Печерский районный суд Киева 3 февраля избрал меры пресечения 5 членам общественной организации «Никто кроме нас» из Новой Каховки, которых подозревают в причастности к массовым беспорядкам под Олешковской райгосадминистрацией.

Об этом сообщает корреспондент hromadske.

В частности, меры выбрали Руслану Агаеву, Максиму Карому, Николаю Горелову, Генриху Тарасенко и Николаю Присяжному.

Так, суд отправил Тарасенко, Агаева, Карого и Горелова под ночной домашний арест, а Присяжного — под личное обязательство.

20 января объявили подозрения нескольким лицам, действовавшим в составе организованной преступной группы, организатором которой следствие считает Игоря Павловского — подозреваемого по делу об убийстве советника городского головы Херсона Екатерины Гандзюк.

Группе инкриминируют массовые беспорядки у Олешковского районного совета в мае 2018 года с целью не допустить депутатов 7-го созыва на место работы, чтобы они не смогли выразить недоверие главе Олешковской РГА Елене Кравченко-Скалозуб.

Именно по этим беспорядкам объявили подозрения членам ОО «Никто кроме нас».

Во время судебного заседания глава организации Руслан Агаев отметил, что они как формирование постоянно сотрудничали с полицией, помогали ей поэтому и 4 мая были на месте после анонсированной акции, для якобы предотвращения беспорядков. Также, в комментарии hromadske Агаев объяснил, что не имел близких отношений с Сергеем Торбиным (отбывает наказание за организацию нападения на Гандзюк — ред.) и Павловским, а сотрудничал с ними исключительно в вопросах волонтерства.

Агаев, которого считают приближенным к Павловскому и подозреваемому заказчику нападения на Екатерину Гандзюк Владиславу Мангеру, также добавил, что с Левиным он сотрудничал также по вопросам волонтерства, а с Мангером — по вопросам деятельности общественных формирований участников АТО.

«С Владиславом Мангером мы имели сугубо рабочие отношения, поскольку наше ГФ входит в областной союз организаций участников АТО, который возглавляет Александр Бондаренко и у которого есть приемная в стенах областного совета. Мы часто туда приезжали для решения вопросов помощи участникам АТО выделением земельных участков. Также мы с Владиславом Мангером обсуждали возможность предоставления статуса участника боевых действий добровольцам, потому что в то время такой процедуры не было», — рассказал Агаев.

Руслан Агаев
Фото:

hromadske

В то же время, активист из Херсона и друг Гандзюк Дмитрий Диновский в комментарии hromadske рассказал о своем знакомстве с формированием в 2016 году.

«Меня познакомили с Владимиром Арнаутом и Русланом Агаевым, через некоторое время я был знаком уже и с другими членами их ГФ, все они были разные — от спортсменов до гопников, от продавцов пива до охранников в барах города Новая Каховка. Именно руководство в то время было на должностях советника и помощника главы г.Новая Каховка (Арнаут, Агаев)», — рассказал Диновский.

По его словам, в то время члены формирования не имели никаких отношений к АТО/ООС, а обеспечивали охрану мэру Новой Каховки Коваленко Владимиру.

«После нашего общения, через некоторое время я предложил их организации пойти по линии АТО/ООС и из простого ГФ перерасти в атошное ГФ, на что они согласились, после чего я лично организовал группе из пяти человек этой ГФ поездку в учебный центр, после месяца учений они отправились в сектор «М», а именно в Широкино, но не руководство, а члены ГФ», — рассказал активист и добавил, что со временем он им посоветовал начать борьбу с лесными, рыбными и песочными браконьерами, для того, чтобы их структура начала быть популярной и была на слуху.

«Со временем наши мысли не сходились и мы вообще поссорились. Потом мне стало известно из различных источников о том, что борьба стала их заработком, а они стали личной охраной не только мэра Новой Каховки, а и самого Владислава Мангера и перешли под влияние различных криминальных авторитетов в том числе Павловского», — рассказал Диновский.

Поделиться: