Место перестрелки в селе Княжичи Киевской области, 4 декабря 2016 года
Фото:

Соколовская Инна/УНИАН

В Броварском суде Киевской области сегодня, 4 октября, состоится пятое заседание по делу перестрелки в поселке Княжичи, в которой погибли пять правоохранителей. На скамье подсудимых оказались пятеро силовиков.

Обстоятельства этой трагедии и что именно инкриминируют фигурантам — hromadske проанализировало детали из обвинительного акта и записало интервью с Александром Орловым — отцом погибшего в той перестрелке Сергея Орлова.

Предыстория

20 сентября 2016 года в Киеве неизвестные, переодетые в форму СБУ, напали на бизнесмена Алексея Фролова и отобрали у него 2,4 млн гривен ($96 тыс.) и $20 тыс.

Следствие установило, что это могла сделать группа под руководством Юрия Бурляя и Николая Клочкова — бывших спецназовцев батальона «Миротворец» и работников полка патрульной службы полиции особого назначения «Киев». На группу вышли из-за чека, который мужчины оставили в автомобиле. На этой же машине они скрылись с места преступления. Также следствие выяснило, что подобное преступление группа совершила в июле 2016-го.

В октябре-ноябре 2016-го главное управление полиции Киева узнало, что эта группа вероятно готовит новую кражу — в доме №22 по улице Шептицкого (Корнейчука) в поселке Княжичи. Речь шла о более чем $1 млн.

Андрей Крищенко, глава полиции Киева, позволил тогдашним начальнику уголовного розыска Леониду Куряте и начальнику Шевченковского райотдела полиции Герману Приступе проводить негласное наблюдение за группой и за домом. Документально разрешение на наблюдение не оформили, уверяют следователи.

Также следствие установило, что 30 ноября Герман Приступа якобы встречался с главой вероятной банды Юрием Бурляем. Но о чем они говорили — неизвестно.

Засада

2 декабря 2016 года Андрей Крищенко поручил управлению оперативной службы наблюдать за домом №22 по улице Шептицкого (Корнейчука). Ответственными за засаду были Курята и Приступа.

3 декабря около 3 часов сотрудники Отдела криминальной полиции Шевченковского управления полиции, управлений уголовного розыска, оперативной службы, КОРДа («Корпус Оперативно-Раптової Дії») и полка полиции особого назначения №1 заняли позиции для наблюдения. Начальнику отдела управления КОРД Виталию Валецкому и старшему инспектору 3 отдела по проведению специальных операций управления КОРД Андрею Курти выдали табельное оружие — автомат АКМС и пистолет Форт 14.

Часть сотрудников полиции разместили в доме №30 по улице Тихой. Его владельцу, Александру Голицыну, Курята и Приступа сказали, что преступники планируют ограбить его.

Засаду также установили в переулке Корельский в Киеве — там, якобы, собирались преступники.

В полночь 4 декабря сотрудники Управления оперативной службы Нацполиции Юлиан Рудько и Александр Маница заняли недострой по улице Шептицкого (Корнейчука). Из него они наблюдали за домом №22. Часть сотрудников расположились на въездах в Княжичи, ожидая возможных грабителей, которые должны приехать на автомобиле Мерседес-Вито черного цвета.

По данным следствия, засаду установили без оформления необходимых документов и на территории, которая не подконтрольна полиции Киева.

Фото:

hromadske

Переговоры разведчиков

О результатах наблюдения сотрудники Управления оперативной службы (УОС), в частности Юлиан Рудько и Александр Маница, докладывали начальнику отдела УОС Александру Мелихову и начальнику УОС Игорю Иващенко. Далее эту информацию передавали остальным руководителям.

В том числе им было известно, что примерно с 00:00 часов до 1:00 4 декабря идентифицированные на тот момент вероятные преступники Виталий Омельченко, Владимир Иваник, Андрей Егоров и Константин Березовский проникли в дом №22. Следствие установило, что руководство задействованных в операции подразделений решило их не задерживать.

Уже когда Мерседес-Вито добрался до Киева, около 5 часов утра, Леонид Курята дал устное указание сотрудникам КОРДа штурмовать автомобиль. Но в то время в нем никого не было. Однако предполагаемых преступников задержали рядом, на АЗС.

Задержка разведчиков

В 1:54 в доме №22 по улице Шептицкого (Корнейчука) сработала сигнализация. Вероятные преступники скрылись. В 2:08 к дому на автомобиле Део-Ланос прибыла группа реагирования №2 Броварского Управления полиции охраны в Киевской области — водитель Николай Кондратьев и младший инспектор Сергей Орлов. Они увидели, что в дом кто-то влез, и вызвали на помощь группу реагирования №3. В нее входили водитель Валентин Гаценко, младшие инспекторы Евгений Куртев и Дмитрий Белогуб и дежурный Роман Совгира.

При обследовании территории в недострое группа реагирования задержала Юлиана Рудько и Александра Маницу. Те не сознались, что они — работники полиции. Их разместили на заднем сиденье Део-Ланос.

О задержании подчиненных стало известно Александру Мелихову. Он доложил об этом Игорю Иващенко и Леониду Куряте. Но дальше эта информация не пошла. Следствие считает, что те сознательно не предупредили о задержании главу полиции Киева Андрея Крищенко.

Место перестрелки в селе Княжичи Киевской области, декабрь 2016 года
Фото:

предоставленное hromadske отцом погибшего

«Надо е**шить их»

Однако, по данным следствия, Игорь Иващенко дал устное согласие на применение оружия для освобождения задержанных. После этого Леонид Курята позвонил заместителю начальника отдела криминальной полиции Роману Мариновскому и передал указание: «Е**ште их». Мариновский, в свою очередь, позволил применять оружие своим подчиненным. В суде Леонид Курята уверял, что не имел в виду открытие огня.

Около 4:20 к дому №22 на автомобиле Фольксваген Транспортер подъехали Александр Мелихов и полицейские Виталий Валецкий и Андрей Курта. В это же время бойцы взвода №3 Полка полиции особого назначения №1 под руководством Николая Шосталя, а также Михаила Радченко и Романа Мариновского приблизились к дому по этой же улице с противоположной стороны. Мариновский выстрелил четыре раза из пистолета в сторону автомобилей охраны. Шосталь сделал как минимум три выстрела из автомата. Одновременно с этим Курта и Валецкий также начали расстреливать автомобили охраны.

По данным следствия, Виталий Валецкий осознавал, что в автомобилях находятся полицейские. Но, тем не менее, сделал до двадцати выстрелов в окно водительской двери. Кроме этого, он и Курта минимум дважды выстрелили в сотрудников Броварского отдела полиции охраны Гаценко и Белогуба, которые находились за этим автомобилем.

В общем автомобиль обстреливали из пяти сторон больше семи человек, уверяет Александр Орлов — отец погибшего Сергея Орлова.

По его словам, в Део-Ланос стреляли не только Валецкий, Курта, Мариновский и Шосталь, но и Андрей Пилипчук, Алексей Гайдамака, Андрей Слюсаренко, Анатолий Лимаз, Александр Наумчук и Александр Мелихов. Но в деле они проходят как свидетели. Также Александр Орлов уверяет, что из оружия погибшего сотрудника Государственной службы охраны стрелял неизвестный человек.

Фото:

hromadske

В Ланосе погибли четыре человека — сотрудники ГСО Евгений Куртев и Сергей Орлов и разведчики Юлиан Рудько и Александр Маница. Также погиб и сотрудник КОРДа Виталий Валецкий. По предварительным данным следствия, его ранил представитель ГСО Белогуб, но убила его, вероятно, пуля Гайдамаки, предполагает Александр Орлов. В уголовном деле, которое слушается в Броварском суде, обстоятельства смерти Валецкого не рассматриваются.

Что инкриминируют?

Андрею Курте инкриминируют покушение на убийство и превышение служебных полномочий, Леониду Куряте — организацию убийства. Им грозит от 10 до 15 лет или пожизненное лишение свободы.

Остальным трем фигурантам — Игорю Иващенко, Роману Мариновскому, Александру Мелихову — только превышение служебных полномочий. В случае доказательства вины им грозит лишение свободы на срок от 7 до 10 лет с лишением права работать в правоохранительных органах на срок до трех лет.

Вопросы без ответов

Параллельно со стрельбой в Княжичах расследуется дело банды, которую подозревали в ограблении. В ней восемь обвиняемых и четверо пострадавших. Однако среди обвиняемых нет Голикова, который был якобы замечен следствием во время ограбления дома в Княжичах.

Накануне ограбления заместитель командира полка «Киев» обратился к Андрею Крищенко с просьбой выдать оружие и автомобиль Бурляю и Клочкову. Пострадавшим до сих пор не объяснили зачем.

Также следствие выяснило, что заднее левое колесо Ланоса было пробито еще до того, как в него сели полицейские. Кто это сделал — неизвестно.

В то же время в сентябре 2017 года на то время генеральный прокурор Юрий Луценко анонсировал еще 8 подозрений в этом деле. Родные погибших отмечают необходимость наказания высших должностных лиц, которые организовывали операцию.

Поделиться: