Тестирование, отслеживание контактов и самоизоляция остаются универсальными составляющими сдерживания вируса в Южной Корее. На фото — пара в защитных масках на железнодорожной станции в Сеуле, Южная Корея, 29 марта 2020
Фото:

EPA-EFE/JEON HEON-KYUN

Еще месяц назад казалось, что Южная Корея проигрывает борьбу со стремительным распространением коронавируса — за один день там выявляли по 600-800 инфицированных. Теперь это число снизилось до 100. Корея смогла замедлить эпидемию и при этом избежать жестких ограничений, социального и экономического паралича: ее границы открыты, работают магазины, рестораны и транспорт. Как ей это удалось, с какими вызовами она столкнулась и что из ее опыта можно перенять?

Доступное тестирование

Южная Корея является одним из мировых лидеров по количеству проведенных тестов на коронавирус — их сделано уже 410 тысяч.

Чем больше больных диагностируют и чем раньше, тем быстрее можно ограничить их социальные контакты и предотвратить распространение инфекции.

Обычно корейцы бесплатно проходят ПЦР-тест при наличии симптомов болезни и возможного контакта с инфицированными. Если, по мнению врачей, весомых оснований для теста нет, его все равно можно пройти, заплатив $140. Если вирус обнаружен, деньги возвращают.

Протестироваться можно, не выходя из машины. На десятках специальных станций медработники в защитных костюмах получают информацию о пациенте и собирают материал для анализа. Результат обычно становится известным утром следующего дня.

Доступность тестирования помогло Корее справиться с молниеносным распространением вируса во второй половине февраля. 61-летняя женщина, известная как «пациент №31», дважды посетила службу в церкви «Шинчонджи» в городе Тэгу. Она заразила несколько десятков посетителей, которые быстро распространили болезнь среди своих семей и других членов религиозной организации. 130 детективов Центра профилактики и контроля за болезнями и их помощники провели беседу с более 240 тысячами членов церкви по всей стране и протестовали всех, проживающих в Тэгу. Около 5000 оказались больными, сотни из них — без симптомов.

Медицинские работники берут образцы для выявления коронавируса у пациента в специальном центре тестирования прямо из окна автомобиля в городе Коян, Южная Корея, 6 марта 2020
Фото:

EPA-EFE/JEON HEON-KYUN

Выявление контактов больных

Как только становится известно об инфицировании, детективы начинают выявлять лиц, с которыми человек контактировал и кого мог заразить. У него собирают информацию о всех контактах и передвижения за последние две недели. Данные дополняют с помощью мобильного телефона, истории использования банковских карт и камер наблюдения — благодаря введенной 26 марта программе теперь это занимает меньше 10 минут.

В конце концов, данные о передвижении больного публикуют онлайн — без указания имени. Все жители местности получают смс-сообщение о новом случае и ссылки на информацию о больном. Те из них, у кого есть симптомы или контактировал с больным, начинают самоизоляцию дома и проходят тестирование.

Выявление контактов не всегда является простой задачей. Например, члены церкви «Шинчонджи» привыкли держать свою принадлежность к ней в тайне — у нее не лучшая репутация. Не все шли на контакт с властью, а ее лидера подозревали в предоставлении неполных списков ее членов.

Еще одной проблемой является нарушение приватности пациентов. Хотя правительственные сообщения не указывают имен, информация о них настолько детальная, что становится несложно понять, о ком идет речь. Это приводит к раскрытию чувствительной информации и травли в интернете.

Так, интернет-пользователи обвинили одного из пациентов в аморальности из-за того, что он долгое время находился в районе «красных фонарей». Впоследствии оказалось, что там он обедал в ресторане. Двух пациентов уличили в супружеской измене.

Из-за страха людей страдают и учреждения, которые посещали больные — увидеть их на карте может каждый желающий.

Как следствие, корейские власти теперь раскрывает меньше деталей о больных — например, не сообщает об их месте работы.

Информационная гигиена не менее важна, чем личная. Мы работаем даже в условиях карантина и заботимся о новостях, которые вы получаете! Поддержите нас на Спильнокоште! Поддержите независимую журналистику
Правительство страны ввело программу, которая отслеживает людей, которые, вероятно, могли инфицироваться коронавирусом. Данные собирают, в частности, из геолокации мобильного телефона. На фото — женщина фотографирует смартфоном цветение сакуры в городе Тэгу, Южная Корея, 29 марта 2020
Фото:

EPA-EFE/YONHAP

Изоляция вероятных больных и новоприбывших

Те корейцы, которые близко контактировали с больными, обязательно начинают 14-дневную самоизоляцию. Если у них обнаруживают вирус, но симптомы минимальны и не требуют постоянного наблюдения врача, инфицированные остаются дома.

Семья журналиста Ювона Парка оказалась в самоизоляции после того, как заболела коллега его матери. Они добровольно установили на телефон программу, которая фиксирует место их пребывания с помощью GPS. При нарушении карантина раздается звуковой сигнал — как у пациента, так и у закрепленного за ним специалиста. К тому же, больной дважды в день вводит, или сообщает по телефону, информацию о своем самочувствии.

Каждый из пациентов получает бесплатный набор воды и пищи стоимостью $80, а также защитные маски, антисептики и специальный пакет для использованных гигиенических средств. Те, кто не может работать из дома, получают финансовую помощь.

28 марта количество тех, кто выздоровел, впервые превысило количество больных. Теперь около 20-30% новых инфицированных составляют те, кто приезжает в страну из-за рубежа. С недавних пор все новоприбывшие проходят обязательную 14-дневную самоизоляцию дома, а при отсутствии адреса в Корее — в специальных центрах на платной основе. Всех приезжих из Европы обязательно тестируют. За нарушение карантина иностранцам грозит депортация, корейцам — штраф в $ 8100 или год тюрьмы.

Дезинфекция улиц для предотвращения распространения коронавируса в Сеуле, Южная Корея, 18 марта 2020
Фото:

EPA-EFE/JEON HEON-KYUN

Социальное дистанцирование

Ни в один из моментов эпидемии Южная Корея не ограничивала передвижения граждан, не запрещала работу магазинов или ресторанов. Прекратили работу только учебные заведения.

Впрочем сейчас — как в кризисный период в феврале — правительство проводит кампанию по социальному дистанцированию и призывает корейцев избегать публичных мест и учреждений. С 22 марта власти настоятельно рекомендует церквям, кинотеатрам и спортивным центрам не принимать посетителей — или выполнять строгие требования насчет дистанции между посетителями.

Подавляющее большинство придерживается рекомендаций. Метро в Сеуле полупустое, многие рестораны даже в эпицентре эпидемии, городе Тэгу, работают, но клиентов ощутимо меньше. Корейцы — социально активные, однако для многих очень важно не навредить другим. Вместо этого они посещают кинотеатры и даже церкви для автомобилистов — службу там можно слушать по радио на парковке.

Есть и исключения. Верующие некоторых церквей протестовали против закрытия храмов из-за несоблюдения правил социального дистанцирования. В другой церкви 46 человек заразились вирусом после того, как им обработали горло спреем с соленой водой, которая должна была защитить их от болезни. Всех обработали одним и тем же распылителем.

С потеплением людей на улицах становится все больше и соблюдать дистанцию становится сложнее. Власти уже закрыли популярный сеульский парк. Вероятно, откажутся и от возобновления обучения, которое планировали на 6 апреля. Сейчас корейцы думают над перегородками на партах и методами рассадки школьников в классе.

Женщина с ребенком используют специальную кабину, где можно провести экспресс-дезинфекцию сразу всего тела, установленную на станции метро в городе Тэгу, Южная Корея, 16 марта 2020
Фото:

 EPA-EFE/YONHAP

Защита медперсонала и маски

В то время как в Италии около 10% инфицированных — это медицинские работники, в Корее врачи и медсестры составили 1% больных. Ни один из них не умер. В корейских больницах качественная система защиты персонала. Например, в реанимациях ниже атмосферное давление, которое предотвращает распространение инфекции в другие помещения.

Чтобы защитить медиков, для тестирования — кроме станций для автомобилистов — разработали бесконтактные пункты. Здесь медработникам не требуется специального костюма, который является тяжелым и неудобным. Клиент заходит в небольшое помещение, вроде телефонной будки. В нем для забора материала на тест сделано два отверстия с рукавами для рук медработника. После каждого посетителя его дезинфицируют.

Кроме того, тысячи пациентов с легкими симптомами не госпитализируют, а отправляют во временные центры ухода. Помещение предоставили большие корейские компании, а персонал пополнили медиками-волонтерами. Это снизило нагрузку на медперсонал больниц и позволило оказать помощь почти всем, кто критически нуждался в период быстрого распространения вируса. Также это более эффективно, чем изоляция дома — ведь она создает риск для здоровых сожителей в небольших корейских квартирах.

По мнению корейских специалистов, защищает корейцев и массовое, хотя и не обязательно, ношение масок.

В начале эпидемии цены на маски резко подскочили, возникли очереди. Власть критиковали за экспорт масок в Китай. Впоследствии государство взяло под контроль производство и распределение масок, запретила экспорт и ввела штрафы за повышение цен и накопления масок. Чтобы снизить очереди, право приобрести маски в четные дни получали только рожденные в четные дни.

Масок до сих пор не хватает, поэтому прежде всего ними обеспечивают медиков и правоохранителей. Все остальные получают недельную норму — 2 маски для взрослого.

Медицинские работники в защитных костюмах в больнице Донгсан, Тэгу, Южная Корея, 25 марта 2020
Фото:

EPA-EFE/YONHAP

Можно ли копировать эти решения?

Сдерживать распространение вируса без жесткого карантина пока удается также в Сингапуре, Гонконге и Тайване. Они не проводят столько же тестов, как Южная Корея, и только частично ограничили привычную жизнь и опираются на раннее выявление больных, отслеживание их контактов и изоляцию. В Тайване и Сингапуре частично закрыты границы, но открыты школы.

Некоторые обозреватели сомневаются в том, насколько этот опыт можно воспроизвести. В частности, подчеркивают культурные особенности — меньше физических контактов, готовность идти на жертвы ради безопасности других, покорность власти и высокую централизацию.

Впрочем вроде как менее демократические азиатские нации избежали столь жесткого ограничения свободы, которое сейчас переживают европейские страны. Не помешала им и высокая плотность населения.

Отчасти успех Кореи и других азиатских стран объясняет опыт предыдущих эпидемий. Именно после эпидемии MERS в 2015 году Корея обустроила больницы, упростила бюрократические процедуры при разработке тестов и создала механизм реагирования и координации действий различных министерств. Как следствие, разрабатывать тесты начали еще до обнаружения первого больного, и вскоре их стали производить корейские компании.

У большинства стран похожего опыта нет, а по количеству больных догоняют или уже перегнали Корею. Впрочем тестирование, отслеживание контактов, изоляция остаются универсальными составляющими сдерживания вируса. Их все более широко используют европейские страны, в частности Германия, и советует Всемирная организация здравоохранения.

Вы можете делать вместе с нами качественный контент и показать, что происходит в разных регионах Украины в условиях карантина. Снимайте видео из ваших городов, расскажите, как переносите изоляцию, есть ли в аптеках маски, как ходит общественный транспорт — и присылайте на адрес [email protected] с темой «Марафон». Мы покажем ваши материалы в прямом эфире марафона «Хроники коронавируса», который выпускаем ежедневно в 08:00 в 18:00.

Поделиться: