Решение Конституционного суда об отмене статьи об уголовной ответственности за незаконное обогащение создает серьезную проблему для отношений Украины с международными партнерами.

Об этом на брифинге заявил министр иностранных дел Дмитрий Кулеба.

«Вчерашнее решение Конституционного Суда создает серьезную проблему, проблему не только для внутреннего развития Украины, но и для наших отношений с партнерами, которые способствовали созданию антикоррупционной инфраструктуры в Украине», — сказал он.

В то же время Кулеба заверил, что президент и правительство, в том числе МИД, «абсолютно решительно и принципиально» настроены на преодоление последствий проблемы, созданной решением Конституционного Суда. Он обещает, что украинцы уже «в скором времени увидят конкретные шаги в этом направлении».

О каком решении идет речь?

Конституционный суд 28 октября обнародовал решение по представлению народных депутатов от «Оппозиционной платформы — За жизнь» и «За будущее» относительно незаконного обогащения и полномочий антикоррупционных органов.

В нем говорится о том, что суд признал неконституционными ряд статей закона «О предотвращении коррупции», которые определяют полномочия НАПК, а также статью 366-1 Уголовного кодекса, что предусматривает ответственность за незаконное обогащение.

Что касается статьи Уголовного кодекса, КС решил, что нарушения такого рода «должны быть основанием для других видов юридической ответственности», а уголовная ответственность является «чрезмерным наказанием за совершение таких правонарушений».

Что означает решение КС на практике?

Одно из самых ощутимых изменений — это закрытие электронного реестра деклараций, за который отвечает НАПК. Ведь одна из статей закона «Об исключении коррупции», которую признали неконституционной, касается доступа граждан к информации об имуществе всех, кто получает зарплату за счет налогов Украины, объяснил «Украинской правде» глава НАПК Александр Новиков.

«Решение Конституционного суда возвращает Украину не в 2013 год, а в 1991-й, когда вообще в принципе не существовало никакого антикоррупционного законодательства. Оно полностью отменяет все механизмы предотвращения коррупции, которые были выстроены за годы независимости», — считает он.

Поделиться: