Слева направо родственники заключенных крымских татар: Элеонора Аметова, Айше Асанова, Нияра Ибрагимова, Лиля Смаилова, Зарема Зекирьяева и Рустем Мустафаев у стены в коридоре hromadske, на которой высечены имена политзаключенных, удерживаемых в России и в оккупированном Россией Крыму, Киев, 13 октября 2019 года
Фото:

Евгений Жулай/hromadske

«Второе бахчисарайское дело Хизб ут-Тахрир» — это история обысков, арестов, судебных заседаний и обвинений в «попытке свержения власти и терроризма» восьми активистов — крымских татар. Сначала они говорили о несправедливости в аннексированном Крыму и репрессиях в отношении своего народа. После задержания десятки активистов общественного движения «Крымская солидарность» продолжают освещать их дело.

После каждого заседания у здания суда их ждут родные. Родители, жены и дети. Мы встретились с ними и записали их истории.

Рустем Мустафаев

Отец правозащитника и политзаключенного Сервера Мустафаева из Бахчисарая. Сына задержали 21 мая 2018-го. У Сервера Мустафаева четверо детей.

Когда Рустем Мустафаев приезжал в Киев в сентябре 2018-го, его сын на тот момент провел за решеткой почти 4 месяца. Один из соучредителей и координаторов общественного движения «Крымская солидарность» Сервер Мустафаев помогал другим семьям и работал над тем, чтобы привлечь внимание международного сообщества к нарушениям прав человека в оккупированном Крыму. С тех пор в неволе для Сервера прошло еще полтора года. В сентябре 2019-го его этапировали в тюрьму в российском Краснодаре.

ФСБ обвиняет Сервера Мустафаева в «участии в террористической организации», ему грозит до 20 лет заключения.

Нияра Ибрагимова

Мать политзаключенного Тимура Ибрагимова из Бахчисарая. Сына задержали 11 октября 2017-го. У Тимура четверо детей.

Тимура Ибрагимова судят в российском Ростове-на-Дону. За время заключения у него существенно ухудшилось здоровье.

Тимур помогал семьям политзаключенных, вел прямые трансляции задержаний. Нияра до сих пор, спустя более двух лет задержания, рассказывает внукам, что их отец — в далекой командировке.

Лиля Смаилова

Жена политзаключенного Эдема Смаилова из-под Бахчисарая. Его задержали 21 мая 2018-го. У Эдема Смаилова трое детей.

В январе 2020 года российский правозащитный центр «Мемориал» признал активиста и правозащитника Эдема Смаилова и еще десятерых крымских татар, которые находятся за решеткой, политзаключенными. Причина — их преследуют, нарушая права на свободу совести, вероисповедания, а также мирных собраний.

Эдем Смаилов стал помогать задержанным с начала репрессий. В селе Долинное возле Бахчисарая Смаилов возглавлял религиозную общину. ФСБ обвиняет его в причастности к организации «Хизб ут-Тахрир». Когда Лиля приезжала в Киев впервые в сентябре 2018-го — рассказывала, что мужа задержали за месяц до свадьбы старшей дочери. На этот раз ее история — о жизни жены политзаключенного, которая пытается поддерживать семью и помогать мужу, удерживаемого в России.

Крым — это Украина. Мы не бросим заниматься проблематикой оккупированных территорий, но нам нужна ваша помощь. Поддержите hromadske на Спильнокоште.

Айше Асанова

Жена Марлена Асанова. Его задержали 11 октября 2017-го. У семьи — трое сыновей и дочь.

Марлен Асанов — владелец этнографического комплекса «Караван Сарай — Саланчик» в Бахчисарае. С тех пор как начались репрессии против крымских татар, Асанов помогал семьям заключенных, в своем заведении устраивал обеды для них. С 2014-го там постоянно проводились обыски, комплекс пришлось закрыть. Асанова же обвинили в причастности к запрещенной в Крыму организации «Хизб ут-Тахрир». В 2018 году, когда Асанов уже находился в заключении, он получил волонтерскую премию «Евромайдан SOS».

Дело Марлена Асанова суд в российском Ростове-на-Дону начал рассматривать только в ноябре 2019-го. По сообщениям адвокатов, в феврале 2020-го у Марлена Асанова начались проблемы со здоровьем, в частности, болят почки.

Зарема Зекирьяева

Жена политзаключенного Сервера Зекирьяева из Бахчисарая. Мужчину задержали 11 октября 2017-го. 

Сервер Зекирьяев работал учителем физкультуры в Бахчисарае. Когда в дом Зекирьяевих пришли с обыском сотрудники ФСБ, у супругов была двадцатая годовщина свадьбы. Его обвиняют в терроризме и попытке свержения власти в Крыму. В январе 2018 года Зекирьяева отправили в психиатрическую больницу для прохождения экспертизы. Политзаключенный расценивает эти действия спецслужб как давление на него.

У Сервера Зекирьяева 13 детей. В декабре 2019 года одна из его дочерей Назиф вышла замуж.

В сентябре 2018-го в Киев приезжала мать Сервера Зекирьяева, Лиля, и рассказывала историю ареста ее сына. Сейчас мы говорим с его женой Заремой.

Элеонора Аметова

Жена политзаключенного Эрнеса Аметова из Бахчисарая. Его задержали 11 октября 2017-го. У Эрнеса Аметова двое детей.

До ареста Эрнес Аметов занимался изготовлением рекламы и съемкой видеоисторий о культуре крымских татар. Сейчас его жена Элеонора снимает фильм об их детях — Алладине и Имране. Женщина документирует взросление сыновей, которые уже более трех лет не видели отца.

Эрнес Аметов принимал активное участие в общественном движении «Крымская солидарность». Его обвиняют в причастности к запрещенной в оккупированном Крыму организации «Хизб ут-Тахрир». Аметову грозит до 20 лет заключения.

Зекие Белялова

Мать политзаключенного Мемета Белялова из Бахчисарая. Его задержали 11 октября 2017-го. Мемета Белялова арестовали, когда его сыну было восемь месяцев.

Семья Белялов вернулась в Крым в 1991 году из Узбекистана. По образованию Мемет Белялов — инженер-радиотехник. Как и большинство политзаключенных из «второй бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир», Белялова арестовали в октябре 2017 года. Его обвиняют в терроризме и попытке силового свержения власти в Крыму.

Сын Мемета Белялова знает отца только по фото, которые ему показывают мама и бабушка.

Поделиться: