование проходило на прошлой неделе, накануне парламентских каникул, без надлежащих консультаций с обеими палатами парламента Польши.

Хотя сегодня Качиньский формально – простой депутат Сейма, фактически он – самый влиятельный человек Польши. Он влияет на однопартийцев, в том числе и на президента Анджея Дуду и премьер-министра Беату Шидло.

В понедельник польской президент все же пообещал ветировать часть законов. Но внесенные президентом поправки не изменят главного – суды все же будут зависеть от правящей партии, против чего и протестует оппозиция. Сейчас она разделена и лишена рычагов влияния.

Между тем уличные протесты в защиту независимого судопроизводства усиливаются и хорошего исхода для сторон уже нет. Игорь Исаев – главный редактор мультимедийного портала украинцев Польши PROstir.pl признается, что также участвует в манифестациях. Он объясняет Громадскому, что они означают.

Протест

В Варшаве ежедневно происходит несколько манифестаций. Организуют их преимущественно общественные активисты, а не политические партии.

Первый большой митинг состоялся 16 июля, тогда организаторы насчитали несколько тысяч участников. Очередной рекорд установили 20 июля, когда парламент принял закон о Верховном суде. Тогда в столице на улицы вышли 100 тысяч демонстрантов.20 июля, когда парламент принял закон о Верховном суде на улице Варшавы вышло 100 тысяч демонстрантов Фото: EPA / BARTLOMIEJ ZBOROWSKI

В Варшаву едут люди из регионов, организуются протесты также в других городах. Кроме крупных населенных пунктов, манифестации охватили и польские села вплоть до немецкой границы и на северо-запад Польши.

У Сейма разбит палаточный городок, значительно меньше, чем было на киевском Майдане, но у палаток все время есть люди. Неравнодушные приносят протестующим воду, батарейки, «зупу помидорову» или бигос.

Есть сцена с ведущими, палатки общественных движений, нет баррикад. Зато забаррикадировался парламент. Когда оттуда уезжали депутаты, правоохранители силой оттесняли митингующих.

Протестующие приносят флаги Польши и ЕС, часто поют польский гимн. Своих песен они пока не имеют. Зато произносят собственные лозунги – «Нет самосуду», «Лжецы», «Свободный Сейм», «Долой ПиС».У Сейма разбит палаточный городок Фото: EPA / RADEK PIETRUSZKA

Вокруг немало траурной символики – некрологи польской конституции, черные ленты, циклическая церемония зажжения свечей в память о Верховном суде, который по сути становится политическим инструментом.

Ирония протестующих направлена на Ярослава Качиньского, которому подчинены и депутаты, и президент, и премьер-министр. Его власть укрепилась после гибели брата – президента Леха Качиньского – в катастрофе под Смоленском 2010 года. ПиС – его партия, в которой он полностью контролирует все процессы.

Насмехаясь над Качиньским, протестующие принесли плюшевую утку, а портреты ненавистных политиков ПиС разместили на тачках для мусора.

Протестующие подходят к полицейским кордонам, выполняя возле них физические упражнения.Протестующие лежа на земле выполняют физические упражнения рядом с полицейским кордоном, который охраняет здание Сейма в Варшаве Фото: EPA / BARTLOMIEJ ZBOROWSKI

«Улучшено»

«После многолетней халатности и недоработок предыдущей власти, польское правительство пытается улучшить правосудие в государстве», – так 21 июля посольство Польши в Украине деликатно перевело заявление собственного МИД.

Польские дипломаты, которые хорошо знают Украину и никогда не разделяли поведения Януковича, вдруг заговорили голосом его команды. В последние два года властвования польские власти не устают рассказывать об «улучшениях» и «ошибках предшественников».

Польские СМИ все откровеннее занимают ту или иную сторону конфликта. Известная в Украине «Gazeta Wyborcza», которая в 2013-м сине-желтыми приложениями поддерживала украинский Майдан, сейчас делает специальные издания «Из-под Сейма, Суда, с улицы». «Свободу судам» – надпись на первой полосе.

Тогда как на самом деле среди протестующих – в основном молодежь. В ответ молодые участники придумали поговорку: «Ты тупой, как титры в телевизоре».Лидер партии «ПиС» Ярослав Качиньский сегодня формально – простой депутат Сейма, но фактически он – самый влиятельный человек Польши и имеет большое влияние на президента Анджея Дуду и премьер-министра Беату Шидло Фото: EPA / TOMASZ GZELL

Аргументы

Об изменениях в системе судопроизводства говорят со времен правления партии Дональда Туска «Гражданская платформа». Дискутируют о возможности быстрого карьерного роста судей, о более низком возрастном цензе (так, судьи Верховного суда сейчас старше 60 лет), о сменяемости судей. «ПиС» учла эти пункты, одновременно подчинив ключевые органы системы судопроизводства министру юстиции или парламенту.

Представители ПиС аргументируют: судейскую власть надо очистить, поскольку польские суды «не для граждан». Их избиратели принимают «очищение», как аксиому.

ПиС добавляет, что при предыдущей власти на судей пытались давить политики, которые удостоверяли расследования польских журналистов, а также кассетный скандал 2014 года, когда опубликовали разговоры руководства «Гражданской платформы».

Однако, согласно новому закону, давление на судей может стать принципом, закрепленным в законодательстве. Министр юстиции – представитель правящей партии – будет отвечать за назначение Государственного совета судопроизводства, который будет утверждать всех судей. Кроме этого создается дисциплинарная палата, которая может вводить наказания для судей.

Критики законопроектов согласны: есть определенные вещи в системе судопроизводства, которые не реформировали предшественники ПиС. Однако законы правящей партии – это не реформа, а убийство судопроизводства и разделение власти.

Кроме того, результаты выборов в Польше утверждает «улучшенный» «ПиС»-ом Верховный суд, трое из девяти членов которого относятся к Государственной избирательной комиссии. Итак, нынешние законы делают вероятным фальсификации голосования, так как в случае спорных вопросов трое из Верховных судей будут судить самих себя.

В следующем году в Польше должны состояться местные выборы (в большинстве регионов ПиС не имеет преимущества), а в 2019-м - выборы в парламент.Протестующие у здания Верховного суда, который фактически превращается в политический инструмент Фото: EPA / RAFAL GUZ

Как все началось

Когда в середине июля резонансные законопроекты попали в парламент, Конституционный суд их не заблокировал – его работу ПиС парализовал, как только пришли к власти зимой 2015-2016-го. Часть судей партия заменила лояльными людьми, а процедуру рассмотрения изменила так, чтобы затягивать дела.

Законопроект, который подчиняет власти Верховный суд, инициировали депутаты, а, следовательно, его можно было зарегистрировать без обсуждения с общественностью.

Парламентская оппозиция, не имея возможности повлиять на процесс, как можно дольше пыталась оттянуть голосование. ПиС назвали это «неконструктивным». Оппозиционные силы, партии предыдущей власти, правоцентристские «Гражданская платформа» и Польская крестьянская партия, а также либеральная партия «Современная» и движение националистов Кукиз-15 теряют поддержку улицы. Партии далеки от единства, лидеры крупнейших фракций – «Гражданской платформы» и «Современной» – вообще не разговаривают друг с другом, а Кукиз-15 не поддержал протесты.

Вместе с тем в Польше крепнет движение «симметристов» (от слова симметрия) – так назвали людей, которые считают действия нынешней власти симметричным отражением действий ее предшественников. По их мнению, подчинение судей политикам были вызваны и властью, и парламентской оппозицией. Поэтому «симметристы» не будут голосовать на ближайших выборах ни за одну из партий, представленных сейчас в парламенте.

ПиС продвинул законы через Сейм и Сенат в считанные дни. Только их поставили на повестку, дня под Сейм вышли несколько десятков человек. Они ворвались на территорию парламента, скандируя: «Конституция!». Их данные зафиксированы полицией, а это не исключает, что дела будет рассматривать суд, возможно, уже реформированный.

Поэтому парламент, а впоследствии президентский дворец и Верховный суд оградили и поставили плотную шеренгу милиционеров.

В понедельник, 24 июля президент Анджей Дуда ветировал законы о Верховном суде и Государственном совете судопроизводства. В то же время закон об обустройстве судов подпишет, а это значит, что министр юстиции сможет сменить руководство любого суда страны.

Внесет ли президент изменения существенные, или это будут косметические изменения ради изменений, чтобы просто показать, что он независимый политик, – пока сложно предсказать. Прежде всего это – способ унять протестующих. Они действительно обрадовались частичному ветированию, тем не менее требуют отзыва всех трех законов.Президент Анджей Дуда ветировал законы о Верховном суде и Государственном совете судопроизводства, но готов подписать закон об организации судов, что развязывает руки министру юстиции менять руководство любого суда в стране Фото: EPA / PAWEL SUPERNAK

Запугивание Майданом

Предыдущие массовые демонстрации под Сеймом происходили в декабре 2016-го. Граждане протестовали против ограничения пребывания журналистов в парламенте и переноса заседания с пленарной в Колонный зал, где в дополнение вручную считали голоса депутатов за несколько законов, в том числе и государственный бюджет. Протест закончился соглашением оппозиции и ПиС (медиацию предложил президент).

Польский общественный вещатель TVP выпустил фильм о «неудачном путче оппозиционных партий», которые «пытались свергнуть легитимное правительство».

Сегодня «путч» – обычный термин в лексиконе подконтрольных правящей партии СМИ, по их версии автором переворота является «неконструктивная оппозиция», вошедшая в сговор с внешними силами, в частности ЕС и венгерско-американским меценатом Джорджем Соросом.

Новинкой среди запугиваний для польского общества внезапно стала украинская Революция достоинства, которую ПиС ранее всячески поддерживал. На прошлой неделе в главном выпуске новостей Общественного вещания показали кадры с вооруженными людьми в Киеве в 2014-м, намекая, что за польским протестами стоят те же силы, которые «активно привлекались к событиям украинской Майдана».

Польский сегмент интернета полный мыслей о том, что «нам майданов не надо», посмотрите, мол, к какой руине с войной довели протесты в Украине.

Кроме столицы уличные протесты также организуются и в других городах по всей стране (на фото – протест в Познани) Фото: EPA / JAKUB KACZMARCZYK

Майдана боится, как и польская оппозиция, так и парламентская, так и уличная. «Я не хочу Майдана в Польше, но парламентское большинство и Качиньский делают все, чтобы довести до такой ситуации», – заявил глава крупнейшей оппозиционной партии «Гражданская платформа» Гжегож Схетина.

Польские власти и оппозиция уже перекладывают вину друг на друга, опасаясь, что протест выйдет из-под контроля. Именно в этом, несмотря на эстетическое сходство, заключается ключевое отличие польских демонстраций от украинского Майдана.

Польский протест не имеет единого центра или лидера (или хотя бы нескольких лидеров), доминируют в нем общественные движения, а не политические партии, большинство не готово или не знает, как далеко можно уйти. Нет и ответа на вопрос: а что после ПиС?

Кроме того, это протест либералов, которых, вероятно, здесь больше, чем в Украине, но они далеко не большинство в самой Польше. Хотя есть аналитики, например, Мацей Куземський, который в эфире «Громадского» говорил, что митинги «не имеют ничего общего с либеральной элитой» и на самом деле поддерживаются все более широкими кругами общества, тем не менее, их двигателем является именно либерально-демократические движение».

Либералам есть куда отступать – это гражданское сопротивление. ПиС места для маневра не имеет: в случае смены власти политики пойдут под суд за нарушение процедур и конституции.Митинг в польских городах сопровождаются циклической церемонией зажжения свечей «в память об умершем» Верховном суде (на фото – протестующие со свечами в Люблине) Фото: EPA / WOJCIECH PACEWICZ

Польский протест для Украины

Даже если митингующие разойдутся, то только до очередного резонансного шага правящей партии. Страна разделена, накал страстей достигает предельных температур. Впереди – непростая дискуссия о новом общественном договоре. Тогда Варшаве будет не до международных дел. В то же время восприятие прошлого Украины и Польши стало одним из индикаторов деления. Нынешние польские руководители не гнушаются ни одной возможностью поспорить об ответственности Украины за Волынскую трагедию и преступления УПА.

Украинская тема будет политизироваться и в дальнейшем. Протест попытается использовать Кремль: россияне могут поддержать политиков из национал-консервативного поля, традиционного для ПиС, в случае, если ПиС не удержится. После аннексии Крыма, Кремль подкармливает националистические польские движения, о чем в частности свидетельствует взломанная украинскими хакерами почта белоруса Александра Усовського.

Также страну разделяет вопрос евроинтеграции, которая когда-то, казалось, наоборот объединяла общество. Оказалось, часть поляков шла в ЕС, чтобы стать европейцами (читай – либералами), а вторая – чтобы защитить польское (читай – национальное). Подобный раскол характерен для многих государств Центральной Европы и является показательным для украинского общества.

Многие поляки сумели использовать экономический рост и свободу, которые предоставил Евросоюз. Однако значительная часть общества не сориентировалась и с ностальгией вспоминает прошлое. Сделав ставку на тех, кто якобы «потерял от глобализации», кого проигнорировали «предшественники», ПиС выиграл выборы и пришел к власти.

Электорат ПиС мало беспокоят лозунги митингующих о «независимых судах», ведь суды «продажные». Плохой также и Евросоюз, который не уважает интересы Польши, более того – в ближайшую среду, 27 июля, будет рассматривать наказания для Варшавы. Это штраф, который может взиматься из европейских дотаций для государства.


Многочисленные протесты охватили также и Вроцлав Фото: EPA / MACIEJ KULCZYNSKI

Ярослав Качиньский не раз говорил, что деньги ЕС значат меньше чем независимость. Говорят даже о так называемом «Полекзит» – выход Польши из ЕС. Сейчас, правда, возможность остается на уровне слухов. Однако ПиС уже усилил антиевропейскую риторику, МИД Польши открыто заявляет, что суды являются внутренним делом Польши, в которую не должны вмешиваться внешние силы, в первую очередь Брюссель.

ЕС живет в унифицированном правовом поле. Изменения в польском законодательстве могут открыть ящик Пандоры. Еще и в условиях, когда председателем Европейского Совета – представителем ЕС на мировой арене – является бывший польский премьер Дональд Туск, который в свое время устранил Качиньского от власти.

Острый конфликт Польши с Евросоюзом в условиях внутриполитического кризиса делает Варшаву подверженной кремлевскому влиянию и потенциально враждебной «проевропейскому» Киеву.

Текст: Ігор Ісаєв

Поделиться: