Наталья Гуменюк

Десять лет назад трое олигархов имели большое влияние в латвийской политике. Они занимали высокие должности и использовали связи для продвижения собственных бизнес-интересов. Расследование антикоррупционных органов, сообщения в прессе об их политических и бизнес махинациях в конце концов привлекли внимание общества к их коррупционной деятельности.

На конференции в Риге Громадское пообщалось с редактором журнала IR Magazine Паулсом Раудсепсом, который в свое время публиковал доказательства коррупции чиновников.

Паулс, ваш журнал расследовал деятельность чиновников, а затем опубликовал материалы о масштабной коррупции, к которой были причастны бывшие чиновники, включая экс-министра транспорта. Обычно подобными историями мало интересуются за рубежом, но они остаются важными внутренними вопросами. Итак, какое значение непосредственно для страны имело ваше расследование?

Конечно, [оно] имело значение. 10 - 15 лет назад в Латвии всем было понятно, что страной правят олигархи - Лембергс, Шлесерс, Шкеле.

Кто они?

Лембергс, например, и по сей день - мэр Вентспилса. Шкеле - бывший премьер-министр, он остается влиятельным политиком и бизнесменом. Шлесерс несколько раз был министром транспорта. Все понимали, что ключевые решения в стране принимались этими тремя людьми.

В течение десятилетия? Или больше?

Чуть меньше, в целом с 2000 года и до кризиса. Не сказать, чтобы они были всемогущими. Были и другие чиновники. Но они играли важную роль в политической системе и в том, какой стала латвийская политика.

Время общество демонстрировало сопротивление. Так, в 2007 году были протесты, в результате правительство ушло в отставку. Это сыграло чрезвычайно важную роль. В 2009 году наше антикоррупционное бюро начало прослушивать разговоры Шлесерса, одного из этих трех должностных лиц, в гостиничном номере, где он встречался с бизнес-партнерами и другими политиками.

Прослушивание продолжалось 2 года. В 2011 они решили, что материалов достаточно, чтобы инициировать уголовное дело, в результате которой Шлесерс получил бы обвинительный акт.

На самом деле, это решение имело чрезвычайно серьезные последствия в Латвии. Следователи обратились в парламент с просьбой дать разрешение на обыск в доме Шлесерса (он был депутатом, поэтому следовало получить разрешение). Но парламент отказал.

Поэтому президент Затлерс инициировал процедуру роспуска парламента. Собственно, Шлесерса и Шкеле отстранили от политики - их партии проиграли внеочередные выборы. Сейчас они не имеют такого влияния, как раньше. Это был очень важный результат.

Но проблема заключалась в том, что расследование, которое основывалось на записях разговоров, продолжалось слишком долго. И в конце концов, его прекратили - в прокуратуре заявили: материалов недостаточно, чтобы довести дело до суда.

В распоряжении нашего издания оказались записи разговоров 2009 - 2011 годы. Мы выбрали самое главное и опубликовали в трех выпусках. Это были разговоры Шлесерса о тайных бизнес-интересах: как он принимал решение насчет порта Риги, когда был премьером, парламентарием, влиятельным депутатом городского совета Риги.

Он общался с другим олигархами, с Лемберсом, к примеру, о внесении их кандидатур на пост президента, генерального прокурора и тому подобное. Они обсуждали контроль над медиа и влияние на телеканалы Латвии. Это было что-то вроде взрыва бомбы для Латвии.

Встали два главных вопроса. Во-первых, почему нет обвинительного акта. Как такое возможно, что прокуратура не смогла довести дело Шлесерса в суд, ведь видно из разговоров, что эти люди нарушали закон.

Во-вторых, поскольку Лембергс все еще в политике, как это на ней сказывается. В парламенте сформировали следственную комиссию, которая должна дать ответы на эти вопросы. Сейчас эта тема остается горячей в Латвии.

Редактор журнала IR Magazine Паулс Раудсепс (справа) и журналистка Громадского Наталья Гуменюк во время разговора на ежегодном форуме по вопросам внешней политики и безопасности «Рижская конференция 2017» Фото: Иосиф Сивенький / Громадское

Вы упомянули антикоррупционное бюро. Обычно подобным органам требуется время, чтобы стать полностью независимым. Ведь есть другие учреждения, например генеральная прокуратура, которые делают все, чтобы препятствовать его работе. Насколько хорошо проявило себя антикоррупционное бюро Латвии в этом конкретном случае? Аналогичные органы формируются в Украине и нам интересен ваш опыт.

Думаю, важно, чтобы такие органы не игнорировали людей, занимающих высокие должности. Важно, чтобы человек, который возглавляет такое учреждение или определенный департамент, был предан своему делу - борьбе с коррупцией. В Латвии это растянулось на многие годы.

В 2002 году правительство рекомендовало кандидатуру Юты Стрик на главу антикоррупционного бюро. Парламент отклонил эту рекомендацию. Но Юта Стрик и в дальнейшем возглавляла парламентскую следственную комиссию, она провела большинство важных расследований. Да, собственно, и суд над Лембергсом стал возможным благодаря этой комиссии.

Благодаря работникам бюро состоялся ряд важных расследований, вынесено много обвинительных актов. Они были отданы борьбе с коррупцией, несмотря на постоянное политическое давление. К сожалению, в 2011 году парламент назначил нового главу бюро.

Это был не лучший выбор. Он свел на нет все достижения. Поэтому большинство хороших следователей уволились. Жаль, что сложилась такая ситуация, когда непонятно, удастся ли бюро справиться со своей задачей - расследованием коррупции чиновников. Сейчас они арестовывают полицейских за мелкие взятки.

Почти 15 лет антикоррупционное бюро было учреждением, которое действительно демонстрировало результативную работу. Коррупционеры действительно его боялись. Даже если сейчас учреждение и менее эффективно, опыт доказывает, что оно может работать эффективно, и, возможно, скоро будет таким же, как тогда, когда там работали люди, заинтересованные в борьбе с коррупцией чиновников.

В контексте разговора о коррупции в Латвии, коррупции на высоком уровне, различных договоренностях, конечно, возникает вопрос влияния России. В частности, вы рассказывали о порте. Через Латвию российские товары попадают на внешние рынки. Поэтому, это вопрос исключительно внутреннее латвийское дело или все же нет?

Во-первых, речь шла именно о порте в Риге.

Да, разумеется, но в целом ситуация в портах могла служить доказательством тайных связей между Россией и Латвией.

Бизнес в портах всегда связан с транзитом России. Часть разговора Шлесерса касалась намерения богатого российского инвестора, связанного с Кремлем, построить терминал перегрузки удобрений в порту Риги. Следовательно, у них есть свои бизнес-интересы.

С другой стороны, Шлесерс говорил, что заинтересован в инвестициях в рынок недвижимости. Чтобы получить деньги, он предложил схему, согласно которой люди, которые инвестируют определенную сумму, покупая апартаменты или другую недвижимость в Латвии, получают статус резидента на пять лет.

Это было очень противоречивое предложение, но он его пролоббировал в парламенте. Было очевидно, что это соответствует именно его бизнес-интересам. О передаче денег Россией в записанных разговорах не идет. Я не говорю, что их не было, но записи этого не содержат.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Дело чиновников Минобороны Украины: антикоррупционное бюро задержало подозреваемого

Нет ничего непосредственно о коррупции со стороны России и об ее влиянии. Но дело в том, что, возможно, этого и не надо. Их бизнес-интересы связаны с Россией, поэтому они всегда в курсе того, что думают россияне. Они не хотят делать политических шагов, которые бы вредили их бизнеса.

Итак, сам факт, что они ведут бизнес с Россией и это приносит серьезный доход - это уже можно считать инструментом влияния.

Какие настроения общества? Мы живем в то время, когда общество не очень доверяет политикам, которые используют в своих интересах популисты. С этой точки зрения все политики - коррупционеры. Не имеет значения, это Россия, Европа или Украина. Одновременно существуют и другие политические силы, которые будут использовать ситуацию в своих личных интересах. Как все это влияет на настроения латвийского общества и на их разочарование тем, что происходит в государстве?

Я думаю, что общее понимание коррумпированности латвийских политиков было давно. Я думаю, что наибольший эффект эта публикация имела у людей, которые пытались закрывать глаза на это и голосовали за партии, близкие к олигархам. Партия, которая сейчас ключевая в парламенте - партия зеленых и крестьян - очень близка к Лембергсу. Они сказали, что Лембергс - их кандидат на пост премьер-министра.

Это кандидатура, которую они предлагают сейчас?

Все запутано. Лембергс не в правительстве, но так исторически сложилось, что партия, которая возглавляет правительство, партия премьера очень близка к нему. Электорат этой партии традиционно закрывал глаза на факт, что Лембергс связан с теневыми сделками, они считали его хорошим мэром Вентспилса, поэтому игнорировали эти вещи.

Я считаю, что публикация этих разговоров порождает надежду, что это изменится. Ведь интерес к ним - высокий. Эти выпуски были распроданы, что случается с журналами очень редко. Всего 200 экземляров последнего из большого тиража не были проданы.

Интерес огромный. Я надеюсь, что это заставит людей, которые до сих пор закрывали глаза, когда они видели черным по белому, о чем велись разговоры - к слову, вульгарные разговоры с нецензурной российской лексикой - задуматься, принимать это. Я надеюсь, что благодаря публикации разговоров большое количество людей, которые раньше игнорировали это, не смогут этого делать в дальнейшем.

Итак, можно сказать, что Латвия понемногу справляется с олигархами-коррупционерами.

Да, мы работаем над этим. Шаг за шагом мы пытаемся выйти из этой ситуации. Шаг за шагом Латвия избавляется их. Еще 10 лет назад страной управляли олигархи.


 

Поделиться: