12 июля суд города Павия (город в северном регионе Ломбардия) признал украинского нацгвардейца Виталия Маркива виновным в причастности к убийству итальянского фотографа Андреа Роккелли и приговорил к 24 годам заключения. Роккелли вместе с переводчиком, россиянином Андреем Мироновым, погиб в районе села Андреевка под Славянском на Донбассе в 2014 году. Маркив тогда находился на горе Карачун (он служил в в составе батальона Нацгвардии им. Кульчицкого — ред.) И, по версии обвинения, предоставил украинским военным информацию о местонахождении журналистов, а те обстреляли их из минометов. Адвокат Виталия Маркива называет приговор абсурдным и планирует обжаловать его. Громадское рассказывает детали дня, когда в Италии вынесли приговор не только против Маркива, но и против государства Украина, которая была гражданским ответчиком на процессе, то есть, несет материальную ответственность за действия обвиняемого.

Ожидания и реальность

Итальянский городок Павия, расположенный в 30 км от Милана, утром 12 июля выглядит сонным. О том, что здесь будет поставлена ​​точка в судебном процессе, который наделал шума в Италии и Украине, напоминает разве что стенд с передовицей местной газеты. «Убийство Роккелли: сегодня — приговор» — написано на первой странице большими буквами.

В городе на 70 тыс. жителей семью Роккелли, кажется, знают все. Их сын Андреа, фотограф, погиб на Донбассе 24 мая 2014 — под Славянском, на контролируемой пророссийскими боевиками территории. Через три года, в июне 2017, итальянская полиция арестовала подозреваемого в убийстве Роккелли — бывшего нацгвардейца Виталия Маркива, у которого есть гражданство Украины и Италии. С тех пор украинец находится за решеткой.

Уже за час до начала решающего заседания под стенами суда начинают собираться украинцы. Одетые в вышиванки, многие приехали сюда из разных уголков Италии, чтобы поддержать своего соотечественника.

Один из лидеров украинской общины в Италии Олесь Городецкий из Рима, говорит от имени сообщества: «Ожидания у всех одни: если суд будет справедливым, то Виталий сегодня будет на свободе» .

Городецкий и еще несколько украинцев посещали все заседания и в курсе мельчайших деталей дела. «Мы сегодня здесь 18-й раз и за все это время не услышали ни одного доказательства, которое связывало бы Виталия Маркива с гибелью итальянского журналиста Андреа Роккелли» , — говорит он.

Украинская делегация в зале заседаний суда по делу нацгвардийца Виталия Маркива, Павия, Италия, 12 июля 2019 года
Фото:

Алексей Никулин/Громадское

Наконец журналистам и посетителям позволяют войти в зал. На постаменте, вдали от телекамер и публики — стороны процесса и сам Виталий Марков. На стороне обвинения выступает семья Роккелли, Федерация итальянской прессы и Ассоциация журналистов региона Ломбардия, откуда родом погибший фотограф.

Объединение журналистов подало также гражданский иск против государства Украина и требует денежной компенсации. Среди адвокатов — итальянские защитники Виталия Маркива во главе с именитым Раффаэле делла Валле (он участвовал в самых громких итальянских судебных процессах), а также двое адвокатов и представитель Министерства юстиции, прибывших из Киева защищать интересы Украины.

Адвокат Раффаэле делла Валле в зале заседаний суда по делу нацгвардийца Виталия Маркива, Павия, Италия, 12 июля 2019 года
Фото:

Алексей Никулин/Громадское

В зале около двух десятков журналистов, преимущественно представители итальянской прессы, но также есть и российские телеканалы. Украинцы и итальянцы, которые поддерживают Виталия и его семью, сидят на местах с правой стороны, друзья погибшего Роккелли и большинство итальянских журналистов — с левой.

Там же — российская пропагандистка Оксана Челышева, которая называет себя подругой Андрея Миронова и провела собственное расследование гибели Роккелли. В первом ряду рядом сидят посол Украины в Италии Евгений Перелыгин и мама Виталия Маркива Оксана Максимчук. На ее лице не видно волнения, даже когда судья, открыв заседание, дает возможность Маркиву произнести заключительные слова.

Заседание суда по делу нацгвардийца Виталия Маркива (в центре), Павия, Италия, 12 июля 2019 года
Фото:

Алексей Никулин/Громадское

Он произносит буквально два предложения — говорит, что является простым солдатом и патриотом Украины и благодарит присутствующих.

«Мы только за победой сюда приехали, — реагирует на это мама Виталия. — Будем ждать справедливого решения, которое примут судьи». Судьи же тем временем объявляют перерыв на несколько часов и идут в совещательную комнату для вынесения приговора.

Присутствующих в зале просят выйти — но люди далеко не уходят, остаются у зала суда и обсуждают детали дела.

Мама Виталия Маркива Оксана Максимчук в зале заседаний суда по делу нацгвардийца Виталия Маркива, Павия, Италия, 12 июля 2019 года
Фото:

Алексей Никулин/Громадское

Какие доказательства?

Сторона обвинения требовала для Виталия Маркива 17 лет заключения. Прокуроры уверены — Маркив передал украинским военным координаты группы журналистов, которые потом погибли от минометного огня. По мнению обвинения, Роккелли не стал жертвой перекрестного огня, его убийство было умышленным. И это несмотря на то, что территорию, где погиб фотограф, обстреливали с обеих сторон. О том, что ехать туда было крайне опасно, журналистов предупреждали их коллеги, которые в то время также находились в Славянске, а также посольство Италии в Украине. Ни у одного из группы журналистов — Роккелли, Миронова и их французского коллеги Рогелона — не было жилетов с надписью «пресса».

Президент Ассоциации журналистов Ломбардии Паоло Перуккини говорит Громадскому — журналистов просто хотели «убрать». «Роккелли погиб в результате обстрела из миномета, систематического и точного. Кто-то хотел убрать с той территории свидетелей. Журналисты, которые там работали — это свидетели, которые могли рассказать, что на самом деле происходило. Так это выглядит с нашей точки зрения».

Впрочем, доказательств в поддержку этого видения в суде так и не было предоставлено. Процесс базируется на показаниях журналистов — прежде всего Иларии Морани, автора статьи для газеты Corriere della Sera, где она цитирует телефонный разговор с Маркивым сразу после гибели Роккелли.

Впоследствии выяснилось, что статья содержала серьезные ошибки — украинца называли капитаном, хотя он на тот был рядовым. В процитированном в статье разговоре Маркив якобы признает, что украинская армия стреляла в Роккелли. Но на суде он это отрицал, а записи разговора нет.

Ключевыми являются также свидетельства единственного уцелевшего в результате обстрела, в ходе которого погибли Роккелли и Миронов — француза Уильяма Рогелона. Он заявил: в журналистов стреляли украинцы, а доказательством этого считает то, что после обстрела встретил сепаратистов — «значит, стреляли не они». Личные мнения и оценки во время процесса звучали чаще, чем объективные факты.

Заседание суда по делу нацгвардийца Виталия Маркива, Павия, Италия, 12 июля 2019 года
Фото:

Алексей Никулин/Громадское

Защитник Виталия Раффаэле делла Валле в заключительной речи один за другим отметал аргументы стороны обвинения. Адвокат отметил, что статье Морани доверять нельзя, что Маркив был рядовым, а следовательно, выполнял приказы, а не отдавал их. К тому же, в распоряжении Нацгвардии (которой подчинялся батальон Маркива) не было минометов — оружия, от которого погиб Роккелли.

Кроме того, украинец находился на расстоянии 1700 метров от места происшествия, на другой стороне горы Карачун, а следовательно не мог видеть или идентифицировать журналистов, у которых не было опознавательных знаков «пресса».

По мнению защиты, нет четких доказательств, что стреляла украинская армия, но есть основания полагать, что обстрел вели сепаратисты, поскольку они находились на расстоянии 500 метров и через несколько минут спустились в ров, где находились раненые журналисты.

Заседание суда по делу нацгвардийца Виталия Маркива, Павия, Италия, 12 июля 2019 года
Фото:

Алексей Никулин/Громадское

Приговор 

К 14 часам зал суда в Павии снова заполняется. Правда людей запускают частями, и несколько десятков укранцев долго ждут на жаре, чтобы зайти. Еще час приходится ждать выхода судей. Наконец они появляются, полицейские заводят в зал Маркива, он в наручниках

Судья Аннамария Гатто начинает читать приговор, который вынесла коллегия присяжных. Ее голос дрожит.

«Во имя итальянского народа, суд Ассизи в Павии, учитывая статьи 553 и 555 Уголовного кодекса объявляет Маркива Виталия виновным в инкриминируемых ему преступлениях и приговаривает его к 24 годам тюремного заключения» .

Повисает тишина, которая длится, кажется, вечность. На лицах многих присутствующих в зале суда — шок и боль, на других — облегчение.

Виталий Маркив вытирает пот со лба и касается пальцами переносицы — возможно, вытирает слезы, а возможно нет, места для журналистов расположены слишком далеко, чтобы разглядеть.

Судья закрывает заседание, украинца в наручниках выводят из зала. Он кричит собравшимся: «Слава Украине!», Люди в вышиванках отвечают: «Героям слава!».

Одновременно из левой части зала слышится крик на русском, но с акцентом — «Бандит». Кто из украинских женщин кричит: «Мы тебя любим!».

Через несколько минут бронированный автомобиль полиции уывозит Маркива в тюрьму.

Заседание суда по делу нацгвардийца Виталия Маркива (в центре), Павия, Италия, 12 июля 2019 года
Фото:

Алексей Никулин/Громадское

После под зданием суда — слезы и объятия украинцев. Мама Виталия, несмотря на красные от слез глаза, говорит спокойно: «Как сказал Виталий, будем бороться. Павия показала, как здесь функционируют суды. Ничего, мы покажем, что есть другие судьи и справедливые судьи. Выстоим вместе с ним».

Женщины, которые стоят рядом, утешают ее, на глазах слезы. «Мы все его любим, все, кто здесь. Теперь это его большая семья».

Стефания Шмитц училась с Виталием Маркивым в одной школе в Тернопольской области. С семьей Виталия ее родители дружили и в Украине, и после переезда в Италию. На суд в Павии семья Стефании приехала за 300 километров. Хорошо зная Виталия, девушка не верит в его вину:

«Я не верю, что Виталий мог убить гражданскую человека, никогда в жизни. Он очень добрый. Но очень сильный духом. Я не ожидала от него, что он оставит все, свою работу в Италии, жизнь здесь, когда ты можешь себе все позволить, по сравнению с Украиной, и поедет защищать свою страну. Мало кто такое может сделать, один на миллион».

Шокирован приговором и посол Украины в Италии Евгений Перелыгин. «Это абсурд, но это мое личное мнение ... Как посол могу сказать, что правительство подготовит свою позицию, когда мы получим письменное решение суда». Было ли это решение политическим — посол комментировать не захотел.

Пока журналисты ждут комментарии семьи Роккелли, к зданию суда проезжает скорая помощь с сиреной. Идет слух, что стало плохо адвокату Маркива Раффаэле делла Валле, однако подтвердить эту информацию никто не может.

Впрочем, уже через 10 минут мы встречаем адвоката в коридорах суда — на вид он в норме, но на лице разочарование и гнев. «Я такого сумасшедшего приговора не видел за 56 лет своей карьеры адвокатом. Никогда. Это просто стыд. Хочется уехать из этой страны» — возмущается делла Валле.

Он намерен обжаловать приговор, потому что уверен — он абсолютно безосновательный. Для именитого адвоката это и личное поражение. «Изучаешь это дело, прилагаешь усилий, доказываешь, что версия обвинения бессмысленна, а затем паф — 24 года! И даже без смягчающих обстоятельств». Уже позже делла Валле скажет журналистам, что считает этот приговор политическим.

Посол Украины в Италии Евгений Перелыгин (справа) в зале заседаний суда по делу нацгвардийца Виталия Маркива, Павия, Италия, 12 июля 2019 года
Фото:

Алексей Никулин/Громадское

То, что суд не принял во внимание смягчающие обстоятельства, в частности то, что Виталий Маркив ранее не был осужден, удивило и прокурора Андреа Дзанончелли. Он в своем заключительном слове требовал для украинца 17 лет тюрьмы — это с учетом смягчающих обстоятельств. Почему суд присяжных решил, что Маркив заслуживает практически максимального срока — загадка.

Родители Андреа Роккелли от комментариев Громадскому отказались, однако итальянским медиа сказали: «Этот приговор важен для нас, для всех журналистов, которые рискуют жизнью.Мы благодарны прокурорам за их работу».

Такого же мнения президент Ассоциации журналистов Ломбардии. После решения суда ассоциация, а также Федерация итальянской прессы, основанный Роккелли коллектив фотографов Сesura Lab и родственники погибшего получат денежную компенсацию от государства Украина. По словам главы ассоциации Паоло Перуккини, «своим приговором суд установил истину на основе представленных доказательств. Неважно, речь идет об одном евро или о миллионе евро компенсации. Главное, что суд защитил права тех, кто работает с информацией».

Бывший командир Маркива, народный депутат Богдан Маткивский. Итальянский суд инициировал уголовное дело против него. Павия, Италия, 12 июля 2019 года
Фото:

Алексей Никулин/Громадское

Впрочем, окончательная точка в деле Маркива еще не поставлена. Адвокат Раффаэле делла Валле планирует подать апелляцию после того, как суд Павии опубликует мотивировочную часть приговора — на это у него 90 дней.

До 12 ноября у защиты Маркива есть время обжаловать решение в Апелляционном суде Милана. Рассмотрение апелляции в Италии происходит довольно быстро, поэтому решение, по словам адвоката, можно ожидать весной 2020 года. Пока же Виталий Маркив остается в тюрьме, итальянские и российские медиа пишут о победе правосудия, а украинцы в Италии готовятся выходить на протесты.

При поддержке «Медиасети»

Поделиться: