Громадское провело несколько дней с различными участниками демонстраций. Как участники протестов добились своего — в специальном репортаже.

Остап Ярыш

В Армении — самые масштабные за последние десятилетия протесты. Ежедневно на улицах Еревана митинговали десятки тысяч людей: демонстрации начинались рано утром и продолжались до позднего вечера, охватывая весь город. Люди применяли тактику сетевого протеста: собирались на митинги в разных точках, не только в центре, но и в спальных районах столицы. Неспокойно было и в других городах.

Люди выступали против премьер-министра Сержа Саргсяна, который был президентом страны 10 лет. На новую должность его недавно утвердил парламент. Теперь, по новой конституции, у президента очень ограниченные полномочия, зато основная власть принадлежит именно премьеру. Эти изменения инициировал сам Саргсян, хотя и убеждал, что у него больше нет властных амбиций. Таким образом он хотел сохранить власть.

Армянское общество, вероятно, неожиданно для самого себя, смогло мобилизоваться вокруг ощущение обмана и решительного желания перемен. И массовые митинги заставили Саргсяна уйти в отставку в понедельник, 23 апреля.

Громадское провело несколько дней с различными участниками демонстраций. Как они добились своего — в специальном репортаже.

Шаг отчаяния

«Серж Саргсян и его Республиканская партия — это Али-Баба и 40 разбойников! Мафия! Посмотрите, что творится. Только они обогащаются, а простой народ живет в нищете. У меня пенсия — $60, как на нее выжить? Мои дети и внуки выехали на заработки в Россию. Молодежь покидает Армению, за последние 20 лет здесь стало просто невозможно нормально жить! Мы — рабы в собственной стране», — чуть не плачет пенсионерка Римма. Ее подруга Клара в это время гневно кричит в сторону полиции, охраняющей здание правительства.

Римма и Клара — одни из немногих пенсионерок, которые днем ​​выходят на протесты. Если на митингах в предыдущие годы в Армении было много пожилых людей, то сейчас в толпе протестующих седую голову можно увидеть только кое-где. На этот раз движущей силой является молодежь. Старшие, как правило, присоединялись к главному вече на центральной площади вечером, когда закончился рабочий день.

Однако такому запалу, как у Риммы и Клары, могут позавидовать даже студенты. Как только женщины приходят на одну из точек, где активисты блокируют движение, сразу становятся перед автомобилями и, надрывая горло, начинают скандировать основной лозунг протестов, который в этот период не сходит с уст всех армян: «Кайл ара мержир Сержин!» С армянского это переводится как «Сделай шаг для отставки Сержа».

К протестам в Армении присоединилось и старшее поколение, впрочем, движущей силой митингов является молодежь. Ереван, Армения, 22 апреля 2018. Фото: Александр Кохан / Громадское

Движущей силой митингов является молодежь. Ереван, Армения, 22 апреля 2018. Фото: Александр Кохан / Громадское

Своими голосами они перекрикивают даже сигналы автомобилей. Водители, стоящие в пробке, клаксонами поддерживают демонстрантов — превращая всю улицу в единый и очень громкий митинг. Автомобили с утра и до вечера гудят по всей столице: в эти дни Ереван похож на один большой революционный улей.

«В Армении примерно 500 тысяч автомобилей, и 300 тысяч из них сейчас сигналят на улицах», — перекрикивая машины, шутит общественный активист Даниэль Иоаннисян. Он не участвует непосредственно в маршах, однако участвует в революции за кулисами, проводя информационную поддержку и координируя колл-центр, помогает задержанным демонстрантам.

«Это гудение настолько раздражает полицию и власть, что теперь за то, что ты сигналишь, можно загреметь за решетку. Ежедневно нам поступает около 400 звонков о помощи, некоторые вызовы — о задержанных водителях, которым приписывают хулиганство. В Армении это серьезная статья, по ней можно сесть на несколько лет. Просто потому, что ты сигналил. Не удивлюсь, если завтра здесь криминализуют покупку игрушечных Чебурашек».

«В Армении около 500 тысяч автомобилей, 300 тысяч из них сейчас сигналят на улицах», — рассказывает Даниэль Иоаннисян. Он координирует протестующих через колл-центр и помогает задержанным. Ереван, Армения, 22 апреля 2018. Фото: Александр Кохан / Громадское

Чебурашка — прозвище, которое народ дал Сержу Саргсяну, якобы из-за его сходство с вымышленным героем. Чебурашку часто можно заметить на плакатах демонстрантов, на грязных окнах полицейских машин, некоторые даже приносят с собой на митинги плюшевые игрушки.

«Армения очень устала от Саргсяна», — продолжает Даниэль. По данным соцопросов, 94% населения недовольны действующей властью. «Сейчас Саргсяна обвиняют во всех бедах — часто даже в тех, к которым он не имеет никакого отношения. Многие люди просто в отчаянии. Но люди делают свой шаг и протестуют не только против самого премьера. Очень важен вопрос коррупции, низких зарплат, безработицы, политических проблем. Людям это надоело. И недовольные есть даже среди полицейских, которые в эти дни охраняют правительственные здания».

Шаг агрессии

На митинг, где Римма и Клара вместе с сотней других активистов блокируют улицу, приезжает несколько гражданских машин с заклеенными номерами: из них выходят полицейские. Сначала правоохранители призывают протестующих разойтись — но никто на это не обращает внимания. После нескольких минут полицейские определяют с десяток активных активистов и, выкручивая им руки, одного за другим силой тянут к машинам.

Поднимаются крики и пыль, люди пытаются сопротивляться и защищаться. Кто-то падает. У кого-то рвут рубашку. Некоторые теряют сознание. Тех, кто сопротивляется больше, полицейские валят на землю и несут к машинам, взяв за руки и ноги. Через двадцать минут правоохранителям удается взять верх и освободить улицу для проезда автомобилей. Люди расходятся, однако обещают вечером вернуться на центральную площадь.

Водители в пробке клаксонами поддерживают демонстрантов, улица и проезжая часть превращаются в единый митинг, Ереван, Армения, 22 апреля 2018. Фото: Александр Кохан / Громадское

Тех, кто сопротивляется больше, полицейские валят на землю и несут к машинам, взяв за руки и ноги. Ереван, Армения, 22 апреля 2018. Фото: Александр Кохан / Громадское

Впрочем, среди армянской полиции нет единодушия по отношению к протестам. Давид Санасарян, соратник главного лидера протестов Никола Пашиняна и соорганизатор демонстраций, также оказавшийся в райотделе — его схватили прямо во время прямой трансляции в Facebook при блокировании улицы. Мужчину, как и большинство задержанных людей, отпустили через несколько часов.

«Знаешь, что мне сказали полицейские в центральном райотделе? Что они хотят перемен в стране», — в охрипшим после протестов голосе Давида чувствуется триумф. — Они не могут нам открыто помогать, но часто просто делают видимость того, что выполняют приказы. И таких полицейских много — не все настроены против нас. Обрати на это внимание в течение нашего марша».

Как и многих митингующих, соратника лидера протестов Давида Санасаряна задержали силовики. За несколько часов его отпустили. Ереван, Армения, 2018. Фото: Александр Кохан / Громадское

Марши в Ереване одновременно проходят в нескольких местах: со временем колонны пересекаются на одном из перекрестков и вместе шагают на центральную площадь. И так каждый день: с восьми утра и до семи вечера. Давид Санасарян — один из тех, кто всегда идет впереди вместе с Николом Пашиняном.

Демонстранты постоянно подчеркивают: их протест — мирный. Проходя тысячной толпой мимо полицейских, охраняющих правительственные здания, они аплодируют им и скандируют «Сделайте шаг» и «Вы — одни из нас». Часть полицейских едва заметно улыбается и молча кивает в ответ.

Демонстранты подчеркивают: их протест — мирный. Проходя мимо полицейских, они аплодируют и скандируют лозунги. Ереван, Армения, 22 апреля 2018. Фото: Александр Кохан / Громадское

Шаг разочарования

Овик работает в кафе на центральной площади Еревана. Наблюдает в окно, как демонстранты стекаются на площадь и скептически качает головой: «Мирным путем ничего не удастся решить».

Каждый вечер он видит, как площадь Республики заполняется тысячной толпой и с просторной и спокойной площади превращается в горячее сердце протестов.

«Вы действительно думаете, что Серж Саргсян уйдет в отставку? Это не Франция и не Германия, это Кавказ. Здесь другие правила. Я и сам ненавижу власть и хочу изменений в Армении, но в протестах я разочаровался. Когда был моложе, тоже выходил на митинги. Был и в 2011 году, и в 2015-м. И поверьте, если бы тогда мы добились выполнения хотя бы десяти процентов требований, сейчас я был бы там, чтобы завоевать следующие десять процентов».

Еще пару дней назад из-за неудачного опыта предыдущих лет много армян не верили в то, что протестами можно что-то решить.

Антиправительственные акции — не новость для страны. Большие демонстрации происходили здесь в 2008, 2011, 2015 годах. Однако все они заканчивались не так, как того хотели демонстранты. В 2008 году все завершилось кровавым разгоном, а в последний раз, во время «Электрического Еревана», требования об отмене высоких тарифов на электроэнергию власть просто проигнорировала. Запала людей не хватило надолго — протест закончился поражением.

На этот раз характер демонстраций отличался от предыдущих, хотя в части протестующих, особенно старшего поколения, остались предостережение и горькое уныние. Многие из них не были уверены в эффективности сугубо мирных методов.

Участники протестов в Ереване, Армения, 22 апреля 2018. Фото: Александр Кохан / Громадское

Шаг силы

«Мы ни за что не будем совершать агрессивных действий, — уверял Давид Санасарян. — Даже если полиция будет применять силу против нас. Наша же сила в другом — в сплоченности и любви».

Пока общаемся на площади, к Давиду подходят разные люди, пожимают ему руку и благодарят за усилия. Заметно, что он очень устал, но терпеливо отвечает каждому.

«Да, мы уставшие. Но мы уставшие прежде всего от этих ребят, — продолжает Давид, указывая на здание правительства, — они создают много проблем. Но когда я вижу запал в глазах людей на площади — это придает мне сил. Я полностью верю, что на этот раз мы победим. Революция продолжается не только на улицах, она началась в сердцах людей».

Ежедневно на митинги выходило все больше демонстрантов. Впечатление, что протестный дух распространялся среди людей, как вирус. Вечером на центральной площади Еревана негде яблоку упасть. На основной демонстрации можно было встретить самых разных людей: хипстеров и пенсионеров, офисных работников в белых рубашках и таксистов в спортивных костюмах, насупленных мужчин с  семечками, и веселых студенток с чашками латте в руках. Однако всех их привела на площадь одна причина — решительное желание изменений.

Со сцены демонстранты отмечали, что им не столь важно, кто будет премьером вместо Саргсяна. Гораздо важнее, на их взгляд, — побороть и изменить систему. И, по мнению митингующих, тот факт, что поднялось столько людей, уже свидетельствует, что изменения в обществе начались.

После разговора с Давидом Санасаряном ко мне подходит молодой человек, который все время внимательно слушал все стороны

— Скажи мне честно, это похоже на то, что было у вас, в Украине?

— То, что я вижу сейчас, действительно чем-то напоминает начало событий в Киеве осенью 2013 года.

Юноша на мгновение задумываюсь.

— Ох ... Значит, впереди еще много работы. Но ничего, прорвемся. Первый шаг мы уже сделали.

После объявления об отставке 23 апреля Серж Саргсян заявил: «Никол Пашинян был прав. Я был не прав. Создавшаяся ситуация имеет несколько решений, но ни на одно из них я не пойду. Это не мое. Я покидаю должность премьер-министра страны», — заявил он.

Главное требование протестующих выполнено. Однако после празднования победы организаторам митингов достанется нелегкое наследство. И похоже, четкого плана, что с ним делать, пока нет ни у кого из активистов.


 

Поделиться: