Анастасия Канарева, Богдан Кинащук

С начала вооруженного конфликта на Донбассе зафиксировано 1205 случаев подрыва людей на боеприпасах. Такие данные предоставляет Министерство обороны Украины. Из них 403 пострадавших — мирные жители, из них 68 — дети. Что такое гуманитарное разминирование, кто его осуществляет в Украине и почему это важно — в новом выпуске спецпроекта Громадского «Серая зона».

Коле 12 лет. Ему прооперировали глаз и через несколько дней снимут швы. Летом 2015 года парень подорвался на снаряде в поселке Володарском около Мариуполя. Тогда погиб его 4-летний брат Даня, а сам Коля и еще двое соседских ребят серьезно травмированы.

«Я пошел на полигон с другом, мы нашли четыре снаряда. Я разобрал один, высыпался розовый порошок. Мы его подожгли. Я хотел убрать снаряд рядом, ударил по нему ногой и произошел взрыв», — вспоминает Коля.

За его жизнь боролись четыре бригады военных хирургов, а после — врачи в Запорожье. Несмотря на это, парень потерял обе ноги и руку. С тех пор перенес 18 операций и прошел реабилитацию в Канаде, где учился ходить на протезах.

Коля подорвался на снаряде в поселке Володарск возле Мариуполя летом 2015 Кадр с видео Громадское

Военные полигоны должны охраняться, а участки, загрязненные минами и неразорвавшимися боеприпасами, обозначаться «роджерами» — так специалисты по разминированию называют изображение черепа и костей, которые предупреждают об опасности. Однако украинская реальность от этого далека. Самая сложная ситуация в 30-километровой буферной зоне вдоль линии соприкосновения. Там постоянно происходят ротации военных, бригады сменяют друг друга, не всегда предоставляя карты и планы местности с информацией о заминированных участках.Загрязненные минами и неразорвавшимися боеприпасами участки должны маркироваться «роджерами» Кадр с видео Громадского

Патрик Томпсон ирландец. Он работает в HALO Trust — международной организации, которая разминирует территории в зоне конфликта на Донбассе. Ему всего 25, но он уже успел поработать в Мозамбике и Камбодже. В Украине его задача — выявление мест, требующих разминирования. HALO Trust начала работу в Афганистане, где очищала территории от мин после войны. С тех пор организация работает в зонах конфликта по всему миру и привлекает к разминированию местных жителей.

«Во всем мире HALO нанимает на работу людей с территорий, которые разминируют. Так мы выстраиваем доверие. Сами жители села очищают его окрестности от мин, а затем возвращаются и говорят односельчанам: теперь здесь безопасно», — объясняет Патрик.

Ирландский представитель HALO Trust Патрик Томпсон занимается разминированием территории в зоне конфликта на Донбассе Кадр с видео Громадское

Вместе с Патриком мы отправляемся в село Андреевка Славянского района. Здесь бои были в 2014 году. Окрестности Андреевки — местность, которую сейчас очищают от боеприпасов.  Полигону принадлежат поля и лесополоса, где в свое время была первая линия обороны украинских военных. Именно здесь на растяжке подорвались двое мужчин, которые пришли в лес за грибами.

Участок, где саперы ведут поисковые работы, четко отделена разноцветными деревянными столбиками.

Кадр с видео Громадское

Действительно, вся команда в поле — жители Донецкой области, которые прошли специальное обучение. Саша до войны занимался спортивным ориентированием, поэтому хорошо знает местность. После серии тренингов он присоединился к HALO. Говорит: если соблюдать правила безопасности, искать мины не страшно. Но устаешь физически, потому что часами стоишь на коленях, перебирая землю. Когда мы подходим, он осторожно проводит между деревьями саперным «щупом» — это тонкий длинный металлический цилиндр с наконечником, который позволяет выявлять растяжки.

«Наверное, труднее всего искать растяжки. Нужно хорошее зрение, сосредоточенность. Но мы часто отдыхаем, поэтому работать легче», — говорит парень.

Саша, который до войны занимался спортивным ориентированием на местности, после серии тренингов присоединился к команде HALO Кадр с видео Громадского

Последние 10 минут каждого часа саперы отдыхают и у них есть время, чтобы выпить горячего и перекусить.

После ручной проверки каждого квадратного метра территории она несколько раз сканируется миноискателем.

Кадры видео Громадского

«Мы проверяем каждый сантиметр почвы металлоискателем несколько раз. И только после этого можем быть уверены, что не пропустили ни одной мины», — рассказывает Патрик.

Среди взрывоопасных предметов, саперы чаще всего находят на Донбассе — противопехотные и противотанковые мины, кассетные боеприпасы и неразорвавшиеся снаряды.

99,99% гарантии — именно это отличает гуманитарное разминирование от обычного. В Украине его осуществляют две международные организации — HALO Trust и Danish Demining Group. Сейчас они работают в районах Донецкой и Луганской области, где активные бои велись в 2014 – 2015 годах. Однако наибольшее количество взрывоопасных предметов саперы ожидают обнаружить в 30-километровой буферной зоне вдоль линии фронта. Сейчас там продолжаются боевые действия, поэтому доступ туда ограничен.

Когда специалисты HALO попадают на очередную находку — сообщают об этом в Госслужбу по чрезвычайным ситуациям. Те выезжают на место и обезвреживают взрывчатку. Если это невозможно, ее контролируемо взрывают.

Кадры с видео Громадского

Хоть война продолжается уже более трех лет, до сих пор в Украине не создан единый координационный центр по разминированию — практика, которую эффективно применяли в других горячих точках. Обычно в такой координационный центр входят представители Министерства обороны, Службы по чрезвычайным ситуациям и негосударственные организации, которые очищают территории от взрывоопасных предметов. Такое сотрудничество помогло бы сделать процесс разминирования более системным и быстрым, считают представители HALO.

Сейчас трудно ответить на вопрос, сколько времени понадобится на разминирование всей территории на Донбассе, загрязненной минами, ведь боевые действия продолжаются, у саперов нет доступа на территории, которые заняты боевиками. Каждый год войны увеличивает сроки разминирования.

***

Теперь Коля живет в Запорожье, где крестная мама строит для него дом за деньги неравнодушных. После реабилитации он начал серьезно заниматься плаванием. Уже имеет призовые места на соревнованиях.

«Я буду паралимпийским чемпионом по плаванию. А когда постарею — уже буду зарабатывать деньги головой», — говорит парень.

Коля мечтает стать паралимпийским чемпионом по плаванию Кадр с видео Громадское

«Серая Зона» — репортажный спецпроект Громадского о последствиях войны на Донбассе, и о том, как изменился регион и судьбы его жителей за два года. 

Читайте также этот материал на украинском языке. 

Поделиться: