Обыски в домах крымских татар в Симферопольском районе, Крым, 27 марта 2019 года
На рассвете 27 марта в дом крымского татарина Эрфана Османова пришли российские силовики. Они забрали у всех мобильные телефоны, зачитали постановление и начали обыск с детской комнаты. Среди детских вещей якобы нашли «запрещенную» литературу.

В те дни российские силовики задержали 23 человека, большинство из которых — активисты «Крымской солидарности». Почти все они ходили на политические суды над крымскими татарами.

С момента самых массовых после аннексии задержаний прошло больше месяца. У одного из задержанных родился ребенок. Где активисты сейчас и как их поддерживают — рассказывает Громадское.

День обысков

Жена задержанного Эрфана Османова, Акиме, вспоминала, что 27 марта началось с прихода людей в масках. Силовики начали обыск с детской, а затем в спальне нашли якобы «запрещенную» литературу. Семья утверждает — подбросили.

«Вечером я пользовалась этим шкафом, и ничего не было, а утром уже нашлась эта литература. Ну бессмысленно», — рассказала она «Крымской солидарности».

«Варварством» называет обыск в тот день жена еще одного задержанного, Сейтвели Сейтабдиева, Эльвина. Силовики повалили ее мужа на пол и назвали участником организации, «которая убивает людей».

«Я вскочила, начала звонить соседям, а у них самих обыски», — рассказала Эльвина.

Ее муж работал на автомойке и организовывал детские праздники. А также возил передачи для собратьев в российский Ростов-на-Дону. Через несколько дней после обысков его самого переведут в Ростов.

За день силовики задержали 20 крымских татар. Некоторых подозревают в организации деятельности Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России, других — в участии в этой деятельности.

На следующий день, 28 марта, в Ростове-на-Дону задержали еще трех активистов «Крымской солидарности».

А в течение двух дней так называемый Киевский райсуд Симферополя взял под стражу всех 23 крымских татар до 15 мая. Адвокаты всех задержанных подали апелляции.

За организацию деятельности запрещенного Россией объединения Хизб ут-Тахрир крымским татарами грозит до 20 лет лишения свободы (со штрафом в 1 млн рублей ($14,6 тыс.) или без него) с ограничением свободы на 1-2 года или пожизненное заключение. За участие в этой деятельности — заключение до 20 лет (со штрафом или без него).

«Если не добавят еще статей», — отмечает один из адвокатов Эдем Семедляев.

Что сейчас известно о задержанных?

Всех задержанных вывезли из Крыма в российский Ростов-на-Дону и распределили между пятью СИЗО города и области. Сейчас их посещают адвокаты. Один из защитников — Эдем Семедляев — рассказал Громадскому, что все задержанные получают в Ростове-на-Дону письма и посылки. А двое самых старших — Гафаров Джемиль и Газиев Сервет — жалуются на состояние здоровья.

13-14 мая всем должны рассмотреть продолжение предупредительных мер.

За месяц содержания под стражей у одного из крымчан, Иззета Абдулаева, родилась дочь. Поэтому количество детей, оставшихся без родителей после задержаний 27 марта, увеличилось — теперь их 56. В целом же таких на полуострове, по словам правозащитницы Лилии Буджуровой, более 160.

«Мы — Крымская солидарность»

В поддержку задержанных выходили с пикетами во Львове и даже на Невском проспекте Санкт-Петербурга. Впрочем, самой массовой формой поддержки стал фотофлешмоб, который зародился под стенами суда в Симферополе. Люди начали делать фото с надписями «Мы — Крымская солидарность» и «Верните 167 детям их отцов».

Флешмоб в объединении называют формой мирного протеста.

«Люди выражают свое несогласие с незаконными действиями против крымскотатарского народа в целом и активистов „Крымской солидарности“ в частности», — говорят в организации.

На их Facebook-страницу за месяц прислали более двух тысяч фотографий.

Что такое «Крымская солидарность»?

Объединение «Крымская солидарность» создали через два года после российской аннексии, в апреле 2016-го.

Свое существование там называют естественной реакцией крымскотатарского народа, имеющего исторические диссидентские традиции, на системные репрессии российской «власти» в Крыму.

Сейчас в организации работают юристы и общественные защитники, которые консультируют при необходимости; активисты и общественные журналисты, освещающие обыски, судебные заседания; волонтеры, которые помогают семьям политзаключенных.

В «Крымской солидарности» говорят, что с обысками к их участникам приходят не впервые: в мае 2018 года арестовали блогера Наримана Мемедеминова, задержали координатора объединения Сервера Мустафаева.

«Все, кто сегодня работает вместе с „Крымской солидарностью“, осознают масштаб рисков, но понимают, что освещать репрессии, заниматься защитой прав, помогать семьям — необходимо. Кто-то должен это делать в условиях, когда людей оставили без защиты», — отмечают в объединении.

Поделиться: