Сегодняшние щедрые инициативы ПиС были бы невозможными, если бы их предшественники не проводили политики «затягивания ремней»
Фото:

EPA-EFE/LESZEK SZYMANSKI

Польская экономика демонстрирует одни из самых высоких темпов развития в ЕС — 4,7% ВВП. И это во времена беспрецедентного развития социальных программ и снижения пенсионного возраста. В чем причина экономических успехов правительства партии «Право и справедливость», которая управляет Польшей последние 4 года?

Когда в 2016 году правительство партии «Право и справедливость» (ПиС) вводило программу «Семья 500+» — по 500 злотых ежемесячных доплат (около 120 евро) на второго и каждого последующего ребенка до достижения совершеннолетия независимо от доходов семьи — польская оппозиция ломала руки.

«Если эти обещания будут реализованы, то следующий год будет годом больших проблем для бюджета», — предсказывал бывший премьер и гуру польской трансформации 90-х годов Лешек Бальцерович.

«Эту программу не удастся долго удерживать, она будет только поощрять людей отказываться от работы и жить на социальную помощь», — это прогноз от лидера либеральной партии «Современная» Рышарда Петру в 2017 году.

Программа «Семья 500+» действует уже в течение трех лет, но польская экономика не только не упала, а увеличила темпы роста до 4,7% в первом квартале 2019 года. Скорее в ЕС растут только экономики Венгрии и Румынии, среднеевропейский показатель — 1,5%.

Хотя влияние «Семьи 500+» на занятость среди женщин в маленьких населенных пунктах остается дискуссионным, программа не привела к росту процента населения, живущего по социальной помощи.

В 2019-м действие программы было распространено на все семьи, даже только с одним ребенком. Тем самым количество бенефициаров программы выросло с 2,5 до почти 6 млн семей. Уже в следующем году на нее придется потратить около 10 млрд евро из бюджета.

Но этим подарки от ПиС полякам в избирательный год не ограничиваются (13 октября в Польше состоятся парламентские выборы). В феврале лидер партии Ярослав Качинский пообещал уменьшение подоходного налога на 1%, его отмену для молодежи до 26 лет, а также тринадцатую пенсию — 250 евро — для каждого пенсионера. А до этого была еще отмена пенсионной реформы — теперь польские мужчины снова выходят на пенсию в 65 лет, а женщины — в 60.

Все эти щедрые проекты, которые сторонники называют облегчением социальных трансферов, а противники — банальной раздачей денег и покупкой голосов, могли бы сделать дыру в бюджете и у более состоятельных западных стран. На удивление, польская экономика не только не упала, а процветает. Средняя зарплата выросла до 1200 евро, тогда как инфляция держится на уровне 2,9%. Безработица, по данным Евростата, не превышает 4%. Авторитетное немецкое бизнес-издание Handelsblatt называет экономические достижения поляков удивительными, а телеканал Euronews говорит о золотом веке польской экономики.

Так почему же, несмотря на «раздачу» денег, предсказания либералов в Польше не сбываются?

Шопинг на 61% ВВП

Все амбициозные инициативы требуют прочного фундамента. Сегодняшние щедрые инициативы ПиС были бы невозможны, если бы их предшественники не проводили политику «затягивания ремней». Правительства «Гражданской платформы» в 2007 — 2015 годах ставили на развитие бизнеса, привлечения иностранных инвестиций, максимальное использование евросоюзных фондов до развития инфраструктуры. Неолиберальные реформы, среди которых повышение пенсионного возраста, помогли Польше стать единственной страной ЕС, которая избежала рецессии во время мирового экономического кризиса 2008 — 2012 годов. Однако они оставили у поляков ощущение, что рост благосостояния страны распределяется очень неравномерно. Отсюда, в частности, победа ПиС в 2015 году — партия изначально обещала помогать бедным слоям населения.

В пользу поляков играет также большой внутренний рынок — польским предпринимателям проще сбывать свои товары, чем хотя бы соседям из Литвы и Латвии. Поэтому неудивительно, что главным мотором роста польской экономики на протяжении последних лет является внутренний спрос.

«Возможно, прав был Джон Мейнард Кейнс (английский экономист, критик неоклассической теории свободного рынка, сторонник правительственного стимулирования спроса, а также контроля за кредитами и валютой — ред.) — стимулирование спроса это залог роста экономики, — говорит Кароль Токарчик из аналитического центра Polityka Insight. — Все исследования показывают, что настроения польских потребителей улучшаются из месяца в месяц благодаря социальным инициативам ПиС и низкой безработице. Вопрос, как долго продлится этот эффект».

Внутреннее потребление отвечает сегодня за 61% польского ВВП, это гораздо выше среднего показателя по ЕС и больше напоминает реалии американского рынка. Этот процент в следующем году, вероятно, вырастет из-за расширения программы «Семья 500+» и рост зарплаты нетто. Благодаря последним реформам ПиС прибыль обычной польской семьи с двумя детьми вырастет даже на 7%, и эти деньги будут потрачены на продукты питания, медицинские и образовательные услуги. Нельзя также не упомянуть о динамике польского рынка недвижимости — только в течение первых трех месяцев 2019 года поляки в семи крупнейших городах купили 10 тыс. новых квартир общей стоимостью более миллиарда евро за наличные.

В 2019-м действие программы «Семья 500+» (доплаты на второго и каждого следующего ребенка) распространили на все семьи (на — Варшава, 5 июня 2019)
Фото:

EPA-EFE/PAWEL SUPERNAK

Украинский вклад

Важным компонентом польского экономического чуда есть широкий доступ к относительно недорогой и широкопрофильной рабочей силы. Польская средняя зарплата хоть и растет, однако до сих пор остается почти вдвое ниже немецкой. В ситуации, когда польское общество стареет, а молодые поляки до сих пор часто ищут счастья на западе Европы (за рубежом проживает 2 млн граждан, большинство из них выехали после вступления страны в ЕС), все более важным элементом польской экономики становятся иммигранты.

В течение года на польском рынке труда задействованы 2,5 млн иностранцев, среди них 80% — граждане Украины.У украинцев 200 тыс. разрешений на проживание в Польше, в 2018-м подали 262 тыс. заявок на разрешение на работу и 1,4 млн деклараций о временном трудоустройстве. По данным Национального банка, рабочая сила из Украины соответствует 0,3-0,9% роста ВВП Польши.

Кроме украинцев, на работу в Польшу массово едут белорусы и молдаване. В последние годы второе место по количеству выданных разрешений на работу заняли непальцы, растет индийская и пакистанская диаспора. Вне традиционного сельского хозяйства, строительством и сектором домашних работ иностранцы работают на фабриках, в транспорте, логистике и сфере услуг. Иммигрантов трудоустраивает каждая пятая польская фирма, в случае большого бизнеса — каждая третья.

К тому же, в последние годы мигранты обеспечивают около 3,5% поступлений в Фонд социального страхования. Сейчас в фонде зарегистрированы 624 тыс. иностранцев, из которых 470 тыс. украинцев. Взносы от них в 2018 году впервые за десятилетие позволили фонду выплатить пенсии полякам, не обращаясь за помощью в госбюджет.

Однако количество иностранных работников, резко увеличилось в 2015-2017 годах, которое в ближайшее время радикально не увеличится. На пути становится миграционная бюрократия и открытие рынков труда соседними, более богатыми странами, прежде всего Германией.

Почти 80% иностранцев на польском рынке труда — граждане Украины (на фото — рабочие собирают урожай помидоров на фермерском поле в Восточной Польше, 25 августа 2014 года)
Фото:

EPA/WOJCIECH PACEWICZ

Как долго продлится праздник

Переманивание работников-мигрантов — не единственная угроза для польской экономики. Польский рынок очень зависимым от немецкого — к западным соседям идет 28% польского экспорта, а немецкая экономика в течение нескольких кварталов подряд демонстрирует тенденцию к замедлению роста. Немцы сильнее поляков пострадают в случае жесткого Брекзита и торговой войны между США и ЕС.

Вторая угроза — растянутые последствия отмены пенсионной реформы. Год за годом пенсионные выплаты все больше будут обременять Фонд социального страхования, который вынужден будет просить о помощи из госбюджета. Уже через несколько лет эта помощь начнет съедать даже 5% польского ВВП. Пока эти средства правительство пытается по крайней мере частично перебросить на частных предпринимателей — для них обязательные выплаты в Фонд в следующем году вырастут на 15%.

«Немецкое замедление не обязательно повлияет на Польшу, — считает Кароль Токарчик. — Как показывает практика, за падением немецкого РМI — индекса настроений менеджеров — идет падение польского РМI, однако за падением немецкого темпа роста производства не обязательно идет спад в Польше. Куда более угрожающими являются последствия отмены пенсионной реформы. Пока их прикрывает поток иммигрантов, однако чем дальше — тем более ощутимыми они будут. С другой стороны, возможно, низкие пенсии будут побуждать работников дольше оставаться на рынке труда, а работодателей — охотнее размещать вакансии для лиц в возрасте 60 плюс».

Однако вряд ли полякам можно расслабиться. «Если предыдущие правительства экономили для будущих поколений, то уже несколько лет поляки живут за счет этих поколений», — считает аналитик Ягеллонского клуба Павел Мусялек.

В колонке, опубликованной после победы ПиС на майских выборах в Европарламент, Мусялек доказывает: социальные инициативы ПиС это не награда для поляков за усилия многих лет трансформации, а преждевременное окончание этого процесса.

Вместо того, чтобы реформировать систему здравоохранения и образования, ПиС банально кинул денег людям, чтобы больше людей могли покупать эти услуги у частных компаний. Что, конечно, снижает градус общественного напряжения, однако не решает проблему. Это не строительство государства благосостояния западноевропейского типа, а отдаление от Запада.

Но пока праздник продолжается. В конце августа польское правительство предварительно одобрило проект бюджета на 2020 год.

При запланированном росте экономики 3,7% и расходах в 100 млрд евро это первый финансовый план страны от 1990 года, который не предусматривает существования бюджетного дефицита. ПиС требует оптимистичной атмосферы — уже в октябре поляки будут выбирать парламент, и правящая партия делает все, чтобы сохранить однопартийное большинство.

автор: Елена Бабакова
Поделиться: