Меня зовут Екатерина Мизина, и я только что отправилась в долгое путешествие. Куда? Попробую ответить до конца этого в меру эмоционального и еще меньше — содержательного текста.

Год назад моя жизнь круто изменилась. Я потеряла близкого друга, любимого и партнера во всех crimes and successes. Он ушел сам, очень больно и внезапно. Я осталась наедине с кучей вопросов, упреков и с его прощальными установками.

К счастью, мне было понятно сразу, что все не будет, как раньше, и следует искать новый, свой путь. Завершив все начатое, выполнив обещания и покопавшись в своих мечтах «на полке», я достала оттуда Африку. Она давно привлекала меня, как десятки веков назад индийских, арабских и европейских открывателей новых земель и морей. Что вам стоит обо мне знать — я очень люблю сложные задачи.

Что дальше? Что для этого нужно? Какие визы, лекарства, попутчики, палатки и рюкзаки, сандалии или кроссовки? Мечта рассыпалась на десятки вопросов.

Идея не приближается к реализации или мечта к воплощению, пока мы не решаем ее воплотить. Я помню этот момент. Он наступил задолго даже после того, как я сказала многим: «Я еду в Африку». Я месяцами рассматривала карту и читала африканские сказки, но уверенности в своих силах, в искренности своего намерения, своевременности и достаточной мере свободы, чтобы это выкинуть (пересечь Африку) — не было. Если откровенно, то она как из тумана появилась после очередного фильма об африканских путешествиях какой отчаянной красивой женщины. Но как появилась — так и развеялась. Где-то по спискам задач, покупок, вопросов-ответов. Я взялась было решать все поочередно. Но как бы мне не хотелось ответить на все вопросы, я смирилась, что этого блаженства мне не достичь. Здесь, на берегу. Поэтому, чтобы не откладывать и вовсе не потерять ту призрачную уверенность в своем решении, я ограничила себя во времени. Вместе со временем, которое теперь давило и сжимало со всех сторон мой внутренний диалог, давили и вопросы от окружения.

Со всех сторон было слышно: «Ого, прям туда? Надолго? Как? На чем? И зачем?»

Сложно, наверное, предположить, что для такой грандиозной идеи нет и не менее масштабной публичной причины. Я не еду с волонтерской миссией, не ухаживать за львятами в приютах и не прокладывать водокоммуникации в труднодоступные африканские деревни. Но я еду найти что-то новое, иное, неизвестное.

Для меня это путешествие, прежде всего, о себе.

Еще до того, как переступить порог, я поняла — куда я двигаюсь географически, конечно, имеет значение, но это лишь фон, контекст, в котором я путешествую вглубь и вширь собственного мировоззрения. Это некий фридайвинг, погружение в свой подводный мир. Хочется исследовать собственное море, а потом нырять в другие. Знакомиться и уже вместе образовывать океаны.

Поэтому я беру все свои важные вопросы с собой, пакую рюкзак и отправляюсь.

Все визы и билеты, без которых мне не добраться до большинства стран на маршруте, обошлись в немалую сумму — около 1000 долларов. А еще надо подготовиться, обновить снаряжение, купить камеру. О расходах, которые принесет само путешествие, страшно было думать.

Достаю все сбережения. Мысленно благодарю и хвалю себя за развитую незаменимую привычку откладывать понемногу с каждой, даже малейшей прибыли «в баночку — копилку — сейф» на будущие мечты.

Знаете, как много таких мечтаний и романтических ожиданий разбивается о финансовые подсчеты, логистику и реальность, в которой все эти кругосветных путешествия или жизнь фрилансеров и digital nomads — это действительно дисциплина, приоритеты и планирование. Я уже несколько лет не работаю в офисе, а мама до сих пор не привыкла, что перед какой-то поездкой мне не надо отпрашиваться на работе. Ну, разве что у самой себя. И то обычно работа путешествует со мной. Поэтому свободе, которая позволяет передвигаться по миру, выбирать проект по душе, есть своя цена.

Пакетом к преимуществам идет нестабильность финансовых поступлений, постоянный поиск вай-фая, подчас совершенно ненормированный график и обязанности администратора и менеджера в приложение. И в моем случае — это всегда о приоритетности. Поэтому когда есть что-то, что требует больше моего внимания, времени и инвестиций, я легко отказываюсь от многих других вещей и удобств, перехожу в режим экономии и сохранения.

Взять с собой работу в Африку означало разрушить все путешествие и рассеять внимание, которого потребует мое исследование. Поэтому разбиваю банку, беру последний заказ на съемку, затягиваю ремень и получаю бюджет путешествия в $2000. Не так много, но как хорошо, что путешественники давно придумали Couchsurfing, автостоп и общечеловеческую взаимопомощь.

На идею попутешествовать по Африке желающих откликнулось немало. Разговоров было на много месяцев, сообщений, чатов, встреч. Пока мы не поняли, что эти обсуждения тянут нас, если не назад, то в разные стороны и Африку не приближают. Появлялись мысли, что идеи «поехать в Африку» недостаточно, чтобы всех объединить, что нужно найти финансирование на такой масштабный проект, что должен быть, наконец, какой-то лидер!

В этих перипетиях я поняла, что не хочу отвечать на чьи-то вопросы и узурпировать пути и методы достижения цели. Поэтому лидером мне не быть. Мне казалось, что каждый должен найти свою собственную мотивацию дойти до конца, до собственного финиша.

Я знаю, как можно иначе, потому что чувствовала моменты, когда одного лишь «а давай» достаточно, чтобы без сомнений или разговоров пуститься в общий путь.

Но это редкость. Такой уровень доверия возникает или с людьми, с которыми хоть в Крым, хоть в Рим (как бы правдиво ни звучало о Крыме), или почти случайными встречными, попадающихся на пути без забот и дорог в общее прошлое.

Я также поняла, что ответственность я готова брать только за себя. Я даже хочу этим овладеть после постоянной командной работы — единолично принимать решения и отвечать за них, не бояться своих ошибок и находить свои пути решения задач.

Тем не менее, попутчики нашлись. С Вовой (о нем вы еще услышите) мы сошлись не только в африканском направлении, но и в способе это прожить и оставить в памяти — заснять. Конечно, моя деятельность и страсть к кино не могли вовсе остаться дома. Поэтому в списке вещей, которые наполняли мой рюкзак, добавились пара камер, микрофон и штатив с кучей сопутствующих проводов и батарей. Как все применим в путешествии — всем нам будет видно позже.

Всем остальным желающим мы назначили встречу на площади Тахрир в Каире, откуда начинается наше путешествие.

Слишком требовательной я не была и к маршруту. Рассмотрев несколько вариантов запад-центр-восток, почитав пару блогов, посоветовавшись с напарником, поняла, что восточное побережье Африки мне подходит лучше всего: там больше говорят на английском, в отличие от франкоязычной Западной Африки; там меньше труднодоступных мест, конфликтов и опасных территорий, чем в Центральной Африке; и почти каждая страна восточного побережья подогревала мой интерес и душевный подъем еще больше.

Поэтому мой примерный маршрут выглядит теперь так: Египет — Судан — Эфиопия — Кения — Уганда — Танзания — Мадагаскар — Мозамбик — Зимбабве — Ботсвана — Намибия — Южная Африка.

Я очень ценю время. Работая независимо в кино и в культурном менеджменте, постоянно организуя свой собственный график, а еще — логистику, коммуникации и другие процессы порой и для многих других, я почувствовала себя на своем месте — я тащусь от этого тайм-менеджмента. Я люблю опережать события, предугадывая все факторы и погрешности, предусматривать обстоятельства и составлять планы, которых затем добросовестно придерживаюсь.

В этом путешествии я решила этого не делать.

Старт — 1 декабря. Финиш — 1 августа.

Я ограничилась всего двумя датами в календаре, в которые хочу уложиться, прожить эту историю и рассказать о ней вам.

1 декабря в 16:00 мы встретились на площади Тахрир в Каире с теми, кто тоже решился на свой трансафриканский путь.

И отправились.

Поделиться:
spilnokosht desktopspilnokosht mobile