Постер к фильму «Тенет» Кристофера Нолана
Кино разыгрывало все возможные роли в течение более 120 лет, но при этом помогало людям, так сказать, индивидуально. Максимум — сочетая пары, предоставляя укрытие влюбленным, пряча их от человеческих глаз в блаженной темноте кинотеатров. А вот так, чтобы спасать сами кинотеатры, — это, кажется, случается впервые. Тем более, когда речь идет еще и об экономике, причем не только Соединенных Штатов.

В этой борьбе «супергероем» оказался довольно сильный фильм с адекватным своей борьбе бюджетом в 205 миллионов долларов, максимально запутанным сюжетом и еще более сложными для понимания идеями.

Конечно, сложное кино — далеко не новое явление на кинематографическом поле. Фильмы Андрея Тарковского, Питера Гринуэя, Алехандро Ходоровски, Терренса Малика и десятков других режиссеров могли бы образовать целую лигу «сложных». Но сейчас речь идет об особом темпе, темпе фантастического экшна, где идеи заимствованы из математики, инверсионной геометрии и физики с использованием терминов «евклидово пространство», «преобразование Кельвина» и «преобразование Пуанкаре». 

За 150 минут экранного времени «Тенета» в кинотеатре это все понять никак нельзя. Более того, не все можно расслышать, чтобы потом соединить и даже вспомнить. Именно поэтому на фильм нужно пойти во второй раз, вероятно — в третий, и еще, возможно, для тех, кто плохо учился в школе, — в четвертый. Кто бы мог подумать, что кино теперь будет обновлять знания забывчивых учеников, тугодумов и «двоечников»?

Говорят (с определенной долей иронии), что Кристофер Нолан специально так сделал, чтобы зритель действительно пришел в кино снова. Конечно, все фильмы, мировые сборы которых пересекали отметку в 1 миллиард долларов, обязаны своими кассами многократному посещению фанатов. Но здесь имеются в виду не фанаты, а обычные зрители, которые не захотят считать себя болванами в разговоре на работе, в кругу друзей, с мужем или женой, и не смогут позволить себе фразу «не до конца понял, о чем кино». 

(ВНИМАНИЕ, СПОЙЛЕРЫ!) По сюжету главный герой, неназванный агент неназванной спецслужбы (Джон Дэвид Вашингтон), пытается докопаться (и он тоже!) до сути утверждения своего коллеги, что на дворе — «холодная война, холоднее некуда, и я говорю о выживании всего мира». Чуть позже он пытается понять, что значит «инвертированная пуля» и как она может двигаться назад во времени, а главное: кто и зачем присылает подобные пули из будущего?

И зрителя поразить удается сразу. А украинского зрителя, думаю, сбивают с толку уже на первой минуте, когда в помещении «Національної опери» (написано именно так, украинскими буквами, хотя это и не киевская опера) захватывают полный зал зрителей, а против террористов проводит спецоперацию «полиция» украинского подразделения «КОРД» (Корпус оперативно-внезапного действия) — об этом говорят нашивки на плечах спецназовцев. 

Почему у них украинские нашивки? И что, собственно, происходит в опере? На второй вопрос можете не искать ответа, его нет. Разве что такой: агент ищет артефакт, но почему, никто вам не расскажет, разве что придется взять в заложники самого Нолана.

А вот на первый вопрос ответ может быть интересным.

Нашивки действительно использованы украинские, потому что в сценарии сразу называлась Украина как первоначальное место действия фильма. Сейчас не важно, по какой причине съемки в Украине не состоялись (скорее всего, не подошли помещение оперы, инфраструктура Киева и появилась возможность съемок в других местах). Важно, что она вообще попала в кадр. А это почти полностью связано с присутствием Украины в списке «горячих точек» — террористы, взрывы и смерти стали результатом российско-украинской войны на Донбассе. 

«Дружественное» обозначение украинцев здесь подтверждается совместным участием в антитеррористической операции в опере, а участие россиян как врагов подтверждает ответ на вопрос «Кто они такие?» о нападавших: «российские спецслужбы», и «все зачистила ФСБ». Главный антагонист — российский олигарх, Андрей Сатор (Кеннет Брана), который, помимо того, что садист и убийца, ведет «бизнес» с людьми из будущего, и, будучи больным раком, вместе с собой на тот свет планирует забрать и весь мир.

После второго просмотра увидеть, обдумать и запомнить эти детали уже вполне возможно, и тогда «Тенет» откроется с другой стороны, станет более понятным, а не сплошным калейдоскопом действий с замысловатыми сногсшибательными историями.

Впрочем, даже после второго раза вопросов остается масса, и все равно чувствуешь себя жертвой в тенетах, паучьих сетях нолановского мира, в которые он обожает ловить зрителя (и сам обожает в них копаться, судя по всем его предыдущим фильмам).

 А то, что «Тенет» — это паутина, говорят метафоры, которыми переполнен фильм. Часто они не читаются, сознание проскакивает мимо них, не имея времени на обработку двойного смысла, загруженное необходимостью обработать прямой, первый смысл следующей фразы и успеть связать ее со всем сюжетом. Но «тенета» действуют на всех уровнях фильма. 

Герой попадает в сети времени и самой истории, инвертируясь в прошлое и сталкиваясь в инвертированной схватке с самим собой. В сети попал весь нынешний киношный (и реальный тоже!) мир, а расставляет тенета мир будущего, которому, вероятно, надоели выкрутасы наших нынешних и равнодушных к жизни, морали и природе политиков-бизнесменов-активистов. В тенета попадает и зритель, принимает правила игры Нолана, счастливо запутываясь в них, в этих историях и временной казуистике, словно муха в паутине под действием вколотого пауком наркотика. Тенета есть в каждом ответвлении истории — будь то сети олигарха, расставленные им для его жены и сына, для агентов спецслужб, для мира; это и сети индийской бизнес-вумен Прийи (Димпл Кападия), которая искусно спряталась в тени своего мужа, но на самом деле держит руку на пульсе времени; это и сети так и не вполне понятного героя Роберта Паттинсона, Нейла, игра которого начинается чуть ли не в первых кадрах фильма, о чем мы узнаем из последних сцен, и игра затягивает в свою паутину главного героя, который и творит весь фон истории.

Крючок за крючком, нить за нитью, Нолан накручивает связи своих сетей, сочетая современные проблемы со своим увлечением фантастическими идеями о времени: можно ли путешествовать в прошлое? встретиться с самим собой? уничтожить прошлое так, чтобы будущее осталось? И все это он набрасывает на мощный движок жанра экшн, ускоряя обмен данными, убыстряя движение сложным процессом познания. И все это летит сквозь пространство кинотеатра, мышления и памяти, без надежды (или с надеждой?) оставить хотя бы крохи информации в грубых сотах ума рядовых граждан — а именно на них Нолан рассчитывает больше, не беспокоясь за фанатов, которые и так все благодарно проглотят.

Не слишком рассчитывает Нолан и на интеллектуального зрителя, очевидно, понимая его сдержанную реакцию, если не кривую мину от «потуг» сценариста передать сложные вещи простым языком мейнстрима, с массой акробатических трюков и жонглированием спецэффектами (поединок, где сочетаются прямое и инвертированное время — такого в кино еще не было). Сквозь саму ткань экрана чувствуется надежда Нолана на миллионы обычных зрителей, точнее — на их желание купиться на прелести его шоу, довольно честного, безумно дорогого и невероятно увлекательного.

А еще цене одного можно купить два — любознательный зритель за сюжетом и блеском увидит то, что может сделать его лучше, по крайней мере информационно богаче. А если нет, то фильм по крайней мере улучшит ситуацию в мировом кинематографе, пострадавшем от эпидемии коронавируса. За первый уикенд проката «Тенет» собрал в мире 53 миллиона долларов (и это он пока не вышел на трех главных рынках — в Китае, США и Индии, и еще в 30 странах).

В Украине за четыре дня проката фильм заработал 145 миллионов гривен, что уже отрадно, несмотря на печальную ситуацию с кинотеатрами. Более того, просмотр этого фильма превратился у нас во флешмоб, во всеобщую идею «спаси кинотеатры» (чего только стоит акция Любомира Левицкого по организации массового похода в один отдельно взятый кинотеатр). 

Конечно, зритель льет воду на мельницу отечественных бизнесменов, которые зарабатывают на нас деньги, а мы эти деньги теряем. Впрочем, деньги отдаются за честный, длительный, кропотливый и действительно уникальный труд сотен, если не тысяч людей. И Украина в этот труд тоже вовлечена, составляя существенную долю потенциала, который был использован для создания крупнейшего киноаттракциона года, достойного похвалы и благодарности.

Спасибо, господин Нолан, вы смогли заинтересовать и порадовать в это трудное время!

Поделиться: