Мне, как аматору в сфере идентичностей, кажется, те, кто рассматривают нынешнюю президентскую кампанию как «конфликт украинской идентичности с малороссийской» и на этом основании агитируют против (Владимира) Зеленского как «экзистенциальной угрозы всему украинскому», выдают желаемое за действительное.

Насколько я понимаю, мечта порошенковских политтехнологов (по крайней мере, тех, к которым он прислушивался до тех пор, пока не получил в первом туре 16%) состояла в том, чтобы снова противопоставить «украинскую идентичность» — в очень узком, консервативном, этнокультурном смысле — «имперской» (она же «малороссийская»). И этого можно было относительно легко достичь, если бы во второй тур вышел (Юрий) Бойко. О том, что именно по такому сценарию хотели провести кампанию, говорили уже давно. И тогда, действительно, это было бы противостояние «я или Путин», и выигрыш был бы обеспечен. Если план был именно таким, то теперь мы видим неспособность тех же политтехнологов быстро адаптироваться к изменившимся обстоятельствам. Ведь общество не стоит на месте, и главный раскол на данный момент пролегает не столько между «имперцами» и украинцами, как между системой «ограниченного доступа» (по Норту, Вайнгасту и Уоллису), где коррупция — это основополагающая черта, и системой «открытого доступа», которая, собственно, и сделала развитые страны развитыми.

Справка: В системе ограниченного доступа силовые структуры подконтрольны не только государству, и для защиты от насилия и агрессии общество самоорганизуется в определенные группировки под руководством местных элит. В системах ограниченного доступа сферы экономического влияния распределены между элитами с целью получения определенной доли сверхприбылей. Элиты заинтересованы большую часть времени сосуществовать мирно и обеспечивать порядок в обществе. Для этого они должны не допускать конкуренции и ограничивать доступ для новых игроков — это по своей сути и является общественным строем с принципиально отличными правилами игры, чем в системе открытого доступа и свободной конкуренции.

Надо отдать должное злому гению (Игоря) Коломойского — он заранее подготовил почву, так, что узнаваемый больше любого политика (возможно, честный и добросовестный) дилетант Зеленский стал представителем сразу нескольких групп, которых (Петр) Порошенко оттолкнул.

В первую очередь это — русскоязычные сознательные граждане Украины, представители нашей политической нации. Далеко не только «малороссы», часто среди них встречаются и патриоты, которые почувствовали себя украинцами второго сорта, как только началась кампания языковой «украинизации». Летом прошлого года один опытный и весьма остроумный политтехнолог рассказывал о том, что нас ожидает на выборах — так вот, он обращал внимание на этот фактор. Но, к сожалению, консерваторы оказались более желанными президентскому сердцу...

Своим Зеленский стал и для части тех, кто стремится прежде всего к «открытому доступу» (а это «либералы»). На самом деле среди них много непоследовательных и бессознательных либералов, потому лозунгом для них стала «борьба с коррупцией», но кажется, что на самом деле за ненавистью к коррупции в верхах стоит ненависть к экстрактивным институтам «ограниченного доступа». Просто большинство людей этого не понимает и ведется на персонификацию (как проявление мифологического сознания), то есть, борьбу с коррупционерами. А ее действительно легко использовать в различных технологиях.

Еще одна категория избирателя Зеленского — «серый» средний класс (преимущественно мелкие предприниматели, а также работники на заработках) и бедная часть «белого» класса («белые воротнички») — попали в ситуацию, когда власть за их счет начала решать проблемы бедных, но так, чтобы не задевать олигархов. Я это решение в свое время назвал «мир дворцам — война коттеджам». Классический пример — выбранный Порошенко путь решения проблемы «евроблях» и вообще дешевых авто (деньги за растаможку подобных машин направляются в Пенсионный фонд — ред.), но это далеко не единственный пример. Эта политика началась, пожалуй, с повышения минималки, но и повышение тарифов было уже непропорционально тяжелым именно для нижнего звена среднего класса, которому субсидии не давали, а платить им было тяжело.

Зеленский стал желанным кандидатом и для олигархов, которые вместе с Коломойским, если сами не пострадали, то имеют опасения по поводу дальнейшего роста веса Ахметова. Тот много потерял, но в относительном измерении его доля увеличилась, и он продолжает расти.

Потянулась за Зеленским и молодежь, которой просто все надоело и хочется социальных лифтов, если не «просто по приколу».

По моим наблюдениям, за Порошенко готовы голосовать преимущественно две категории:

а) те, кому лично «болит» этнокультурная украинская идентичность, но это незначительное меньшинство, в основном сосредоточенное на Западной Украине; много сторонников действующего президента и среди интеллигенции;

б) люди, которые боятся риска (risk aversive) — «чтобы хуже не стало». Их довольно много: это большая часть старшего поколения, бюджетники, тоже те же консерваторы, особенно интеллигенция. Таким образом, эта группа в большой степени включает в себя первую.

Зато предприниматели — по определению, те, кто умеет и любит рисковать в условиях неопределенности, — часто готовы пойти на риск ради шанса на изменения, пусть и призрачного.

Если «по справедливости», то Порошенко должен «пролететь», потому что свой либеральный электорат и средний класс он предал, обещанное верховенство права (даже простые вещи, вроде Избирательного кодекса) не установил, и, очевидно, не собирается. Зато развернулся лицом к консерваторам, углубил расколы в обществе (в том числе намеренно), новое поколение политиков душил как только мог... Но «справедливость» очень часто вступает в противоречие с эффективностью — ибо трудно представить, как будет исполнять обязанности первого лица государства человек с таким поверхностным пониманием многих важных вещей, к тому же, не способный отличить настоящего советника от авантюриста, который предлагает платить учителям по $4 тыс. в месяц.

Я лично пока это сформулирую так: Порошенко во многом не заслужил, чтобы за него голосовали; но Зеленский, по крайней мере пока, не заслужил президентский пост.

И тем немногим, кто еще сохранил способность трезво мыслить, придется делать свой нелегкий выбор меньшего зла, в соответствии с тем, что для кого меньшее зло.

Впрочем, главное — это при любом результате выборов не потерять единство нации как таковой. А для этого надо учиться уважать выбор народа, даже если он нам не нравится.

Поделиться: