Украинец курит перед плакатом о мерах во время пандемии коронавируса COVID-19 в Киеве, Украина, 8 сентября 2020 года.
Фото:

EPA/SERGEY DOLZHENKO

Что грозит Украине, если стратегия реагирования на коронавирус не изменится, будет ли эффективным возвращение к жесткому карантину, когда можно ожидать реального снижения количества больных и нужно ли вакцинироваться от других болезней во время пандемии? Об этом и многом другом мы спросили у кандидата медицинских наук, врача-инфекциониста Федора Лапия.

С недавних пор в Украине суточное количество новых случаев COVID-19 превышает 3 тысячи. Очевидно, это та самая «вторая волна». Чем она отличается от первой и чего от нее ожидать, если стратегия реагирования не изменится?

Дело в том, что в эпидемиологии нет понятия «волны». Это сленг, который используют ученые, но критериев определения «волн» не существует. С середины лета мы видим существенный рост количества больных. Но называть это «волной» смысла нет. 

Рост количества тяжелых больных связан с тем, что растет общее число больных, потому что на сегодняшний день есть много людей, болезнь у которых протекает легко, они не обращаются к врачу и не обследуются.

Также мы будем видеть все больше случаев, связанных с госпитализацией. Здесь вполне возможно увеличение показателя летальности и соотношения умерших к общему количеству больных. Поэтому преимущественно в статистику будут попадать те, у кого на руках подтвержденный диагноз и кто нуждается в госпитализации — то есть тяжелые больные. 

Мой прогноз — количество больных будет увеличиваться до 4-5 тысяч в сутки. С начала сентября у нас уже был рост с 2 до 3 тысяч. По мере того как будет увеличиваться количество больных, будет увеличиваться количество контактных лиц, и я думаю, что через месяц мы пересечем границу в 4 тысячи больных в сутки. 

Мужчина надел бафф с напечатанным лицом вместо защитной маски во время пандемии коронавируса COVID-19 в Киеве, Украина, 14 сентября 2020 года
Фото:

EPA/SERGEY DOLZHENKO

Но может ли что-то изменить эту тенденцию? 

На снижение числа больных будет влиять много факторов. Например, в моем окружении есть люди, которые тяжело переболели, которые потеряли близких от коронавируса. 

В Украине есть немало скептиков в отношении COVID-19, и этот скептицизм отражается на правилах ношения масок на соблюдении дистанции в местах скопления людей. Украинцы опомнятся только тогда, когда поймут серьезность коронавируса. Но я думаю, что при этом будет оставаться определенный процент людей, которые также, например, верят в плоскую землю или в несуществование ВИЧ, и они будут пренебрегать безопасностью во время пандемии. Но реального снижения количества больных можно ожидать весной 2021 года. 

Количество больных может снизиться только тогда, когда будет вакцина или есть другие пути?

Если брать реалистичные пути, то они связаны с вакцинацией. Потому что другие пути мы используем для сдерживания, чтобы не перейти определенные красные линии. К сожалению, мы не можем надеяться на сознательность населения, на соблюдение определенных норм поведения. Локдаун в реальном мире не сможет свести количество заболевания к нулю. 

Известно ли, хотя бы приблизительно, сколько времени действует иммунитет у переболевших людей?

Иммунитет у нас продолжительный. Даже тогда, когда болезнь протекает легко. Есть данные коллег в Украине, которые исследуют уровень антител у тех, кто переболел. Антитела сохраняются в течение месяцев, но, конечно, окончательные выводы можно сделать, когда пройдет достаточное время. 

А случаи повторного заражения уже зафиксированы в странах ЕС. Но такие случаи не сопровождались клиническими проявлениями. Случаи повторного инфицирования, которые были обнаружены в Китае, были пропущены через строгий критический фильтр на несовершенство тест-систем. 

А фиксируют ли сейчас в Украине случаи повторного инфицирования?

Были сообщения о таких случаях. Но здесь вопрос, насколько корректно сделаны выводы. Не является ли это ошибкой лаборатории или фальсификацией данных? Мы такие варианты не можем исключить. Есть сообщения, что некоторые медицинские работники умышленно ставят диагнозы ради выплат за борьбу с коронавирусом. В моем окружении таких случаев нет, но от коллег я такое слышал.

Медицинский работник с образцами мазков на станции тестирования на коронавирус в Праге, Чехия, 25 сентября 2020 года
Фото:

EPA/MARTIN DIVISEK

Недавно ученые из США опубликовали данные о том, что коронавирус мутирует и становится еще более заразным. Как вы считаете, действительно ли это так?

Он мутирует однозначно, это общеизвестные данные. Это РНК-вирус, он подвержен мутациям. Но приводят ли они к большей агрессивности вируса — это пока трудно утверждать.

Нет ли, по вашему мнению, в Украине необходимости прямо сейчас опять все закрыть?

Для эффективной борьбы с COVID-19 сейчас желательно было бы «закрыть» всю страну, как было в апреле. Это сдержит рост количества больных и тяжелобольных. Но мы должны понимать, что, решая одну проблему, не нужно создавать еще десять других. Поэтому необходимо выбирать оптимальную модель, которая позволит контролировать количество больных и изучать болезнь. Но, с точки зрения инфекциониста, лучше больше всего от болезней спасает изоляция. 

Насколько эффективным вы считаете разделение Украины на карантинные зоны? 

На сегодняшний день никто в мире не предложил ничего лучшего. Вряд ли есть желающие вернуться к жесткому карантину, как это было весной 2020 года. Мы видим, что это довольно эффективно, но страна не может остановиться, люди не могут не ездить. Потому что это нужно даже для оказания медицинской помощи — приехать на консультацию из города в город к специалисту. 

Внутренний туризм тоже важен для поддержания экономики страны и малого бизнеса. В то же время мы должны удержать баланс, при котором система медицинской помощи не будет парализована, и выиграть время. Поэтому сегодня, если говорит об адаптивном карантине, это оптимальный вариант.

Если эта модель не сработает, то встанет вопрос о ее модернизации. Возможно, надо будет изменить критерии. Сохранить карантинные зоны, но согласовать это с местными органами власти, понять, что работает, а что нет. И тогда уже, глядя на такой анализ, проводить «модернизацию». 

Действительно ли была необходимость на месяц закрывать границы для иностранцев? 

Честно скажу — не вижу в этом необходимости. Большинство границ были закрыты для иностранцев, которые приезжают из более благополучных стран, чем Украина, где и пройти тестирование качественными тестами гораздо проще, чем у нас, и где масочного режима придерживаются гораздо лучше, чем в Украине. И это при том, что путешествия в курортные зоны Украины никак не ограничивались, и меры инфекционного контроля там не сильно, мягко говоря, соблюдались.

Грузовики стоят в очереди на польско-украинском пограничном переходе в Дорогуске на востоке Польши, 28 августа 2020 года
Фото:

EPA/Wojtek Jargilo

Власти уверяли, что это закрытие границ важно для сдерживания эпидемии, но не кажется ли вам, что это была акция именно против хасидов?

Нет, я так не думаю. Но понимаю, что хасиды — это определенная проблема. Не имея никакого предвзятого отношения к верующим, хочу сказать, что в принципе массовое скопление людей в маленьком городе с несоблюдением определенной дистанции, с несоблюдением санитарно-гигиенических норм, создает проблему. И такие вызовы перед Украиной уже вставали раньше. 

Например, во второй половине лета 2013 года в Сирии была вспышка полиомиелита, затем он был выделен в канализационных водах в Израиле. И имея низкий уровень вакцинации в Украине, а также большое количество паломников из Израиля (тогда их по оценкам было 35 тысяч) и учитывая нашу систему очистки канализации, для Украины это был большой вызов. А если бы кто-то тогда привез вирус в кишечнике, Украина ждала бы крупная вспышка полиомиелита. 

Это вопрос не только к хасидам. Когда мы поговорим о паломниках в Мекку, я вспоминаю «менингококковый пояс». Это регион в Африке с повышенным уровнем заболеваемости и частым возникновением серьезных эпидемий. После нескольких вспышек менингококковой инфекции среди паломников правительство Саудовской Аравии приняло решение об обязательной вакцинации перед приездом в Мекку. 

Какие сезонные заболевания угрожают в ближайшее время украинцам, кроме коронавируса? 

Здесь стоит сказать о тех инфекциях, которые передаются воздушно-капельным путем. Это инфекции, которые вызывают насморк, кашель. Это аденовирус, риновирус, вирус парагриппа, ну и конечно вирус гриппа, который будет и в этом сезоне. 

Сезон простуд у нас наступает с началом осени, продолжается зимой и захватывает еще и весну. За это время могут меняться доминирующие вирусы — те, которые будут преобладать над другими. Ситуация на «арене» может меняться каждые 2-3 недели. Однако параллельно будут существовать еще несколько возбудителей заболеваний. Просто каких будет больше, каких-то — меньше. И здесь трудно сказать, какой именно вирус и когда будет доминировать.

В начале осени будут преобладать энтеровирусы, потом ближе к ноябрю приходят аденовирусы, будет доминировать вирус парагриппа. А вирус гриппа — это уже начало зимы. Это может быть декабрь и январь, но бывают периоды, когда в течение всей зимы грипп не слишком активен, а количество больных увеличивается уже в начале весны.

Хасиды в масках молятся у могилы раввина Нахмана в Умани
Фото:

Александр Хоменко/hromadske

Какие прививки следует сделать? И как их делать в условиях пандемии?

Во-первых, надо сделать прививки, которые есть в календаре прививок в Украине. Потому что к сезонным заболеваниям можно отнести ту же самую корь. Ее больше всего регистрируют зимой, чем в какие-то другие месяцы. То есть здесь определенная сезонность тоже существует.

У нас неутешительный уровень охвата вакцинацией против кори среди детей. 

С начала года в Украине более 250 зарегистрированных случаев кори. Это свидетельствует о том, что вирус кори никуда не исчез. И на фоне этого можно ожидать подъема заболеваемости корью в сезоне 2020-2021. Параллельно может увеличиваться заболеваемость COVID-19. Поэтому мы прежде всего должны вакцинировать детей и взрослых, которые находятся в группе риска. 

Среди других, я, пожалуй, назвал бы коклюш. Число случаев возрастает в холодные месяцы, и мы можем благодаря вакцинации защитить детей первых лет жизни именно от тяжелого течения коклюша и предотвратить смертельные случаи. Это то, что у нас есть в «арсенале». 

Если говорить о внекалендарных прививках, то нужна вакцинация против гриппа. В этом году такая вакцинация актуальна как никогда. Вакцина против гриппа не защищает против COVID-19, но мы должны понимать, что количество больных (коронавирусом — ред.) будет расти, и это создаст непомерную нагрузку на медицинскую систему. То есть будет большое количество больных, которых нужно будет консультировать или амбулаторно, или их необходимо будет госпитализировать. И в условиях большого числа больных COVID-19, будет паралич системы медицинской помощи, снизится качество предоставления такой помощи. 

И вторая вакцина, на которой сейчас активно настаивает Всемирная организация здравоохранения, это вакцинация против пневмококка. Она сама по себе очень важна и в борьбе против гриппа, но в ситуации с коронавирусом актуальность этой вакцинации растет. Потому что пневмококк является важным возбудителем для пневмоний, он является ее причиной, а также возбудителем менингита, отита у детей и у взрослых. Группа риска для гриппа, пневмококковой инфекции и COVID-19 — это одна и та же группа. Украина только готовится к внесению пневмококка в календарь прививок у детей. Мы надеемся, что это произойдет в 2022 году, и вакцинация станет доступной. 

Какие правила надо выполнять во время прививок в условиях пандемии?

На самом деле это достаточно простые правила, которые нужно выполнять и вне ситуации пандемии. Во-первых, хотя важно ограничить свои визиты в поликлинику, но вакцинация — это оправданный визит. Во-вторых, это то, что нужно было делать и раньше, — медицинский сервис должен быть клиентоориентированным. Я хочу прийти именно к врачу, в строго определенное время и не сидеть в очереди. И это очень важно в период коронавируса, чтобы избежать скопления людей и очередей. Для этого нужно иметь предварительную запись и четко придерживаться этого регламента: «я пришел, меня приняли». Важна также дистанция. 

Поликлиника может решить вопрос безопасности пациентов таким образом: если есть несколько офисов (корпусов), администрация может определить один офис для вакцинации, другой — для приема больных, у которых симптомы. Если нет нескольких офисов, это может быть несколько дверей. Одна дверь и часть коридора — для тех, кто пришел с целью вакцинации, другие двери — для больных с определенными симптомами. Чтобы эти люди не пересекались. 

Также это могут быть разные дни. Одни могут быть выделены для вакцинации, другие — для приема больных. Или, например, утро может быть отведено для вакцинации, после — прием больных. Главное, чтобы люди не скапливались, мыли руки, соблюдали правила инфекционного контроля. Ничего сложного здесь нет. 

Вакцинация эффективна, если ее проводят ребенку или человеку с повышенной температурой. Но в условиях коронавируса мы считаем, что это противопоказания к вакцинации. Это не связано с какой-то опасностью для организма, это связано с тем, чтобы человек с соплями не оказался пациентом с коронавирусом.

Может коронавирус повлиять на развитие или мутацию других заболеваний, например, гриппа?

Нет. По крайней мере я не могу утверждать, оснований так считать нет. 

Поделиться: