Двоевластие в Молдове продолжается уже почти неделю — 8 июня пророссийская партия социалистов и проевопейський блок ACUM сформировали коалицию с целью очистить власть от влияния олигархов, а точнее, от одного олигарха, Влада Плахотнюка. Уже через час Конституционный суд признал ее недействительной, указав, что срок формирования закончился днем ​​ранее.

Молдова, страна с населением чуть более 3 млн человек, по сути, является государством одного олигарха. Сейчас под его контролем находятся силовые структуры, Конституционный суд, он имеет рычаги влияния и на местные органы. Полиция «охраняет» некоторые госздания, такие как Дом правительства, вокруг них с 8 июня неизвестные люди разбили несколько лагерей и находятся тут целыми днями. А два правительства работают параллельно.

Многим людям непонятно, кто же из них — легитимное правительство, почему так произошло, какими правилами руководствуется страна и что будет дальше. Об этом Громадское поговорило с главным редактором независимого молдавского издания Ziarul de Garda Алиной Раду.

«Телефонное законодательство»

Что сейчас происходит в Молдове?

Я бы назвала это борьбой против олигархии, потому что это большая проблема для Молдовы. И эта борьба будет тяжелой.

Насколько я понимаю, в стране один олигарх, который контролирует все, включая Конституционный суд. Объясните: неужели у него безграничная власть в стране?

У него не безграничная власть. Но у него власть над коррумпированными людьми, которые находятся сейчас в важных институтах власти. И, если мы говорим про Конституционный суд, там несколько человек были членами его партии, несколько остаются его друзьями.

Последние решения Конституционного суда очень противоречат закону. Но никто не может поставить себя выше закона. Этот Конституционный суд стал принимать решения без приглашения тех, кого он судит, в суд. Одно из последних решений, где объявили парламентское большинство вне закона, [они приняли] даже не подождав какого-то решения парламента на бумаге. Они увидели по телевизору, что парламент решил создать большинство, и тут же Конституционный суд написал решение, что это незаконно. По закону ты должен получить какой-то документ, обсудить и только потом принимать решение.

То есть ясно, что это «телефонное законодательство» в Конституционном суде и не только. Очень много дел находятся в прокуратуре, решения по которым люди ждали годами. В делах про коррупцию в высших эшелонах — никто никаких решений не принимал. Это значит, что там есть какой-то политический контроль. Не говоря уже о том, как выбраны люди, которые контролируют все эти институты. Они были или членами Демократической партии, или находились в этих кругах.

Редактор независимого молдавского издания Ziarul de Garda Алина Раду во время интервью, Кишинев, Молдова, 11 июня 2019 года
Фото:

Громадское

Как Плахотнюк остался одним большим олигархом на всю страну? Я так понимаю, он всех своих конкурентов просто убрал — бывший премьер Влад Филат сидит в тюрьме.

Это получилось из-за коррумпированности других элементов. Потому что никто не может в один момент захватить власть и ее удерживать. Но у Влада Плахотнюка есть один талант: он может найти коррумпированную точку если не в любом человеке (или потому что мы не можем сказать, что все коррумпированные), то в большинстве. И он будет давить на эту точку, пока не добьется своего. 

Мы не можем сказать, что он в один день взял всю власть — это был его долгий путь. Я даже не скажу, что это был путь с 2010-го, когда он впервые появился в институтах власти. Это был путь, может быть, с 2000 года...

То есть он находился сначала в тени?

В тени, но сотрудничал с политиками, бывшим президентом Республики Молдова Владимиром Ворониным, который был председателем Коммунистической партии, и тогда она проверяла все институты. И друг Воронина Влад Плахотнюк стал понимать, как все это контролируется. Потом он отстранил Воронина и пришел с другими к власти. Потом отстранил Филата, затем еще кого-то. Меняя людей в институтах власти, в один момент он просто начал контролировать все.

Проблема даже не в том, что он контролирует все, а в том, что он не разрешает никаких свобод. Но люди не могут жить без свобод.

Вполне понятно, что у него были только теневые какие-то бизнесы, в большинстве нелегальные и неизвестные. И деньги от них он потом начинал легализовывать. Он был вовлечен в скандалы с банками и сейчас контролирует несколько банков. У него игровой бизнес, агробизнес. Он контролирует большинство предприятий. Было много скандалов с рейдерскими атаками: если у кого-то в Молдове бизнес шел хорошо, у этого человека появлялись проблемы. Но очень мало из своих бизнесов Плахотнюк возглавляет официально. 

У него игровой бизнес, агробизнес. Он контролирует большинство предприятий. Было много скандалов с рейдерскими атаками: если у кого-то в Молдове бизнес шел хорошо, у этого человека появлялись проблемы

Я знаю, что здесь все думали, что коалицию создадут Додон и Плахотнюк, но потом как-то так случилось, что объединились проевропейский блок ACUM и Партия социалистов, в которой состоит Додон. Почему так случилось, и какие между Додоном и Плахотнюком были отношения до этого?

Это было, конечно, неожиданностью, потому что проевропейская партия всегда говорила, что борется с коррупцией. И партия Додона была также вовлечена в разные коррупционные скандалы. Додон президент уже два года, и он не сильно дружил с демократией и прозрачностью, неохотно публиковал свои решения и финансовые документы.

Я поняла, что давление общества заставило эту партию решиться на такой шаг, чтобы «разорвать» это правительство и коррумпированность. И Партия социалистов на это согласилась.

Лидер Демократической партии Молдовы Владимир Плахотнюк (второй справа) со сторонниками во время акции возле ограждения президентского здания в Кишиневе, Молдова, 9 июня 2019 года
Фото:

EPA-EFE/DUMITRU DORU

Двуглавая Молдова

Получается, в стране два правительства и два президента, каждый из которых считает себя легитимными. Правительство из ставленников Плахотнюка ссылается на решение Конституционного суда. Вчера мы общались с одним из членов Демпартии, и он сказал — то, что многие страны и организации признают правительство Майи Санду, ничего не значит: то есть это пресс-релизы, а не решение суда. Но суд также подконтролен Плахотнюку. Что делать в этой ситуации? Кто может распустить правительство или аннулировать это решение?

Очень многие страны ЕС и сам Евросоюз признал новое правительство, потому что они же и правительство Плахотнюка в феврале признали, что выборы состоялись. Если весь мир это признал, наверно, это будет работать. 

Но отступит ли Плахотнюк? Я слышала мнения, что он может идти только вперед, и это даже может привести к насилию.

Все возможно. Когда он пришел во власть, было много насилия. И ему есть, что терять. Он совершил много уголовных преступлений. И это для него очень опасно. Поэтому он будет бороться за себя. Наверное, международная поддержка (нового правительства — ред.) сработает.

Такое двоевластие в стране длится несколько дней. 9 июня Конституционный суд лишил президентства Игоря Додона и назначил Павла Филипа, и он распустил парламент. То есть действуют две власти. Можно уже говорить о каком-то влиянии на повседневную жизнь людей? Кто имеет доступ к бюджету, кто распоряжается решениями, как работают сейчас госорганы и есть ли какие-то жалобы от людей, что, например, зарплаты задерживают?

Уже есть сигналы, что зарплаты задерживают. Нам в редакцию вчера звонили люди и говорили, что им не отвечает Министерство здравоохранения или Министерство образования, и просили дать телефон нового правительства, нового министра. Например, люди из системы образования хотели сообщить о случаях коррупции перед экзаменами. Это значит, что люди хотят более прозрачного правительства. Если не будет денег в бюджете, это будет проблема старого правительства. И я не знаю, как они смогут ее решить без поддержки народа и внешней помощи. И оно это знает. 

Нам в редакцию вчера звонили люди и говорили, что им не отвечает Министерство здравоохранения или Министерство образования, и просили дать телефон нового правительства, нового министра

Чего вы лично как журналисты и граждане ожидаете от ситуации? Сколько может это продлиться? И чего вы ожидаете от Плахотнюка? Передачи власти? Потому что многие говорят, что ему некуда бежать, и поэтому он так держится за эту власть.

Я работаю журналистом уже 30 лет. Начала работать журналистом незадолго до рождения Республики Молдова. Я видела все ее парламенты, знаю всех премьер-министров и кто-из них каким был. Я не ожидаю быстрых перемен — я не видела их в Молдове. Перемены не бывают быстрыми.

Плахотнюк будет бороться за себя. Его методы его выдают — он сам не изменился. Он должен измениться, понять, что нельзя в 2019 году работать мафиозными методами, которые использовал в 2000 году. Меня как журналиста в правлении Демократической партии все это время тревожила невозможность доступа к информации. Министры не дают тебе интервью, информацию, а все время говорят: «Пиши письмо». А потом не отвечают на эти письма. Они сами создали эти невозможные условия для работы.

Плахотнюк будет бороться за себя. Его методы его выдают — он сам не изменился. Он должен измениться, понять, что нельзя в 2019 году работать мафиозными методами, которые использовал в 2000 году

Редактор независимого молдавского издания Ziarul de Garda Алина Раду во время интервью, Кишинев, Молдова, 11 июня 2019 года
Фото:

Громадское

Сейчас эта ситуативная коалиция заявила, что хочет очистить страну от олигархов. Как я понимаю, имеется в виду один большой олигарх. В Украине тоже заявлена деолигархизация, еще в 2014 году, после революции. Но сейчас 2019 год, и у нас олигархи до сих пор у власти. Как вы видите эту борьбу в Молдове. Сколько может потребоваться времени, и какую роль здесь играет народ? Он, я так понимаю, тоже очень устал от олигархии.

Борьба должна быть долгой и против коррупции: олигарх — это коррупция. У народа надо воспитывать нетолерантность к коррупции. В каждой семье в Молдове есть один или больше членов семьи за границей. Люди предпочитают выехать, чем вовлекаться в эту борьбу. В этих условиях очень трудно бороться с коррупцией. Но и олигархи должны понимать, что некому больше платить налоги — остаются одни старики. 

Думаю, если в Украине, Румынии будут успехи, Молдова не сможет сидеть на месте и погрязнуть в этих скандалах навсегда. 

Я общалась с журналистами, и многие мне говорили, что победа Зеленского в Украине была победой и здесь для людей, потому что Порошенко и Плахотнюк — это бизнес-партнеры, и люди надеялись: рухнет Порошенко — рухнет и Плахотнюк. Каких шагов сейчас Молдова ожидает от нового президента и правительства в Украине?

Да, молдаване следили за выборами в Украине. И многие обрадовались, что победил Зеленский. Потому что были и есть связи между Порошенко и Плахотнюком. Также недавно были европейские выборы, и молдаване очень следили за ними в Румынии, потому что есть бизнес-связи между Плахотнюком и нынешней властью в Бухаресте. Люди знают: связи между олигархами делают их самих сильными, а нас — слабыми. Поэтому люди должны сотрудничать, чтобы ослабить олигархов, а народ сделать сильным.

Мы ожидаем лучшего сотрудничества между властями Украины и Молдовы. Но не прежнего экономического сотрудничества в интересах парочки олигархов.

Плахотнюк уже пытался договориться как-то с Зеленским...

Да. Мы ожидаем, что это сотрудничество будет в интересах обоих народов, потому что у нас очень много общих проблем. Между нами также есть Приднестровский регион, где тоже очень много проблем.

Поделиться: