Дмитрий Белобров

Елизавета Погудина живет с мужем и маленькой дочерью недалеко от Харькова. Ей 24 года. В апреле она родила девочку, которую отдала бездетной паре, живущей в Испании. 

Елизавета — суррогатная мать. У них с мужем были сбережения, но они всегда мечтали о собственном доме, а денег для покупки не хватало. Елизавета решила стать суррогатной матерью, чтобы получить единовременную крупную выплату. Семья, говорит она, ее поддержала, хотя и не сразу. 

Подобные услуги в Украине стоят от $11 тыс. до 13 тыс., не считая того, что за юридическое и медицинское сопровождение берут специальные агентства и клиники. Елизавета не называет сумму, которую получила в результате, но говорит — это было хорошее подспорье семейному бюджету. Впрочем, сама она скорее воспринимает участие в такой программе как помощь нуждающимся людям, а не банальный заработок.

«В моем понимании это была взаимопомощь. Я помогла людям, они помогли мне. Существенно — да, мы сделали то, что мы хотели. Мы приобрели дом», — говорит Елизавета. 

Суррогатная мать Елизавета Погудина в интервью Громадскому 22 июня 2018. Фото: Громадское

Что происходит с суррогатным материнством в Украине и почему рынок этих услуг начал стремительно расти — разбиралось Громадское.

Как сферу суррогатного материнства регулирует закон?

Украина считается одной из «дружественных» стран для суррогатного материнства. В большей части мира такая процедура запрещена по юридическим и этическим нормам.

Коммерческое суррогатное материнство легально в Грузии, Казахстане, Камбодже, России, некоторых штатах США (Калифорния, Орегон, Иллинойс). Во многих европейских странах разрешено так называемое “альтруистическое” суррогатное материнство.

«В Европе практически нет стран, где коммерческое суррогатное материнство (разрешено — ред). Украина — одно из тех государство, которое может это предложить. Второй вид — альтруистическое, которое не предполагает денежное вознаграждение для суррогатной матери. Такой вид разрешен во многих странах Европы», — говорит Сергей Антонов, юрист агентства IRTSA. 

Впрочем, полноценного регулирования такой сферы как суррогатное материнство в Украине не существует. Но оно не запрещено законом.

«Как такового регулирования нет, даже когда были внесены изменения в законодательные акты, которые разрешали такие программы, оно не предполагало определения, что это за вид деятельности. Есть аналогичный рынок — сдача в наем жилья. Очень много риэлторов, которые не зарегистрированы, занимаются оформлением договоренностей между лицами. В Украине тоже самое на рынке суррогатного материнства», — проводит аналогию Антонов. 

Юрист агентства IRTSA Сергей Антонов в интервью Громадскому 13 июня 2018. Фото: Громадское

Свои услуги агентства и клиники предоставляют, основываясь на отдельных положениях Семейного кодекса Украины, Правил государственной регистрации актов гражданского состояния в Украине утвержденных Приказом Министерства юстиции Украины № 52/5 от 18.10.2000 года, а также на приказе № 787 «Про утверждение Порядка применения вспомогательных репродуктивных технологий в Украине» Министерства здравоохранения Украины. Согласно этому документу, за репродуктивной медицинской помощью могут обращаться семейные пары, которые признаны бесплодными. Это могут быть как граждане Украины, так и иностранцы, но обязательное условия — это должны быть мужчина и женщина, официально находящиеся в браке.
«Для программы суррогатного материнства есть несколько ограничений, которые связаны с супружеским статусом и медицинское заключение о бесплодии. В других странах более лояльны. В частности, Чешская республика, США. Там можно и для одиноких людей без всяких медицинских показаний, просто если есть желание иметь ребенка», — говорит Сергей Антонов.

Как Украина стала столицей суррогатного материнства?

По словам академика украинской и нью-йоркской Академии наук Федора Дахно, одного из самых известных врачей репродуктивной медицины в Украине, в мире всего несколько стран, где существует постоянная практика суррогатного материнства: 

«Суррогатное материнство в мире разрешено в 13 или 15 странах. Очень широко в Китае применяется. Емко и объемно применяется в Испании. В Италии, Германии, Швеции, Норвегии запрещено».

Раньше одними из крупнейших рынков коммерческого суррогатного материнства были Таиланд и Индия, но сейчас оба эти рынка закрыты.

И с тех пор бесплодные пары стали приезжать в Украину. Многие иностранные специалисты утверждают — рост запроса на украинский рынок вырос на «на 1000%».

Сегодня страну называют столицей суррогатного материнства. Для этого есть несколько причин.

Как говорит врач-репродуктолог киевской клиники репродуктивной медицины Reprolife Роман Литвиненко, эти услуги в Украине держатся на весьма пристойном уровне: 

На сегодняшний день (...) состояние репродуктивной медицины намного продвинулось вперед, и уровень достаточно высокий.

Согласно данным Украинской ассоциации медицинского туризма, репродуктивные технологии находятся в тройке самых популярных медицинских услуг (после офтальмологии и стоматологии), которые пользуются спросом среди иностранных граждан в Украине.  

Репродуктолог клиники Reprolife Роман Литвиненко в интервью Громадскому 16 июня 2018. Фото: Громадское

По словам Антонова, за рынок суррогатного материнства среди стран постсоветского пространства Украина конкурирует с Грузией и Казахстаном. Большинство среди желающих поучаствовать в программе — иностранцы, ведь для них $30 тыс. вполне посильная сумма. В отличие от украинских граждан.

Средняя цена всех услуг в Украине — $30 тыс. Плюс, около $300 ежемесячно на содержание. Основные зарубежные клиенты — США, Израиль, Китай.

В то же время, средняя компенсация (единоразовая выплата после родов) для матери, вынашивающей генетически чужого ребенка в Украине, по всем меркам очень скромная. 

«На сегодняшний день по факту оплаты суррогатной маме уже после рождения ребенка, это колеблется от $11,5 тыс. до $13 тыс. Это не так много как в Европе. В Америке от $100 тыс. — это только старт», — говорит психолог, основатель Института репродуктивной перинатальной психологии и психосоматики Антонина Наконечная. 

Основатель Института перинатальной репродуктивной психологии Антонина Наконечная в интервью Громадскому 21 июня 2018. Фото: Громадское

«В тех странах, где возможно только альтруистическое (суррогатное материнство — ред), предполагается, что никакой компенсации, оплаты напрямую медицинских услуг вообще нет, либо есть компенсация, которая не превышает определенной суммы. Например, в Великобритании это не больше 29 тыс. фунтов ($38 тыс.)», — говорит Сергей Антонов.

Сколько в Украине суррогатных матерей и насколько корректно обращаются с ними те, кто выступает посредником между женщиной и родителями и ведет беременность — неизвестно. На официальный запрос Громадского о статистике и других данных о суррогатном материнстве Министерство охраны здоровья Украины ответ не предоставило. 
Но рынок этих услуг растет с каждым годом — об этом говорят все собеседники Громадского и непосредственные участники подобных соглашений.

Кто может стать суррогатной матерью?

В Украине услуги суррогатного материнства предлагают специальные агентства. Найти их просто — достаточно забить соответствующий запрос в поисковую строку. Есть сайты двуязычные, на украинском и русском, есть такие, которые предоставляют информацию и на английском. Большинство заказчиков приезжают в Украину из-за границы, украинцев среди родителей немного, отчасти это объясняется тем, что стоимость подобных услуг для внутреннего рынка, все же, немалая.

Что касается участия в программе женщин, то кандидатка должна для начала заполнить анкету — согласие на свое участие. Обязательное условие — у нее должен быть как минимум один свой ребенок, и она должна быть не старше 35 лет. 
После этого в дело вступают юристы.

«Суррогатная мать подписывает с потенциальными родителями договор о суррогатном материнстве. Она должна знать о своих правах и обязанностях», — говорит Сергей Антонов, юрист агентства IRTSA Ukraine, одного из первых в Украине, которое предоставляет услуги вспомогательных репродуктивных технологий. 

По словам Антонова, в договоре учитывается много нюансов — от согласия мужа (если кандидатка замужем) до ограничения интимной близости на время беременности. 
«Потому что суррогатные матери (как правило — ред.) остаются проживать в своих семьях, когда вынашивается ребенок», — поясняет юрист.

Когда юридические вопросы улажены, начинается период подготовки и медицинских обследований. Как говорит врач-репродуктолог Клиники репродуктивной медицины профессора Дахно Андрей Сербин, если все показатели в норме, эмбрионы помещаются в полость матки суррогатной матери. 

Врач-репродуктолог клиники IRM Андрей Сербин в интервью Громадскому 20 июня 2018. Фото: Громадское

Патронаж суррогатной беременности более тщательный, чем в случае обычной, ведь в этом случае женщина вынашивает генетически чужого ребенка. Агентство также контролирует выполнение условий контракта: например, чтобы подопечная не употребляла алкоголь и не курила. Эти нарушения можно выявить с помощью анализов, которые сдает женщина.

«Изначально при отборе мы стараемся сразу отсечь тех, кто может вести себя неадекватно, употреблять спиртные напитки, курить. Это исключено в случае беременности. Мы заранее предупреждаем, и насколько я знаю, (в случае нарушения) предусматриваются очень высокие штрафы», — говорит Андрей Сербин.

Как происходит передача ребенка родителям?

На последних этапах беременности, как правило, суррогатная мать переезжает из своего дома к генетическим родителям ребенка (или на арендованную ими жилплощадь) и последние месяцы проводит там. 

Алексей Трегуб, представитель клиники репродуктивной медицины профессора Дахно, описывает процесс передачи ребенка биологическим родителям так: регистрация ребенка, рожденного в результате проведения программы суррогатного материнства осуществляется согласно порядку регистрации актов гражданского состояния. 

Юрист клиники IRM Алексей Трегуб в интервью Громадскому 21 июня 2018. Фото: Громадское

Для этого готовят документы, необходимые для оформления свидетельства о рождении ребенка: паспорта семейной пары, свидетельство о регистрации брака, соответствующие заявления, письменное согласие суррогатной мамы, которая дает разрешение на запись пары родителями ребенка. Подпись, которая должна быть заверена нотариально. И от медицинского учреждения — справка о генетическом родстве родителей и будущего ребенка.

Другой важный нюанс: в отличие от законодательства многих стран, в Украине суррогатная мать не может отказаться передавать ребенка биологическим родителям (такая опция предусмотрена, например, в России).  

«В Украине суррогатная мать, даже если она не захочет подписать специальное согласие, по законодательству не имеет права отказаться. Соответственно ее можно принудить. Если договор предусматривает некие санкции, соответственно она может быть привлечена к ответственности», — говорит Сергей Антонов.

Антонина Наконечная говорит, что бывают случаи, когда родители нанимают суррогатную мать в качестве няни для ребенка, которого она родила. Хотя она считает, что суррогатной матери и ребенку лучше не контактировать.

«Действительно хорошо, когда суррогатная мама не имеет контакта с ребенком после родов. Инстинкт материнства никто не отменял. (...) Когда женщина рожает, в у нее в любом случае включается инстинкт материнства. Особенно если мы говорим про физиологические роды, когда ребенок проходит родовые пути», — говорит Наконечная. 

Обычно ребенка передают родителям сразу после рождения. Однако бывают и исключения.
Еще одна собеседница Громадского, которая была суррогатной матерью, просит не называть ее имени и не показывать лица. Поэтому назовем ее Мария. 

У Марии уже был свой ребенок, а с мужем она была в разводе. Она рассказала, как ей пришла в голову мысль принять участие в программе:

«Смотрела фильм, в котором была суррогатная мама. Я заинтересовалась. У меня была нелегкая жизненная ситуация. Поэтому я зашла в интернет, посмотрела что это такое. (...). И на сайте зарегистрировалась, предложила свою кандидатуру. На следующий день мне позвонили и предложили подъехать в клинику», — рассказывает Мария. 

Суррогатная мать Мария (имя изменено) в интервью Громадскому 20 июня 2018. Фото: Громадское

Поначалу она переживала, что ее могут обмануть или будут обращаться некорректно: «Боялась, как это все пройдет, как я рожу ребенка, и смогу ли я все это пройти», — признается Мария, но после поездки в клинику решила не отказываться от участия.

Родителям об этом она не рассказала: «И ребенок тоже маленький, не понимает. Я хотела все сохранить в секрете, чтобы об этом никто не знал. Я ездила, когда был маленький срок, к родителям. Когда был большой срок, я уже была в Киеве», — вспоминает она. 

Хотя обычно ребенка забирают сразу после рождения, в случае Марии было по-другому: у нее начались преждевременные роды, а родители не смогли приехать к появлению малыша. 
«Мне пришлось даже кормить грудью этого ребенка, — рассказывает она. — Я была с ним рядом месяц. Они (родители) просили, чтобы я была рядом, помогала».
Мария говорит, что, увидев ребенка первый раз, поняла, что это не ее малыш: «Моя первая беременность проходила по-другому. Первый ребенок был похож на меня, я увидела его, сказала, что это мой. А когда родился этот, я увидела, что это не мое. Знала, что он чужой», — вспоминает Мария и добавляет — да, для нее это был прежде всего заработок. Родители ей тоже понравились и она им признательна за поддержку и во время беременности, и после.

С какими психологическими трудностями сталкивается суррогатная мать?

Несмотря на позитивную динамику и рост количества суррогатных матерей, есть и другая сторона медали.

Психолог Антонина Наконечная подчеркивает: отношение к суррогатным матерям в обществе все еще настороженное. Они осуждаются всеми — от соседей до церкви.

Она говорит, что суррогатное материнство — это большой стресс и тяжелая травма для всех без исключения участников процесса. Для суррогатной матери и ее семьи, для биологических родителей, для близких. 

«У суррогатной матери есть семья. Даже если нет партнера-мужа, но есть ребенок. Матери очень часто переживают, когда живот становится видимым. Потому что они скрывают это, они стыдятся. Потому что это осуждается. Иногда возникает чувство вины по отношению к собственному ребенку. Особенно если детки уже взрослые. Когда 6 лет и старше, и они понимают, что происходит с мамой. Нужно ребенку что-то объяснить», — говорит Наконечная.

Академик Федор Дахно считает, что женщин, которые решились родить ребенка для бесплодной пары, надо уважать, а не осуждать: 

«Я еще раз настаиваю на формуле. Суррогатная мама — это женщина, которая требует к себе повышенного внимания, требует позитивной оценки, требует понимания того, что она часть себя отдает другой женщине в течение года (...) Не потому, что это выгодно. А потому что у человека есть гражданская позиция, есть совесть», — говорит Федор Дахно.

Профессор, академик Федор Дахно в интервью Громадскому 19 июня 2018. Фото: Громадское

Насколько велик в Украине нелегальный рынок суррогатного материнства?

Предоставлением таких услуг в Украине занимается множество нелегальных компаний, которые уходят от и без того мягкого в этом плане законодательства. 

«Рынок суррогатного материнства в Украине на две трети не является легальным. У нас даже нет десяти агентств, которые могут предложить те услуги по форматам тех агентств, которые есть например в США», — говорит Сергей Антонов. 

Поиском суррогатных матерей занимаются также через социальные сети, на ресурсах с вакансиями или даже по объявлениям в вагонах метро. Юрист утверждает, что в регионах можно увидеть рекламу с предложением стать суррогатной матерью даже на билбордах.

Почти все эксперты сходятся во мнении: одна из основных причин, почему женщины решаются стать суррогатными матерями — финансовая ситуация. Многие прямо говорят — это позволяет купить свое жилье. 
«Это очень часто женщины ... которые проживают в селах и у них есть потребность в деньгах. Недавно был случай — девочка пошла в суррогатное материнство. У нее трое детей, самостоятельно рожденных, она сама из Винницкой области. И ей нужно купить дом. Он недорого стоит, она уже присмотрела и будет жить с детьми не на съемной квартире», — рассказывает Антонина Наконечная. 

Тем не менее, далеко не для всех суррогатное материнство — исключительно деньги. 

«Для меня это была в первую очередь ответственность, — говорит собеседница Громадского Елизавета. — Мне люди доверили чью-то жизнь (...) На протяжении всей беременности я не думала о деньгах, а о том, чтобы благополучно выносить, родить здорового ребенка и помочь людям».

Поделиться:
spilnokosht desktopspilnokosht mobile