На прошлой неделе произошло важное для украинского кинематографа событие: члены Комитета по вопросам гуманитарной и информационной политики Верховной Рады большинством голосов поддержали проект закона №1058 «О внесении изменений в Закон Украины "О государственной поддержке кинематографии в Украине" в вопросе о государственной субсидии для возврата части квалифицированных расходов, осуществленных иностранным субъектом кинематографии при производстве (создании) фильма в Украине».

Это тот самый, принятый еще в 2017 году, закон о программе так называемого кэш-рибейта (cash rebate), схеме возврата производителям части затрат на производство фильмов на территории Украины.

В обновленной редакции была повышена планка возвращения расходов с 16,6% до 25% от общих затрат на производство фильма.

Но на последнем рывке, прямо на комитете из закона убрали возможность участия в программе украинских производителей, что вызвало волну недовольства.

Так, например, пост о «зраде» разместил в Facebook член комитета Николай Княжицкий, народный депутат от партии «Европейская солидарность». В посте говорится о «нарушении Конституции и международной практики». «Зраду» быстро разнесли по соцсетям и СМИ.

Но противоречат ли поправки международной практике? Давайте разбираться.

Для начала немного о самих кэш-рибейтах. Это один из видов компенсации — есть и другие, в том числе tax rebate — применяемый к производителям кино и телеконтента, чтобы поощрять съемки и создание рабочих мест в определенных регионах или странах.

Программы рибейтов в основном действуют только для иностранных производителей, но иногда и для иностранных, и для местных. Поэтому первое: международная практика различна.

Логика кэш-рибейтов такова: денежное поощрение производства кино в определенных странах или регионах.

Если говорить об иностранных производителях, то чем больше они снимают, тем больше денег идет в местный бюджет: создаются новые рабочие места, потому что они часто нанимают местных актеров или работников на съемочную площадку, арендуют технику, платят за проживание и питание и т.д.: 25% рибейта в Украине означают, что иностранные производители будут тратить здесь только ¾ съемочного бюджета.

Тогда логично, что другая страна, откуда происходят эти производители, пытаться вернуть их, предоставляя более привлекательные скидки со своей стороны и также применит рибейты, но уже для собственных производителей. Это делается, чтобы не выпустить капитал за границу.

Схемы кэш-рибейтов работают и для иностранных, и для местных производителей, например, в Греции — 35% компенсации, Литве — 30%, Германии — 30% и Хорватии — 25% + 5% за съемки в слабо развитых регионах страны.

В Греции и Польше подаваться на участие в программе рибейтов могут как иностранные, так и местные производители (так же изначально планировали и в Украине), тогда как в Литве иностранные производители вообще не имеют права подаваться без участия местных компаний.

То есть в случае Литвы любой проект с кэш-рибейтом — по умолчанию копродакшн. Так же схема работает и в Хорватии.

А вот в Эстонии или Румынии местные производители самостоятельно участвовать в программе кэш-рибейтов не могут. На денежную компенсацию претендуют чисто иностранные производители или проекты совместного производства. Местные же производители могут претендовать на поддержку национальных институтов кино, как и в Украине.

Так, в Эстонии доля национального кинопродукта в бокс-офисе за 2017 год составляет 9,1%, а за 2018-й — 8%.

Кстати, столько же, сколько и у украинских релизов за прошлый год, но у нас это произошло за счет успешных комедий — «Бешеная свадьба», «DZIDZIO Первый раз» и «Свингеры». Хотя обычно судьба национального кино в Украине хуже.

При этом в Эстонии, где местные производители не имели рибейтов, снимали иностранные проекты с бюджетом и 1,2 млн евро, и 2,75 млн евро, и $ 2,5 млн. И часть этих денег пошла в бюджет.

В Украине съемок таких — самостоятельных — проектов не было вообще.

Украинские производители могут претендовать на 100-процентную поддержку Госкино. А вместе с рибейтами — если бы они действительно действовали отдельно для украинских производителей, а не только для иностранных — размер финансовой помощи мог бы и превысить эти 100%.

К сожалению, наш рынок недостаточно прозрачен, и нельзя гарантировать, что один и тот же производитель не будет подавать проект для получения поддержки и в Госкино, и на участие в программе рибейтов. Поэтому в обновленном законе прописано, что копродакшн с украинской стороной исключается — в команде проекта иностранных производителей не должно быть украинских резидентов. А также ФЛП.

По большому счету, кэш-рибейты появились в законе для того, чтобы в Украине снимали такие сериалы как «Чернобыль» или какие-то эпизоды «Игры престолов».

То есть логика законодателя после внесения этой поправки такова: своим — финансирование от Госкино, Украинского культурного фонда и Министерства культуры, а иностранцам — кэш-рибейт.

Однако даже в случае голосования в сессионном зале, закон о кэш-рибейте не заработает, пока не будут внесены изменения в Бюджетный кодекс (необходимые изменения в Таможенный и Налоговый кодексы уже внесли).

Но когда — не «если», как я надеюсь — заработает, то логично предположить, что чем больше иностранные производители будут снимать в Украине, тем чаще мировые кинематографисты сотрудничать с украинскими производителями. И все только выиграют от этого, а главное — популяризировать Украину на мировой кинокарте можно будет не только своими, но и чужими руками.

Поделиться: