Андреа Диез и Фернандо Монтеро с сыном Начо в Киеве, 10 июня 2020 года. Игнасио родился от украинской суррогатной матери еще 29 апреля, но из-за карантина аргентинская пара только в июне смогла приехать в Украину и наконец забрать ребенка
Фото:

Макс Левин/hromadske

Аргентинская пара — Андреа Диез и ее муж Фернандо Монтеро — из-за карантина полтора месяца не могла увидеться с биологическим сыном, рожденным в Украине. О том, как семья пришла к суррогатному материнству и как все же забрала ребенка, — в материале hromadske.

***

Андреа Диез и Фернандо Монтеро мечтали иметь ребенка почти десять лет.

«У нас было много процедур около 12 и шесть беременностей, где я потеряла ребенка. Делали все, что было возможно», — рассказывает Диез.

Как и восемь других аргентинских семей, 46-летняя Диез приехала в Украину в конце мая, чтобы забрать сына, рожденного суррогатной матерью в Украине.

«Его зовут Игнасио, мы сокращаем до Начо. Он родился 29 апреля», — по приезду в Украину говорит нам Диез во время видеозвонка.

Для рождения суррогатного ребенка женщина выбрала Украину, поскольку здесь лучшие «возможности, соотношение цены и качества, а также результаты». Украина остается одной из немногих стран, которые юридически позволяют коммерческое суррогатное материнство.

Решиться на услугу суррогатного материнства аргентинка решила в 45-летнем возрасте. Тогда наступил «важный момент, когда пришлось решать».

В прошлом году пара приехала в Киев сдать биоматериалы для оплодотворения. Суррогатную маму для процесса выбрала клиника. Далее, казалось, нужно было только дождаться момента рождения ребенка.

Но планы изменились не из-за воли аргентинцев.

Андреа Диез во время разговора с журналисткой hromadske накануне торжественной передачи суррогатных детей их биологическим родителям, Киев, 9 июня 2020 года
Фото:

Макс Левин/hromadske

Карантинные трудности

У Диез были билеты на рейс в Украину на конец марта, чтобы быть рядом, когда родится Игнасио. Но 3 марта в Украине зарегистрировали первый случай коронавируса. А уже 16 марта (семь случаев, ни одной смерти от COVID-19) страна установила строгие ограничения на въезд и выезд.

«Предполагалось, что рейсы [начнут] действовать в октябре. Поэтому это было очень неприятно. Мы думали, что не сможем увидеть своего ребенка до октября», — говорит Диез hromadske, когда мы встречаемся через несколько дней в гостинице в Пуще-Водице, где она после приезда проходила обсервацию.

«Поэтому мы очень переживали, думая, что, вероятно, встретимся с ним, когда ему будет четыре-пять месяцев».

Но встретиться с сыном паре помогли аргентинские власти и бизнесмен, который организовал и оплатил второй перелет из Мадрида в Киев (прямых рейсов из Буэнос-Айреса в Киев нет). Рейс в Мадрид оплатили сами родители.

Своих биологических детей одновременно забирали шесть пар. Клиника организовала мероприятие в столичном отеле «Венеция». На нем присутствовали иностранные медиа — из-за истории о 46 малышах в этом отеле месяц назад, рассказанной на весь мир. Тогда стало известно, что, из-за закрытых границ, младенцы, находясь в одной комнате, ждут встречи с биологическими родителями. Фотографии и видео разлетелись по интернету, а власти предупредили, что, если карантин продлят, количество детей может достичь тысячи. На момент передачи Игнасио уже около 70 младенцев ждали там встречи с родителями.

«Мы сделали друг друга счастливыми»

Новость о застрявших в Украине младенцах привела к негативным разговорам. Уполномоченный президента Украины по правам ребенка Николай Кулеба высказался против коммерческого суррогатного материнства.

«По сути это эксплуатация женщины. Рабство, на которое она соглашается из-за бедности. И никогда бы не согласилась, если бы не заработок, — 28 мая написал Кулеба в Facebook. — Это не возможность для бездетных пар. Это зарабатывания денег на торговле детьми».

Высказывания Кулебы вызвало полярные реакции. А его сравнения представителей ЛГБТ с насильниками в предложении «"супругами" могут оказаться и гомосексуальные пары, и насильники» вызвало осуждение даже украинского офиса омбудсмена.

Диез говорит, что в ее случае и она, и суррогатная мама, которая родила Игнасио — «очень счастливы»:

«Я считаю, что, если обе стороны эта ситуация устраивает, проблем не должно быть ... Я знаю, что [наша суррогатная мать] имеет двоих детей. И ее решение на это пойти было [ради того], чтобы [иметь возможность] остаться дома с детьми. Она сказала: "Я предпочитаю заниматься этим [суррогатным материнством] и заботиться о своих детях"».

Теперь Украина для Диез вторая родина.

«Это как мое второе гражданство. Все, кто прошли этот процесс, благодарны за шанс стать родителями, поэтому это здорово».

Сейчас есть более 30 аргентинских семей, детей которых родили украинские суррогатные матери.

«Раз в год мы проводим встречи со всеми детьми, рожденными в Украине. У нас есть украинская еда, мы вывешиваем украинские флаги. Это как очень приятный праздник для нас», — говорит Диез.

Поделиться: