Фильм Оливера Стоуна «Revealing Ukraine» — история не о кино, а об актуальной украинской политике, которая подается глазами Виктора Медведчука, одного из главных комментаторов в этой ленте.

Фильм еще никто не видел — его премьера только состоялась на сицилийском кинофестивале в Таормине, где, к слову, в 2016 году было представлено также и «Украину в огне» — предыдущую картину Стоуна об украинских событиях.

И «Украина в огне», и новый фильм являются сценарными и режиссерскими работами бывшего гражданина Украины Игоря Лопатёнка, который живет в Соединенных Штатах. В конце концов, об авторстве Лопатёнка вспоминают больше для проформы, тем более, что сам режиссер в одном из интервью признал, что последнее слово в фильме «Украина в огне» было за Стоуном, который продюсировал этот фильм. То есть перед нами действительно картины (и новая тоже) Оливера Стоуна, пусть формально они созданы и подписаны чужим именем.

После своего выхода на экран фильм «Украина в огне» подвергся немалой критике из-за своего предвзятого подхода к украинской истории и Украине. Обвинения в основном касались многочисленных искажений фактов украинского прошлого, извлечения из него целых веков, произвольной и тенденциозной трактовки деятельности персоналий национальной истории.

Больше всего была раскритикована конспирологическая теория Стоуна, согласно которой Украина не является самостоятельным государством, а только полем битвы между Востоком и Западом. Наибольшим злом, по мнению автора фильма, в Украине являются украинские нацисты, к которым Стоун относит националистические движения и их военные группировки ХХ века, которые якобы виноваты в военных преступлениях и геноциде народов, населявших Украину — евреев, поляков, россиян.

Не менее своеобразно было представлено и украинское настоящее, особенно события Революции Достоинства, которые были якобы инспирированы ЦРУ. Главными спикерами «Украины в огне» были Владимир Путин, Виктор Янукович и Виталий Захарченко.

Надеяться, что новый фильм Оливера Стоуна и Игоря Лопатёнка будет принципиально другим, не стоит.

Дело здесь не в каком-то заговоре, злой воле определенных антиукраинских сил или враждебных спецслужб, речь идет о самом Оливере Стоуне, который в подобных фильмах просто транслирует собственные взгляды, доверяя избранным им персонажам выполнять роль иллюстраторов его тезисов и навязчивых идей.

Стоун давно живет в собственном мире, последние 30 лет снимая картины о глубоко персональных фантазмах. О них можно догадываться только опосредованно, анализируя созданные им картины, однако эти фантазмы очень устойчивы и переходят из одного кинематографического произведения к другому.

Стоун начинал как писатель и сценарист в середине 1970-х годов. Он очень быстро прославился. Свой первый «Оскар» он получил в 1978 году за адаптированный сценарий к фильму «Полуночный экспресс», который строился на реальной истории. В фильме речь шла об американском наркодилере Уильяме Гейси, которого за попытку вывести из страны гашиш приговаривают к заключению в Турции. Через некоторое время пленник находит способ выбраться на волю. Впоследствии выяснилось, что Стоун, чтобы усилить драматический эффект, слишком сгустил краски и ему даже пришлось просить прощения у турок.

Некоторое время Стоун писал сценарии к картинам, которые сегодня можно считать шовинистическими и милитаристскими: «Конан-варвар», «Лицо со шрамом», «Год дракона». На момент создания этих лент Стоун исповедовал правые и консервативные идеи.

Перелом произошел с ним в середине 1980-х годов, тогда на экраны вышли две его знаковые ленты — «Взвод» (1986), за который он получил свой второй «Оскар», и «Уолл-стрит» (1987). Первая рассказывает о молодом добровольце, который идет на войну во Вьетнам, где сталкивается с рядом моральных дилемм, вторая — о молодом брокере, который пытается разбогатеть на биржевых махинациях.

Оба фильма, впрочем, рассказывают о крахе надежд юных американских идеалистов, которые оказываются перед жестким выбором. Они могут выбрать темную сторону с ее апологией насилия и цинизма или светлую, на которой находится гуманность и солидарность. В фильмах Стоуна эти две стороны конфликта воплощаются в конкретных персонажей, которые ведут битву за душу главного героя. Речь идет фактически о выборе между двумя родителями, которые обозначают дальнейший путь молодого человека.

По подобной схеме Стоун создает большинство своих фильмов. Такое внимание к отношенями между детьми и родителями, по мнению некоторых аналитиков, связано с биографией самого Стоуна, который фактически вырос без материнской опеки. Его мать, француженка Жаклин, часто отсутствовала и воспитанием сына занимался отец Луи, который сыграл в его жизни решающую роль. Вероятно, этот факт кардинально повлиял на жизненную философию и творческий метод сценариста, кинорежиссера и продюсера Оливера Стоуна.

Родители в его фильмах делятся на «хороших» и «плохих», «правильных» и «неправильных». «Хорошие» родители — скорее честные труженики, чем хищные спекулянты, больше коллективисты, чем индивидуалисты, скорее левые, чем правые.

Свою семейную драму Стоун переносит на саму американскую историю. В его неигровом сериале «Скрытая история Америки» (2012) речь идет об Америке, которую он любит, и об Америке, которую он ненавидит.

Эта Америка также воплощается в родительских фигурах американских президентов и политиков. Большинство из них — родители «плохие». Стоун делает исключение только для Франклина Рузвельта, который вел Новый курс и пытался сотрудничать со Сталиным. Частично «хорошим» у него также является Джон Кеннеди, который сумел не допустить ядерную войну.

Все остальные — родители «плохие», поскольку, по мнению Стоуна, были милитаристами и делали ставку исключительно на силу в международных делах.

Поэтому Стоун начнет искать «хороших» родителей по всему миру и вскоре найдет их в Латинской Америке. Свои симпатии он отдаст Фиделю и Раулю Кастро, Эво Моралесу и Уго Чавесу.

По его мнению, именно эти лидеры не только противостоят американскому колониализму, но и справедливо распределяют национальные богатства своих стран. Они строят социализм нового типа, создают так называемую «ось добра», противостоят международным корпорациям и МВФ.

Именно в мире латиноамериканских диктаторов Оливер Стоун найдет воплощение собственной утопии, в которой нет места алчному американскому капиталу, военно-промышленному комплексу, милитаризму, однако торжествует всеобщая солидарность и забота лидера о собственном народе.

Подобными поисками наполнены и его игровые картины, в частности, «президентская трилогия» «Дж.Ф.К» (1991), «Никсон» (1994) и «W» (2008).

Стоуна критиковали за его вольное обращение с фактами. Его «Дж.Ф.К» вошел в десятку наименее исторически достоверных фильмов журнала «Time». В то же время перед нами убедительный и во многом уникальный политический триллер, чрезвычайно искусно написанный и снятый.

Оливер Стоун намеренно полемичный. И это заметно не только из его прямых высказываний, политической или мировоззренческой позиции, это видно по его манере съемки и монтаже своих картин. Он часто использует динамическую камеру, снимает в движении, с рук, часто меняет точку съемки, использует острые ракурсы, прибегает к рваному «годаровскому» монтажу. Множество его персонажей подчеркнуто гротескные, он показывает своего героя в его политическом, полемическом измерении, избегая психологических и бытовых нюансов. Стоун хочет максимально деформировать изображение, используя в пределах одного фильма разнообразные кино- и телевизионные форматы, членит изображения камерой и монтажом, выводит своих персонажей из состояния комфорта и равновесия.

Вероятно, такая плотность и интенсивность изображения служит дополнительным полемическим приемом, который не дает фильму застыть, приобрести четкие очертания и формы. Этот стиль можно назвать оппортунистическим или ревизионистским реализмом, который призван искать правду в якобы знаковом и изученном мире.

За последние годы его кинематографическое мастерство пошло в упадок. Эксплуатация собственных приемов сделала его кино самопародийним. Это остро ощущается в игровом «Сноудене» (2016), где схема двух родителей, «плохого» и «хорошего», выглядит архаичной и откровенно притянутой за уши.

В неигровом кино кризис наглядно проявился в четырехсерийном интервью с Путиным (2017), в котором Стоун также использует старые методы съемки, однако теперь его лента лишена полемики, перед нами скорее несомненная апология хозяина Кремля, чем что-то другое.

«Украина в огне» уже является откровенной халтурой и кинематографическим мусором. Это можно списать на потерю творческих сил и даже возраста, однако в этой небрежности по отношению к Украине, к ее древней и новейшей истории, стоит рассмотреть и определенное превосходство. Известной стала тщательная проверка фактов, которую для фильма Стоуна «Скрытая история Америки» осуществляли несколько групп экспертов. Тогда специалисты все факты вроде подтвердили, однако не касались их трактовки, которая оставалась вполне авторской — Стоуна и его коллег. Но в случае Украины фактаж избирался небрежно и подавался крайне некорректно, неполно и манипулятивно. Сама же трактовка украинской истории была отдана на откуп ее явному врагу — Владимиру Путину.

Путин стал для Стоуна новым «хорошим» отцом. Исходя из этого, ни один следующий фильм Стоуна об Украине не будет иметь никакого значения, потому что совершенно очевидно, что в нем речь будет идти не о нашей стране, а о любви «сына» к Путину, которая, похоже, не знает границ.

Поделиться: