К чему не были готовы пророссийские крымчане: последствия «закона Яровой»

Записи в соцсетях скоро могут стать причиной уголовного преследования крымчан, а электронная переписка и СМС на мобильном телефоне будут открыты для спецслужб. Это вскоре станет реальностью в Крыму, который уже два года живет по российскому законодательству.

20 июля 2016 года вступает в силу так называемый «антитеррористический пакет» депутата Ирины Яровой и сенатора Виктора Озерова, принятый российской Госдумой  24 июня. Законодательную инициативу поддержали 277 российских парламентариев.

7 июля соответствующий пакет законов подписал президент России Владимир Путин.

Принятые законопроекты предоставляют российским силовикам доступ ко всем телефонным разговорам и электронной переписке. Операторов связи обязали в течение полугода хранить все сообщения пользователей, а также предоставлять государственным органам средства для декодирования зашифрованной переписки.

Мессенджеры вроде WhatsApp и Telegram будут оштрафованы на 1 млн. рублей за нераскрытие ФСБ ключей для декодирования сообщений.

В российский уголовный кодекс также внесена статья о недоносительство: за «несообщение о преступлении» будут сажать на срок до одного года. Кроме того, по делам о терроризме снижен возраст привлечения к уголовной ответственности
14 лет. Вводится также новая статья о «международном терроризме», которая предусматривает наказание вплоть до пожизненного заключения.

В России новые поправки к российскому уголовному кодексу уже назвали беспрецедентно жестокими. Для крымчан из аннексированного Крыма, живших по украинскому законодательству, это может означать новую волну репрессий. Более того, даже пророссийское население часто шокировано действиями силовиков, ведь с начала года в Крыму разогнали несколько митингов с грубыми арестами.

«Российские власти уже воспринимают любое проявление собственного мнения как угрозу для своего существования. Исходя из этого, принимаются все более жесткие «экстремистские» и «террористические» поправки в российское законодательство, рассказывает член Крымской правозащитной группы Виссарион Асеев. Крымчане, привыкшие в Украине к свободе митингов, высказывания собственного мнения, но даже пророссийские крымчане часто шокированы от наказаний. Даже казаки, которые поддерживали оккупацию, выходят на митинг и их разгоняют. Они этого не понимают».

Крымский опыт

Яркими примерами новой реальности на полуострове для крымчан были сразу несколько случаев. 6 мая 2016 в Симферополе силовики разогнали митинг, устроенный крымским казачеством. Тогда казаки намеревались провести в Симферополе митинг против закрытия кадетского корпуса. И им это не удалось. За несогласованный с местными властями митинг силовики задержали его участников.

6 июня 2015 Симферополь. Полиция разогнала митинг против закрытия кадетского корпуса и задержала крымских казаков

Позже, в Алуште российская полиция разогнала митинг, участники которого выступали против установки на набережной аттракционов, которые закрывают жителям проход к морю.

В акции, которая началась утром в субботу, 4 июня, участвовали около 50 человек. Силовики, которые появились на месте, задержали организаторов митинга и увезли их в полицейский участок. Среди задержанных был и организатор митинга, депутат горсовета Алушты Павел Степанченко, которого выпустили из полицейского участка через 7 часов, в рваной на куски одежде и с синяками на спине.

Полиция разогнала митинг против атракционов,  которые перекрыли проход  к морю и задержала организаторов. 4 июня 2016, Алушта

Алуштинский депутат Павел Степанченко, организатор митинга,  после ареста 4 июня 2016

 Преследование крымчан, не поддержавших аннексию

По российскому законодательству в Крыму судят крымских татар по так называемому делу «26 февраля». Именно 26 февраля 2014 на митинг под крымским парламентом в поддержку территориальной целостности Украины вышли крымские татары.

После аннексии Крыма Ахтема Чийгоза, Али Асанова и Мустафу Дегерменджи обвинили в организации массовых столкновений во время проукраинских митингов на территории Украины. Сегодня продолжаются слушания, арестованные более года находятся в СИЗО.

Суд над Ахтемом Чийгозом по делу «26 февраля». Фото «15 минут»

Позже, после прихода российских властей на полуостров, здесь массово арестовывают и судят крымских мусульман по так называемому «делу Хизб ут-Тахрир».

«Хизб ут-Тахрир»
исламистская  организация, признанная террористической в ​​России. Теперь на полуострове массово открывают производство против крымских мусульман, которые якобы являются организаторами ячеек и сторонниками «Хизб ут-Тахрир» на полуострове.

Правда, российскому следствию не удается собрать достаточную доказательную базу, и правозащитники утверждают, что крымских мусульман арестовывают за кухонные разговоры и гражданскую позицию.

Теперь, после внесения «поправок Яровой», количество арестов может возрасти, ведь тема российского вторжения в Крым остается главной среди крымских татар, как и незаконные аресты и обыски в домах крымских мусульман, утверждает координатор Крымской правозащитной группы Абдурешит Джеппаров.

«То, что прослушивание, соцсети, общения в публичных местах... это уже будет все преступлением. В Крыму нас 400 тысяч человек крымских татар, каждый может быть преступником, потому что у нас мало кто не общается на эту тему. И общаются в том плане, что каждый ждет перемен для себя, а в нашем понимании изменения это попытка изменить то, что мы сейчас имеем.

Нас не устраивает режим, нас не устраивает юрисдикция. А это уже чем-то является. Плохо, потому что и без того было не очень хорошо. И у нас сложилось так, что часть населения
приверженцы российской стороны, в таком случае они с удовольствием будут сообщать, доносить, докладывать», говорит Джеппаров.

Еще до «поправок Яровой», поводом для вручения украинским активистам предостережений о якобы противодействии экстремизму уже становились скриншоты из соцсетей.

Так было накануне дня рождения украинского писателя Тараса Шевченко. По словам активиста украинского культурного центра Леонида Кузьмина, в марте власти Симферополя запретили проводить митинг ко дню рождения Кобзаря.

Позже активистам УКЦ пришло предупреждение от контролируемой Россией прокуратуры о недопустимости любых митингов 9 марта 2016 возле памятника Т.Г. Шевченко в Симферополе. Поводом для предупреждения стало сообщение в Facebook.

«Они постоянно отслеживают информацию, которая публикуется на Facebook. Сотрудник прокуратуры дал ссылку с моей публикацией в сети, где я агитирую выходить на годовщину Шевченко в Симферополе»,
вспоминает Кузьмин.

Российский опыт

Что значит два года тюрьмы за высказывания в Интернете, в России уже знают.

6 мая 2016 блоггер из Твери Андрей Бубеев был приговорен к 2 годам и 3 месяцам колонии-поселения за публикацию на своей странице «ВКонтакте» статьи за подписью Бориса Стомахина «Крым
это Украина!» И рисунке, на котором рука выжимает зубную пасту с тюбика с надписью «Выжми из себя Россию».
 
Андрей Бубеев, осужденный до 2 лет 3 месяцев за публикацию в соцсети. Фото из личного архива Бубеевих
 
По словам жены осужденного Андрея Бубеева, Анастасии, в России общественность обсуждает новые поправки Яровой, в частности вопрос ужесточения наказания по статьям об экстремизме.

Формулировки этих статей остаются достаточно размытыми, поэтому никто в России не может с уверенностью сказать, за что именно лицо может быть привлечено к ответственности.

«За прошлый год количество уголовных дел по так называемым политическим статьям достигло чудовищного размаха. По моему мнению, сейчас стоит задача задушить любую политическую активность населения в сети Интернет, в том числе в социальных сетях (как универсальных площадках для обмена информацией).

Новые законы, показательные суды над простыми гражданами
это ничто иное, как акты устрашения. В людях выращивают чувство страха перед любым самовыражением. В РФ уже сейчас сажают за мирные акции протеста, по нестандартное искусство, за переписку, выискивая во всем этом политический подтекст.
 
Новые поправки в законодательство только расширят границы действий правоохранителей и облегчат работу следователей, одновременно с тем в разы усложнив частную жизнь каждого гражданина. Конечно, крымчан, которые теперь живут по российским законам, все это касается. В этой стране любая инициатива может быть покарна», объясняет Анастасия Бубеева.

Арестовывают в России не только за проукраинские высказывания или против аннексии Крыма. Расценивать как экстремизм в России, и на аннексированных ей территориях, могут и за критику власти.

Например, томского видеоблоггера и общественного активиста Андрея Тюменцева приговорили к 5 годам колонии общего режима. Поводом для возбуждения дела стала публикация двух роликов на Youtube и на личной странице Тюменцева в сети «ВКонтакте»: «День народного гнева в Томске против произвола чиновников и маршрутчиков» и «Жителей Донецкой и Луганской областей
вон из Томска!».
 
Под российским контролем
 
По мнению российских правозащитников, сегодня усиление криминального законодательства направлено на продолжение курса силового управления обществом, на запугивание общества и на силовое подавление любой несогласия под предлогом борьбы с терроризмом и экстремизмом.

Относительно крымчан, то на полуострове более усиленная практика применения российского уголовного законодательства. Комментирует Сергей Давидис, член совета правозащитного центра «Мемориал»:

«В Крыму сейчас ситуация такова, что  там жестче применяются эти нормы. Российские правоохранители грубее действуют в Крыму, чем в других регионах России. И здесь, пожалуй, будет разница. Увеличение уголовных сроков, увеличение штрафов и снижение возраста уголовной ответственности будут касаться Крыма и России. Наказание, которое может назначить неправый суд, будет тяжелее».

Чтобы обезопасить себя от арестов, крымчанам необходимо меньше публично высказываться и уменьшить активность в сети. В противном случае придется покидать Крым.

«Рекомендации наработаны, и это касается публичных высказываний. К сожалению, необходимо тщательно подбирать слова, если человек находится под российской юрисдикцией и к ней есть доступ в российских правоохранителей, необходимо четко избегать призывов, российские власти считают экстремизмом и терроризмом. К сожалению, только осторожность. А для крымчан, если они уже стали объектом внимания российских силовиков, поскорее выйти из зоны досягаемости»,
говорит Давидис.
 
Основатель легендарного интернет-ресурса «Lurkmore» Давид Хомак, комментируя принятие в России так называемых «поправок Яровой» говорит, что достаточно скоро в России может исчезнуть понятие частной переписки в Интернете. Само же законодательство, совсем не решает вопрос уменьшения экстримизма и терроризма в буквальном смысле.

«Я не знаю, можно ли победить терроризм, я не специалист в борьбе с терроризмом. Но очевидно, что такими методами нельзя победить ни терроризм, ни вообще преступность. Потому что террористы будут использовать какие-то другие методы.

Например, использовать Интернет вообще, потому что я не знаю сколько предыдущих лет они вообще обходились без Интернета. Или будут использовать голубиную почту, в конце концов. Для борьбы с терроризмом спецслужбы должны бороться с терроризмом, а не с Интернетом»,
комментирует основатель «Lurkmore» Давид Хомак.

По мнению Хомака, сложно
предусмотреть, как дальше будет развиваться ситуация, ведь чем дальше, тем более абсурдные законы принимает Госдума.

«И вот эти законы применяются совершенно не так, как написано. Но я вижу, что ситуация развивается от плохого к худшему, к еще худшему. И законы придумываются все более безумные и применяются еще более безумно. Остановить этот процесс можно так же успешно, как попытаться остановить поезд с пустыми руками»
 
Поделиться: